Ссылки для упрощенного доступа

Ислам подвели под статью: как власть борется с муфтием Ингушетии 


Муфтий Иса Хамхоев

Суд в Ингушетии признал муфтия Ису Хамхоева виновным в незаконной миссионерской деятельности и оштрафовал его на пять тысяч рублей. Это уже третий штраф в отношении религиозного деятеля с января 2021 года. В республике считают, что муфтия преследуют исключительно по политическим мотивам.

Муфтий вольно или невольно оказался на политическом поле борьбы не только с действующей республиканской властью, но и с федеральным центром

Хамхоева штрафуют за то, что он отказывается признавать решение суда о ликвидации ингушского муфтията, считает глава местного отделения правозащитного центра "Мемориал" Тимур Акиев (российские власти внесли организацию в список иностранных агентов, ПЦ с этим не согласился. – Прим. ред.).

Все началось с открытой конфронтации муфтия с бывшим главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым в конце декабря 2015 года. Тогда последний раскритиковал работу духовного центра мусульман республики, предложив Хамхоеву уйти в отставку и провести выборы нового муфтия. Религиозный лидер ответил отказом.

В 2016 году центр почти полностью лишился поддержки республиканских властей, а часть его функций администрация главы республики делегировала вновь созданному Совету алимов, который и должен был, по задумке Евкурова, выбрать нового духовного лидера мусульман Ингушетии.

"Изначально конфликт возник между двумя отдельными лицами – главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым и муфтием республики Иссой Хамхоевым", – говорит глава местной правозащитной организации "Машр" Магомед Муцольгов. По его словам, в этом конфликте имамы поддержали Хамхоева, чем разозлили Евкурова. В ответ глава республики начал "гонения по всем фронтам", указывает правозащитник.

Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров
Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров

"Муфтият долгое время не удавалось закрыть через суд, несмотря на то что иски подавались и в 2016-м, и в 2017 годах, – рассказывает Акиев. – Но после того как Хамхоев поддержал протестное движение в 2018–2019 годах за отставку Евкурова и выступил против договора о новых границах между Ингушетией и Чечней, муфтий оказался на политическом поле борьбы не только с действующей республиканской властью, но и с федеральным центром. Как следствие – новый иск против Духовного центра мусульман и ликвидация организации в сентябре 2019 года".

В мае 2018 года центр принял решение "отречь от мусульманской общины" Евкурова – пока тот "не остановит свою дискриминацию по отношению к духовенству и не отчитается за средства, собранные на строительство мечети в городе Магас". Постановление подписал лично Хамхоев.

Меньше чем через полгода в Ингушетии начались протесты, связанные с соглашением об установлении новых границ, договор подписали Евкуров и глава Чечни Рамзан Кадыров. Хамхоев был в числе тех, кто поддержал митингующих, выступив в первый же день протестов на митинге.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

"До этого времени устав Духовного центра мусульман и его руководитель никому не мешали, и даже конфликт между Евкуровым и Хамхоевым оставался внутренним делом, – поясняет Акиев. – Но как только Хамхоев поддержал оппозицию, его конфликт с главой перестал быть личностным. Теперь речь шла не только о разногласиях по религиозным вопросам. В противостоянии с оппозицией Евкурова поддержал федеральный центр, и среди тех, кто подвергся преследованию за свою гражданскую позицию, оказался и Хамхоев".

Митинг в Магасе, 26 марта, 2019 год
Митинг в Магасе, 26 марта, 2019 год

Заместитель муфтия Ингушетии Магомед-Алим Хаштыров называет нынешние штрафы в отношении Хамхоева продолжением конфликта "между Евкуровым и духовенством". По его мнению, конфликт заключается в требовании духовенства не вмешиваться в религиозные и внутренние организационные дела муфтията.

"По закону религия отделена от государства, но Евкуров категорически настаивал на отставке муфтия, – говорит Хаштыров. – В итоге в отставку с поста главы Ингушетии в июне 2019 года ушел сам Евкуров, а в июле того же года в Ингушетии был избран новый муфтий – Абдуррахман Мартазанов".

Духовенство после выборов нового муфтия ожидало от властей Ингушетии шагов для прекращения противостояния духовенства и власти, указывает Хаштыров.

Власть продемонстрировала не только свою некомпетентность, но и политическую недальновидность, продолжив конфронтацию и репрессии

По его словам, муфтият предпринял для этого различные шаги и даже дал недвусмысленно понять, что духовенство готово, как и ранее работать, "сотрудничая и взаимодействуя с представителями местной и федеральной власти" в рамках действующего законодательства.

"Позже стало понятно, что ситуация не изменилась. После чего было принято решение, что духовенство будет решать свои задачи, руководствуясь нормами ислама, и если представители власти не нуждаются в помощи духовенства, то и навязывать им свою помощь было бы не правильно", – добавляет Хаштыров.

Вскоре новый муфтий – Абдуррахман Мартазанов – умер от коронавируса. Это произошло весной 2020 года, а в августе того же года муфтием Ингушетии снова был избран Хамхоев. В данном случае статус у муфтия Хамхоева не юридический, а религиозный, поскольку де-юре муфтият ликвидирован.

По словам Хаштырова, когда Хамхоев в рамках своей деятельности начал посещать мечети, встречаться с алимами и просто жителями республики, в отношении него начали заводить дела об административных правонарушениях, основанные на материалах участковых уполномоченных.

"Они вменяют Хамхоеву, что он занимается миссионерской деятельностью, хотя у миссионерства есть четкая терминология, которая никак не подходит к его деятельности", – утверждает собеседник.

После отставки Евкурова и выборов нового муфтия казалось, что конфликт между духовенством и властью будет исчерпан и новый глава республики начнёт нормальное взаимодействие с новым муфтием, соглашается Муцольгов.

Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов
Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов

"Но власть по непонятным мне причинам продемонстрировала не только свою некомпетентность, но и политическую недальновидность, продолжив конфронтацию и репрессии. Ни к чему хорошему такой подход привести не может. Кто сомневается, пусть посмотрят, как [бывший президент Ингушетии] Мурад Зязиков и Евкуров покинули регион, на отношение народа к ним", – говорит правозащитник.

Он считает, что продолжение давления на муфтия Хамхоева провоцирует эскалацию общественно-политической ситуации в республике в целом и убивает доверие местных жителей к властям.

Действующий глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов в открытую в ситуацию с муфтиятом и штрафами Хамхоеву не вмешивается. Получить комментарии от представителей руководителя республики редакции Кавказ.Реалии не удалось.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG