Ссылки для упрощенного доступа

Горнолыжные сказки. Окупят ли себя курорты Северного Кавказа?


Канатная дорога в Архызе

В конце апреля на совещании по развитию рекреационных центров Северного Кавказа вице-премьер России Юрий Трутнев заявил, что из трёх крупных туристических кластеров, в которые вкладываются бюджетные инвестиции, – это "Архыз" в Карачаево-Черкесии, "Ведучи" в Чечне и "Эльбрус" в Кабардино-Балкарии – на самоокупаемость вышел только первый из них. Ещё один большой проект – североосетинский "Мамисон" – пока что даже не начал строиться.

Северокавказский туристический кластер стал активно развиваться в 2011 году по инициативе полпреда президента России Владимира Путина в СКФО Александра Хлопонина. Грандиозный проект предполагал строительство гостиниц на 100 тысяч мест, более тысячи километров горнолыжных трасс и 227 подъемников.

Объем инвестиций в строительство должен был превысить 600 миллиардов рублей – только от российских инвесторов. Однако после коррупционного скандала, связанного с руководителем компании "Курорты Северного Кавказа" Ахмедом Билаловым, чиновники стали осторожнее отзываться о развитии курортов.

Сейчас, по словам Трутнева, курорты должны существовать в первую очередь за счёт частных инвестиций. Хотя в "Архыз", "Ведучи" и "Эльбрус" уже вложено 36 миллиардов бюджетных средств.

"Наша задача – найти выгодные для государства и приемлемые для частных компаний механизмы привлечения инвестиций. Правительство Российской Федерации готово принимать участие в строительстве необходимой инфраструктуры: дорог, линий электропередач, систем водоснабжения. В то же время сразу хочу предупредить – получать права на пользование земельными участками, необходимыми для строительства гостиниц, ресторанов, на пользование уже созданной за счёт государства инфраструктурой должны те компании, которые большую часть работы готовы провести за счёт собственных ресурсов", – цитируют СМИ чиновника.

Открытие горнолыжного сезона в Приэльбрусье
Открытие горнолыжного сезона в Приэльбрусье

"Там рулит частный бизнес"

Федеральные власти готовы перечислить северокавказским курортам больше денег – ещё около 20–25 миллиардов рублей. Главное – чтобы туда поехали туристы.

В "Архызе", согласно официальному сайту, стоимость ски-пасса составляет 1200 рублей в день. На курорте есть семь трасс и четыре гостиницы. Прибыль от их эксплуатации, по сведениям Счетной палаты, в 2018 году составила 204,4 миллиона рублей. На их содержание было потрачено в три с половиной раза больше – почти 700 миллионов.

Но даже при этом "Архыз" можно считать одним из самых успешных курортов региона, утверждает профессор МГУ, специалист по социально-экономическому развитию регионов Наталья Зубаревич.

"Архыз" – в лучшей ситуации, он даже расширяется. Но и старые курорты в Кабардино-Балкарии – с ними тоже всё в порядке. Если там не проходят контртеррористические операции, которые бы мешали им работать, то это недорогая и устойчивая модель. Другими словами, "Архыз" и эльбрусские курорты вполне конкурентоспособны", – считает профессор.

Она отмечает, что пандемия положительно сказалась на развитии курортов, когда туристы в связи с закрытыми границами вынуждены были отдыхать в пределах России.

"В этом году забита была "Красная поляна". И северокавказские курорты тоже получили своих туристов. Но как долго продлится это закрытие границ? – задаёт риторический вопрос Зубаревич. – В то же время многие люди в результате пандемии обеднели и теперь им просто не по карману будет ездить в Альпы. Поэтому шанс на развитие курортов есть. Но не всех, которые были заявлены, а в первую очередь курортов Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии".

По словам профессора МГУ, чиновникам сложно оценивать самоокупаемость курортов, поскольку они не владеют реальными цифрами.

Трутнев точно не может померить окупаемость всех услуг, которые предоставляются даже не фирмами, а домохозяйствами

"Откуда Трутнев знает про самоокупаемость? Там частный бизнес рулит. Всё, что сделано постсоветского на кабардино-балкарских курортах, – сделано на деньги населения, местного бизнеса. "Эльбрус" – это куча жилья, которое сдают местные. Сколько там стоит подъёмник и его содержание, я не знаю. Но еда и проживание – это бизнес местных. Как можно проверить их окупаемость? Старые курорты жизнеспособны, но надо вкладываться в подъемники, трассы", – резюмирует Зубаревич.

"Ставка на горнолыжный отдых изначально неверна"

Собственником акционерного общества "Курорты Северного Кавказа" являлось ликвидированное год назад Минкавказа. КСК ещё до пандемии планировали, что к 2020 году в регионе ежегодно будут отдыхать два миллиона человек, для их обслуживания будет создано около 13 тысяч рабочих мест, а объемы выручки достигнут 19,5 миллиарда рублей.

Показатели по итогам 2018 года, по данным Счётной палаты, были неутешительными: курорты посетили 683 тысячи человек, рабочих мест было создано всего 619, а выручка предпринимателей, обслуживающих туристов, составила немногим более 850 миллионов.

"Курорты Северного Кавказа" – изначально непонятный проект по KPI – ключевым показателям эффективности, считает председатель союза туриндустрии СКФО Умар Айдинов. По его словам, непонятно, какие задачи стоят перед курортами и какую ответственность несёт КСК.

Если в ведро без дна лить больше воды – разве в ведре ее больше станет?

"О какой окупаемости курорта "Архыз" идёт речь? Если речь про операционную окупаемость, то возможно, она есть, хотя и это сомнительно. Если про инвестиционную, то сомневаюсь вообще, что это возможно в это десятилетие. Если в ведро без дна лить больше воды, разве в ведре ее больше станет? Разве мало было выделено денег на курорты? Дополнительные вложения не изменят ситуацию с окупаемостью без изменения принципов управления", – говорит Айдинов.

Проблема кавказских курортов – в отсутствии комплексного развития, отсутствии личной ответственности топ-менеджмента, отсутствии чётких показателей эффективности, отмечает собеседник Кавказ.Реалии.

"Перед выделением средств нужно ставить задачи в деньгах, а не в количестве оказанных услуг или количестве туристов. И да, пора бы на уровне хотя бы курортов разграничить понятие туриста и экскурсанта. Туристы хотят туда, куда модно. И они стремятся на Кавказ целых три месяца в году, мы порой даже дефицит мест испытываем. Но изначально ставка только на горнолыжный туризм была неверна: из двенадцати месяцев реально кататься можно три, а что делать людям в остальные восемь месяцев?" – рассуждает Айдинов.

По его мнению, одних канатных дорог – мало: для туристов нужны развлечения, этнографическая составляющая и вовлечение.

"Вместо этого мы им предлагаем экотропы и кровать в гостинице, – рассказывает председатель союза туриндустрии СКФО. – И пусть сегодня мы видим определённый рост туристического потока, но это следствие закрытых границ, а не работы по развитию".

Айдинов считает, что "Архыз" и "Эльбрус" – однозначно стоящие проекты, но они требуют кардинальной смены подхода к управлению и самому их позиционированию.

Строительство полноценного курорта в "Мамисоне" на сегодняшний день – очередные инвестиции в пустоту

"Ведучи" как горнолыжный курорт – конечно, нестоящий проект. Но у него есть возможность развития в рамках экскурсионного и экологического туризма. "Мамисон" – тоже спорный проект. С учётом удалённости от клиентского потока – скорее, нестоящий. Мы снова говорим про горнолыжные курорты, а в стране очень ограниченное количество горнолыжников, и половина из них это клиенты зарубежных курортов", – подытожил Айдинов.

Отдохнуть на "Ведучи" дешевле, чем в "Архызе". Дневной ски-пасс там стоит 600 рублей. Возведение объектов на чеченском курорте ведётся достаточно активно, но пока построена только одна трасса.

Курорт "Ведучи" в Чечне
Курорт "Ведучи" в Чечне

Бумажный завод вместо Tesla

"Новые курорты – это как некогда были новые заводы. Но можно строить условные заводы Tesla и Apple, а можно – сажевые и бумажные", – говорит политолог Антон Чаблин.

По его словам, курорты на Северном Кавказе пока относятся ко второму типу. Им не хватает качественного номерного фонда, объектов общепита, профессиональных кадров. Даже на старых курортах – в Теберде и Домбае – до сих пор нет централизованной подачи газа.

Единичные успешные проекты типа "Архыза" или "Эльбруса" – это не целая индустрия. А целой индустрии как не было, так и нет

"Иными словами, чтобы развивать новую отрасль, государство должно создавать систему поддержки, внедрять финансовые инструменты. Отсутствие стратегии развития туризма как отрасли – вот главная беда", – утверждает собеседник Кавказ.Реалии.

Как считает политолог, вполне можно перенять опыт промышленности: создать Фонд господдержки туризма, который будет и сам выдавать займы, и являться гарантом при получении кредитов.

"Механизмов много, и все они будут работать, учитывая эффект низкой базы. Ведь единичные успешные проекты типа "Архыза" или "Эльбруса" – это не целая индустрия. Целой индустрии как не было, так и нет", – заявил Чаблин.

"Это задача не одного года"

Если судить по доходности, курорты в регионе не очень рентабельны, объясняет Азамат Тлисов, директор Северо-Кавказского института-филиала РАНХиГС, член Общественной палаты России и кандидат экономических наук. При этом он отмечает, что главное – рассматривать проекты в перспективе.

"Мы должны понимать, что эти проекты – инфраструктурные, по факту решающие задачу использования уникальных природных ресурсов Северного Кавказа. Самое главное – наполнить инфраструктурой горные территории, и это обеспечит приход туда инвесторов", – считает собеседник.

По его словам, акционерное общество "Курорты Северного Кавказа" выполняет прежде всего функцию освоения территорий, причем берёт на себя достаточно затратные и ресурсоёмкие вопросы обустройства.

"Мы с вами прекрасно знаем, что организация горнолыжной инфраструктуры – одна из самых дорогостоящих. Наверное, только "Формула-1" может соревноваться по расходам. Но без подобной инфраструктуры эти курорты представляют собой почти "дикий" отдых. Архыз славился и до "Курортов Северного Кавказа", но количество и качество мест размещения – это остаётся одной из главных проблем", – говорит Тлисов.

Он обращает внимание, что в своём послании Федеральному собранию президент Путин отдельно поручил правительству проработать механизм льготного кредитования представителей туриндустрии для строительства мест размещения.

Мы пока ещё не готовы составить конкуренцию не только альпийским, но и турецким горнолыжным курортам

"Существующие курорты – те же "Эльбрус" и "Домбай" – в их нынешнем состоянии в плане мест размещения, проблем с "хаотичной" застройкой, несоответствием существующей инфраструктуры росту антропогенной нагрузки – проигрывают конкуренцию в комплексе. Стоимость отдыха там неоправданно завышена", – объясняет Тлисов.

По мнению собеседника, у Северного Кавказа пока есть только одно преимущество перед альпийскими и турецкими горнолыжными курортами – автомобильная доступность.

Мамисон, Северная Осетия
Мамисон, Северная Осетия

В то же время, как говорит директор Северо-Кавказского института-филиала РАНХиГС, горнолыжный отдых – не единственное, чем привлекателен Кавказ.

Он отмечает, что сейчас начинает формироваться новая культура познавательного туризма, есть большой интерес к турам по городам Чечни. Также наблюдается всплеск интереса к Дербенту, горным районам Дагестана, к одним из древнейших в России христианским храмам в Карачаево-Черкесии.

Расчёт, что собственники мини-объектов в ближайшее время примут решение, консолидируют усилия и создадут крупный гостиничный комплекс, маловероятен

"Важная проблема для Северного Кавказа, для курортов, которые уже существуют, заключается в том, что, к сожалению, отсутствует генеральный план развития курортов, есть большое число спорных территорий, спорных строений, – продолжает Тлисов. – Это тормозит развитие курорта и делает его менее привлекательным с точки зрения захода крупных инвесторов. Расчёт, что собственники мини-объектов в ближайшее время примут решение, консолидируют усилия и создадут крупный гостиничный комплекс, маловероятен".

Минэкономразвития России и правительство Северной Осетии в течение месяца должны представить правительству России общий план развития курорта "Мамисон". Экс-глава Северной Осетии Вячеслав Битаров в 2019 году обещал в 2021 году построить там лыжные трассы и две канатные дороги и то, что "уже в начале 2022 года курорт должен заработать".

В этом году сроки резко сдвинулись: в феврале один из инвесторов – Вячеслав Гуриев – доложил Битарову, что первая канатная дорога будет там построена к четвёртому кварталу 2023 года.

Перед всеми регионами, в которых расположены курорты, Трутнев поставил амбициозную задачу: увеличить в течение десяти лет турпоток в шесть раз, чтобы туда приезжало не менее 4,6 миллиона туристов в год. Для них власти хотят создать более 28 тысяч мест размещения, сейчас их – всего 950. Причём большая их часть расположена в Ставропольском крае.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG