Ссылки для упрощенного доступа

"Сожгу вместе с семьёй". Журналист Тимур Мазаев – об угрозах сына бывшего главы Северной Осетии


В Северной Осетии журналистам угрожает сын экс-главы Северной Осетии Вячеслава Битарова – Зелимхан. Главный редактор независимого интернет-издания Ossetia News Тимур Мазаев вынужденно покинул республику после заявления Зелимхана, что он "сожжёт его вместе с семьёй".

Причиной возмущения предпринимателя Зелимхана Битарова стала новость, касающаяся его недавней драки в аэропорту с сыном Владимира Жириновского Олегом Эйдельштейном. В новостной заметке шла речь о том, что федерация "Алания MMA" предлагает сыновьям двух политиков организовать профессиональный бой и выяснить отношения на ринге.

После её публикации Зелимхан Битаров позвонил главному редактору Ossetia News Тимуру Мазаеву с угрозами. Аудиозапись этого разговора опубликовал телеграм-канал "База". Союз журналистов Северной Осетии заявил, что окажет Ossetia News и Тимуру Мазаеву всяческую поддержку, т. к. "никому не позволено угрожать журналистам и членам их семей". В то же время руководитель управления информационных технологий и связи Северной Осетии Алан Салбиев, уполномоченный по правам человека Тамерлан Цгоев и председатель комитета по делам печати Юрий Фидаров объявили, что этот конфликт – провокация, а с выводами спешить не надо.

В интервью Кавказ.Реалии главред Ossetia News Тимур Мазаев рассказал, почему не обратился в полицию, что последовало после угроз Зелимхана Битарова и почему в Северной Осетии почти нет независимых СМИ.

Тимур Мазаев и журналисты издания Ossetia News
Тимур Мазаев и журналисты издания Ossetia News

– Многие, в том числе и официальные лица, обвинили тебя в хайпе из-за того, что вместо заявления в полицию ты обратился к коллегам-журналистам. Что тобой двигало?

– Тут, видимо, сказалась моя юридическая неподкованность. Сейчас я нахожусь в Москве, но мне сообщили, что заявление можно написать и удалённо. И я его напишу. В первую очередь я обратился к журналистам, потому что всем известно, как могут работать наши правоохранители. Отсюда и последовательность моих действий. Тут не было и намёка на провокацию.

– Зелимхан Битаров в последние годы был замечен в нескольких конфликтах с рукоприкладством (он якобы подстрелил человека и избил туриста на границе с Грузией, который отказался пропустить его вне очереди). Он действительно производит впечатление человека, который может перейти от слов к действиям? Ты испугался реализации его угроз?

Когда я узнал, что это не первый и не пятый случай подобного поведения, то всё стало понятно

– Об этих инцидентах я уже узнал после того, как сам с ним столкнулся. До этого я всего единожды с ним общался и мне трудно было составить какое-то личное мнение. По умолчанию оно у меня обо всех хорошее. Но когда я узнал, что это не первый и не пятый случай подобного поведения, то всё стало понятно. Я не уверен, что в моём случае он перейдёт от слов к действию. Но у него есть окружение, которое может воспринять его слова как призыв к действию.

– По аналогии с недавним избиением политолога и журналиста Руслана Тотрова друзьями президента Южной Осетии Анатолия Бибилова?

– Абсолютно верно. Мы можем одобрять или не одобрять действия Бибилова. Но он образован, умён, это военный человек со стратегическим мышлением. Я уверен, что Руслана избили не по его просьбе. Тем не менее это произошло.

– Новость, из-за которой произошёл конфликт, была шуткой или Эйдельштейну и Битарову реально предложили выяснить отношения на ринге?

– Думаю, "Алания ММА" реально была готова организовать такой бой, если оба согласятся. Но тут интересно другое. Во-первых, мы даже не первоисточник. В нашей новости была ссылка на страницу федерации. Во-вторых, де-юре Битаров, может, и был не прав, но чисто по-человечески мы его поддерживали. Мы никогда не были в оппозиции, не писали что-то негативное про семью Битаровых, чтобы трактовать его агрессию как последнюю каплю: "Вот, опять они, сил моих нет больше терпеть".

– Тебе известно, угрожали ли пресс-службе "Алании ММА" как первоисточнику?

– Я знаю, что на девочку, которая ведёт их инстаграм-страницу, точно так же выходили и пытались заставить удалить публикацию, но они не убрали пост. Думаю, если бы вопрос изначально пытались решить по-человечески, то удалили бы все.

– Почему ты пошёл на принцип и не удалил публикацию?

– Это не та новость, в случае с которой надо было бы упираться. Но учитывая, как Зелим общался и непозволительно себя вёл, я предал это общественной огласке.

– А раньше бывало, что тебе звонил кто-то с требованием снять какую-то новость?

Недопонимания с чиновниками случались, но в рамках рабочих отношений, точно без звонков с угрозами 

– Именно от Битаровых – нет. Наша редакция в принципе не лезет в политику и в основном пишет по факту. Именно поэтому нас часто обвиняют в ангажированности и считают проправительственными. Недопонимания с чиновниками случались, но в рамках рабочих отношений, точно без звонков с угрозами.

– Как думаешь, почему после огласки конфликта многие стали на сторону Битарова?

– Может, не до конца разобрались в ситуации. Они этот конфликт выносят в плоскость "человек – человек". Но тут ситуация другая. Мне звонили не как человеку Тимуру Мазаеву, а как руководителю СМИ, журналисту. Наша редакция – это коммерческая структура, работаем сами на себя, и вставить нам в палки в колёса достаточно легко, тем более таким людям, как Зелим Битаров, у которых есть деньги, связи и власть. Мы зарабатываем рекламой и информационным продвижением, и нам могут перекрыть кислород. И это сейчас уже не про физическую расправу.

– Расскажи, пожалуйста, подробности конфликта редакции с Битаровым.

Это произошло достаточно быстро. Публикация вышла после обеда, и около шести вечера мне написала помощница Зелима. Сказала, что он попросил мой номер и будет звонить. Я морально настроился на дипломатичный разговор, так как понимал, что у него есть какие-то претензии и он позвонит явно не с целью поздравить с днём рождения. Думал, что, возможно, разговор будет неприятный и он будет на чём-то настаивать. Но потом случилось то, что случилось. Хотя во избежание казусов, я сразу передал через помощницу, что у меня звонки записываются.

– То есть разговор, опубликованный "Базой", – ваш первый? Сразу с нецензурной лексикой и угрозами?

В ответ на мою просьбу принести извинения я услышал: "А кто будет извиняться? Ты или кто-то из твоих?"

– Да. Он потоком говорил матом, потом резко прервался и сказал: "Записывать будешь кого-то другого. Надеюсь, ты меня понял" – и положил трубку. Вечером того же дня мне набрал человек, который представился руководителем службы безопасности, и попросил удалить запись разговора. Мы долго общались тогда и продолжили на следующий день. Мы снова созвонились, и в ответ на мою просьбу принести извинения я услышал: "А кто будет извиняться? Ты или кто-то из твоих?" Но и тогда я всё ещё надеялся донести всю неправильность поступка Зелима и то, что он перешёл какую-то черту. Мы встретились с этим помощником, и я дал ему послушать запись нашего разговора с Битаровым. Он явно не то ожидал услышать, стал извиняться и объяснять, что у Зелима какие-то проблемы из-за конфликта с сыном Жириновского, и просил подождать. Мне нужны были просто извинения, речь даже о моральной компенсации не шла. Но прошла неделя, и никто не позвонил. В то же время до меня за это время доходила информация, что к ситуации подключились разные люди, и они явно не собирались решать проблему с наличием аудиозаписи дипломатично. Кто-то на криминал даже намекал.

– После обнародования аудиозаписи не поступало больше звонков с угрозами?

– Ни одного. Даже сообщений не было. Зато звонили коллеги со словами поддержки. Спрашивали, какую помощь могут оказать. Журналисты – особый народ, мы, как правило, встаём друг за друга единым фронтом. Бывают и исключения, конечно, как и везде.

– Как ты в целом оцениваешь уровень свободы слова в республике?

Самое забавное, что угрозы в мой адрес никак не связаны со свободой слова

– Самое забавное, что угрозы в мой адрес никак не связаны со свободой слова. Я не делал расследований, не сливал компромат. Что касается свободы слова, то в Осетии она ограничена финансовым вопросом. Независимых СМИ мало, потому что им очень трудно зарабатывать. СМИ почти не выходят на самоокупаемость и все дотационные. Подавляющее большинство журналистов у нас получают деньги от администрации, поэтому глупо рассуждать о какой-то свободе слова. Это устоявшаяся система и закон рынка.

– Как думаешь, Битаров-младший понесёт какое-то наказание за свой поступок?

– Я решил вынести этот конфликт на суд общественности именно для этого. Никогда не поздно измениться в лучшую сторону. Все мы люди, всем свойственны ошибки. Хотелось бы просто, чтобы люди эти ошибки не повторяли.

– А с чисто юридической точки зрения?

– Трудно сказать, правоохранители могут обидеться. Но думаю, что тот факт, что я сперва обратился к коллегам-журналистам, а не в полицию, о многом говорит.

***

Это уже не первый публичный конфликт старшего сына экс-главы Северной Осетии Вячеслава Битарова. В 2017 году в североосетинских телеграм-каналах описывался случай огнестрельного ранения, к которому был якобы причастен Зелимхан Битаров. Сын политика якобы случайно подстрелил на охоте человека. Пострадавшего прооперировали, его жизнь была спасена. Однако, как пишут анонимные авторы, уголовное дело по факту стрельбы возбуждено не было, так как вопрос удалось уладить с помощью денег. С оформлением документов, как утверждают анонимные авторы, помогал главный врач республиканской больницы Асланбек Моргоев, чем заслужил особое расположение Битаровых, в результате чего оставался в должности, несмотря на многочисленные жалобы в свой адрес.

В апреле 2019 года сообщалось о том, что Зелимхан Битаров якобы избил туриста и повредил его автомобиль на границе России и Грузии, когда тот отказался пропустить его вне очереди. Подтверждений этому инциденту не нашлось. Но была информация о том, что вопрос опять же удалось решить с помощью денег: пострадавшему выплатили компенсацию за моральный ущерб, а записи с камер видеонаблюдения на таможне стёрли.

Полноценной огласке был предан только инцидент, произошедший 13 апреля в московском аэропорту Внуково. Тогда произошла драка между Зелимом Битаровым и сыном Владимира Жириновского Олегом Эйдельштейном. Их разнимал сенатор Арсен Фадзаев, летевший тем же рейсом. Предположительно, драка началась из-за оскорбительных слов Эйдельштейна в адрес Битарова. Но сам сын Жириновского в полиции заявил, что якобы лишь поинтересовался, чем будет дальше заниматься экс-глава Осетии, отправленный в отставку 9 апреля.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG