Ссылки для упрощенного доступа

Чеченское судилище: местный экс-прокурор против журналистов с Урала


Верховный суд Чечни

25 марта в Верховном суде Чечни возобновится процесс, с самого начала привлекший внимание федеральных СМИ и экспертов. Информагентство из Екатеринбурга URA.RU оспаривает решение Урус-Мартановского суда, присудившего бывшему прокурору Мурату Залзаеву компенсацию в 15 млн рублей за моральный вред в связи с публикацией издания. Если постановление вступит в законную силу, это станет одной из крупнейших в России компенсаций по искам к СМИ о защите чести и достоинства и создаст прецедент.

В августе 2017 года Залзаев, занимавший пост заместителя прокурора Урус-Мартановского района, стал участником смертельного ДТП в Грозном. Находясь за рулем Toyota Camry, он столкнулся с "Ладой Приорой". Ехавшие в отечественной машине два человека сгорели, так как от удара их автомобиль взорвался.

О резонансной аварии с указанием имени и фамилии водителя иномарки официально сообщила пресс-служба республиканской прокуратуры. Как отмечалось в заметке, пассажиры "Лады" Аслан Алиев и Элина Дандаева "от полученных травм погибли, а Залзаев с телесными повреждениями доставлен в больницу".

"В Чечне сотрудник прокуратуры погубил трех человек. Люди сгорели в машине заживо", – гласил заголовок к новости на URA.RU. В настоящее время она удалена с сайта.

Ряд других изданий, включая "Комсомольскую правду" и "Чечню сегодня", в своих заголовках к новостям на эту тему ограничились констатацией факта о гибели двоих человек в ДТП, не указав на должность Залзаева.

После того как уголовное дело о ДТП было прекращено, экс-прокурор подал иск в суд, потребовав взыскать с "Сибирско-Уральской медиакомпании" (учредитель СМИ) 24 млн рублей: по 60 тысяч за каждый из 339 дней нахождения новости на сайте агентства.

"Я прекрасно понимал, что, несмотря на мою невиновность, негативный фон, созданный не соответствующей действительности информацией, распространяется обывателем, то есть широким кругом лиц, не только на меня, но и на моих коллег, работников прокуратуры, на имидж прокуратуры Российской Федерации, а также подрывает доверие широкого круга лиц к органам государственной власти Российской Федерации", – пояснил свою позицию Залзаев в беседе с "Чечня сегодня". Он считает, что компенсация из расчета 60 тысяч за сутки нахождения статьи в сети – "это немного", так как честь "бесценна".

"Сумма компенсации никак не обоснована"

До иска Залзаева у URA.RU не было никаких конфликтов, связанных с чеченскими чиновниками или силовиками, отметил в беседе с Кавказ.Реалии главный редактор издания Иван Некрасов. Однако эта история не повлияет на освещение ими событий Северного Кавказа, заверил он.

Мы видим, что дело может быть рассмотрено объективно. Верховный суд Чечни может исправить ошибку

"Агентство входит в топ-15 по объему трафика, мы одни из крупнейших медиа за пределами МКАДа, при этом мы не государственные. И 15 млн рублей вряд ли приведут к закрытию, хотя очень серьезно ударят по бюджету редакции", – рассуждает собеседник.

Сайт публично поддержал Совет по правам человека при президенте России: возглавляющий комиссию по СМИ Павел Гусиев обратился к правительству Чечни с просьбой "не уничтожать" издание. Обращение в Верховный суд и Генпрокуратуру направил председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев, в поддержку также выступили известные правозащитники и федеральные СМИ.

"Благодаря коллегам удалось создать тот объем резонанса, который способствует принятию Верховным судом Чеченской республики обоснованного правового решения. Мы изначально думали, что реальное рассмотрение дела пройдет уже в Верховном суде России, что Верховный суд Чечни будет за подведомственный районный суд до конца. Но сейчас мы видим, что дело может быть рассмотрено объективно. Верховный суд Чечни может исправить ошибку", – подытожил Некрасов.

Примечательно, что рассмотрение дела Верховным судом Чечни переносилось уже дважды. Оба раза – по ходатайству истца, который уведомил суд, что испытывает недомогание из-за прививки вакциной "Спутник V".

"Не думаю, что процесс будет затягиваться в дальнейшем. Если следующие заседания также отложат по ходатайству истца, мы поднимем вопрос о злоупотреблении правом", – сообщил Кавказ.Реалии адвокат Павел Бабиков, представляющий интересы редакции.

Если решение будет оставлено в силе, адвокат намерен оспаривать его в вышестоящих инстанциях – Пятом кассационном суде в Пятигорске и Верховном суде России.

Закон обязывает суд при определении компенсации руководствоваться ее соразмерностью тем "нравственным страданиям", которые пережил истец

"Наша главная претензия – нарушение подсудности. Мы подавали ходатайство о передаче дела в Ленинский районный суд Екатеринбурга, где расположена редакция и проходили другие процессы с ее участием. Суд в этом отказал, как отказал и в отводе судьи. Помимо нарушения подсудности, мы считаем, что сумма компенсации никак судом не обоснована, фактически взята произвольно. Между тем закон обязывает суд при определении компенсации руководствоваться разумностью и обоснованностью, ее соразмерностью тем "нравственным страданиям", которые пережил истец", – поясняет адвокат.

Опасный прецедент

Случаи крупных исков к прессе в России – не частое явление. И по закону СМИ не могут быть привлечены к ответственности на сумму, которая может привести к банкротству издания, напоминает в разговоре с Кавказ.Реалии руководитель Центра по свободе информации профильной комиссии Совета по правам человека при президенте России Александр Алымов.

"Если кто-то подает в суд, чтобы оправдать свое честное имя, – это одно. Если кто-то подает в суд, чтобы расквитаться со СМИ, фактически уничтожить его многомиллионным иском, – совсем другое", – поясняет Алымов.

В регионах, по его словам, суды зачастую принимают достаточно взвешенные решения об исках. К примеру, когда против редакции "Московского комсомольца-Астрахань" подали иск на два миллиона рублей, суд сократил размер компенсации морального вреда в несколько раз.

Если кто-то подает в суд, чтобы расквитаться со СМИ, фактически уничтожить его многомиллионным иском, – это совсем другое

В то же время случай с иском Залзаева может повлечь за собой волну подобных решений, добавляет эксперт: "Достаточно часто какая-то практика давления на медиа, например, за распространение "фейк-ньюс", обкатывается в одном регионе, а затем транслируется на всю страну".

В числе самых резонансных конфликтов со СМИ за последние годы – иск к журналу The New Times на 22 млн рублей и иск "Роснефти" к РБК на 43 млрд рублей, напоминает член Профбюро Профсоюза журналистов Софья Русова.

"Но если многомиллионный иск подается к региональному СМИ, которое является независимым и не "сидит" на контрактах администрации, это приведет или к банкротству, или к необходимости урезать зарплаты сотрудникам. Более того, значительные иски часто подаются и в отношении самих журналистов", – говорит собеседник.

Сама Русова сталкивалась с судебными претензиями. В феврале 2018 года она опубликовала в издании The Insider расследование о незаконной VIP-охоте на территории Кавказского биосферного заповедника. Сообщившая подробности бывшая сотрудница впоследствии отказалась от своих слов. Директор учреждения Сергей Шевелев подал в сочинский суд, который постановил удалить публикацию, выплатить истцу десять тысяч рублей компенсации морального вреда и 17 тысяч рублей расходов.

Говоря о конкретном деле экс-прокурора Залзаева против агентства из Екатеринбурга, Русова отмечает: ответчики находятся в уязвимой ситуации из-за специфики правоохранительной и судебной системы в республике, а также фактов преследования здесь журналистов и блогеров. К слову, по итогам 2020 года Чечня стала рекордсменом среди регионов по применению насилия к представителям медиа.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG