Ссылки для упрощенного доступа

"Неуважения к народам России очень много". Руководитель калмыцкого "Яблока" – о проблемах республики


Элиста. Иллюстративное фото

Калмыкия – один из немногих регионов юга России, жители которого регулярно выходят на массовые акции протеста, устраивают одиночные пикеты и даже подают в суд на мэров. В январе этого года там также прошли акции в поддержку Навального.

Несмотря на социальную активность, реальных результатов оппозиции Калмыкии добиться пока не удалось. Мэром Элисты остаётся Дмитрий Трапезников, спикер парламента Хакасии Владимир Штыгашев так и не извинился за то, что фактически оправдал сталинскую депортацию, а бездействие правительства привело к разорению многих фермеров от последствий засухи.

Руководитель регионального отделения партии "Яблоко" Батыр Боромангнаев рассказал Кавказ.Реалии о калмыцкой оппозиции, о дискриминации малых народов, а также о реальном уровне смертности от коронавируса в республике.

– Кто составляет актив калмыцкой оппозиции, какие цели она преследует?

Ельцин давал какие-то права, какие-то полномочия, а с приходом Владимира Путина стало ощущаться веяние несвободы

– Оппозиционеры различаются по своему отношению к властям и по отношению к объекту критики. Где-то они могут пересекаться, а где-то даже противоречить друг другу. Основная оппозиция – те, кто занимает антипутинскую, антикремлёвскую позицию. В основном это люди в возрасте, я практически самый молодой – мне 56 лет. Они занимаются оппозиционной деятельностью с первой половины 90-х годов, с тех пор как к власти пришёл президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. Хотя есть люди, в том числе и я, которые политической деятельностью занимались ещё в советское время – выступали против коммунистического режима. После распада СССР против Москвы тогда активно не выступали – после советского режима Ельцин давал какие-то права, какие-то полномочия, а с приходом Владимира Путина стало ощущаться веяние несвободы, какие-то ограничения. Тогда же возникло демократическое национальное движение.

– Насколько оппозиция активна?

Батыр Боромангнаев
Батыр Боромангнаев

– Есть масса людей, оппозиционно настроенных в отношении отдельных людей, отдельных направлений политики республиканской или федеральной, но их участие в политике очень сильно ограничено. Тех же сторонников "Яблока" очень много, но активных – мало. Я это объясняю тем, что мы живём в фашистском государстве, которое соответствует ему по своим типическим признакам. И всё, что происходит в России, надо оценивать, исходя из того, что мы существуем в полицейском репрессивном государстве, подобном тем, которые мы знаем из мировой истории. В результате нам бывает сложно привлечь людей даже к участию в качестве наблюдателей во время выборов.

– Что может увеличить число людей, готовых открыто выражать своё мнение?

Репрессии и дискриминации происходят не только в отношении отдельных людей, но и в отношении целых категорий граждан

– В условиях репрессивного государства необходимо просвещение, людям надо постоянно напоминать об их гражданских и национальных правах, потому что репрессии и дискриминации происходят не только в отношении отдельных людей, но и в отношении целых категорий граждан – налогоплательщики, военнообязанные, верующие, этнические сообщества и целые народы, коренные для России. Они дискриминируются в отношении языка, культуры, традиций этнических меньшинств. Причём это те народы, которые участвовали в становлении российской государственности в самые тяжелые для неё времена – в XVII–XVIII веках.

– Что именно вы понимаете под дискриминацией?

– Политика федерального центра по отношению к национальным регионам России нарушает не только международные законы, но и Конституцию нынешней редакции самой России. Необходимо помнить, что некоторые коренные народы являются жертвами геноцида и военных преступлений – депортации и репрессий, которые проводились как военные операции. Нынешняя власть направлена против своих граждан и против народов. Даже в отношении нашей религии – буддизма – политика дискриминационная.

– Вы недавно проводили пикет в поддержку участников ингушских протестов. Почему?

– Мы проводили пикет не только в поддержку в целом жертв политических репрессий, политических заключенных, но и конкретно в поддержку ингушского народа, потому что он тоже является репрессированным. Его интересы постоянно нарушаются. Мало того что ингушам не вернули довоенную территорию, так у них отбирают и ту землю, которая была зафиксирована в законодательстве. А те люди, которые возмутились против этого, я не могу их даже назвать активистами или оппозицией, сидят в тюрьмах соседних регионов.

После высказываний Штыгашева про депортацию калмыцкого народа была волна возмущений. Сейчас ему всё простили?

– Уже прошёл год после его высказываний, но возмущение до сих пор велико.

Батыр Боромангнаев
Батыр Боромангнаев

Даже среди представителей власти есть возмущение, но так как они служат центральному правительству, а не народу, они связаны по рукам и ногам и не могут выразить возмущение публично. Затронуты национальные чувства – народ оклеветан. Но не только это важно, а важна реакция местных властей и федерального центра, руководства партии "Единая Россия".

Когда ты объясняешь людям суть режима, возможные реакции на него, они не понимают, для них это кажется нелогичным. Но, когда они видят, как реагирует система, они начинают понимать, чего ожидать. Таким образом формируется отношение к системе. В данном случае ни руководство республики не проявило реального внимания к чувствам калмыцкого народа, ни федеральная власть, ни руководство партии "Единая Россия". По-хорошему, Штыгашев заслуживает уголовного наказания, потому что его слова являются клеветой.

– То есть движения в правовом поле по факту этих высказываний нет?

Люди поняли, что не могут сломать систему, которая совершенно не считается с убеждениями и чувствами жителей региона

– Недавно в Хакасию съездила небольшая делегация из Калмыкии. Их не приняли на официальном уровне, проигнорировали. И один из участников этой делегации подал документы на проведение митинга по итогам этой поездки. И ему в очередной раз дали отказ. В очередной – потому что нам и так всегда обычно отказывают, и поэтому приходится собирать несанкционированные акции.

В то же время мы все знаем, что то регулирование собраний, которое существует сейчас, является антиконституционным и противоречит международным законам. Это очередная демонстрация того, что любое проявление воли калмыцкого народа будет восприниматься как нечто нежелательное, будет запрещаться. И в этом мы опять видим руку Кремля, потому что глава региона Бату Хасиков является человеком, которого не выбрали, а поставили из Москвы. Подобных проявлений неуважения к разным народам России очень много, но сейчас хорошо, что люди начинают понимать это.

Недовольство кремлёвской властью медленно, но растёт. И меня это очень радует, потому что эта власть не просто антинародная, она антигосударственная. Столкнувшись с непреодолимой стеной, люди поняли, что не могут сломать систему, которая совершенно не считается с убеждениями и чувствами жителей региона. Но момент смены режима приближается.

– Власти республики сделали всё, что от них зависело, чтобы справиться с эпидемией коронавируса?

У нас чрезмерная смертность, и цифры очень сильно занижены, об этом говорят сами врачи. В данном случае статистика не срабатывает, потому что часто жертв коронавируса записывают как жертв других заболеваний. Известно, что коронавирус является только спусковым механизмом при их наличии, поэтому смертность в статистике занижена. На самом деле она на две, три, а то и четыре сотни больше. На сегодняшний день у нас около 280 умерших при населении в 280 тысяч человек. Получается, каждый тысячный – только официально. А по факту, может, и 500 человек умерло. Многих можно было бы спасти: несмотря на декларацию Москвы о том, что лечение будет бесплатным, люди сами покупают большую часть лекарств. Поэтому эти смерти на совести и главы республики, и главы правительства, и министра здравоохранения. Считаю, что, когда эпидемия пойдет на спад, они должны будут уйти из-за своей малой дееспособности, неэффективности и даже недостаточного сопереживания.

– Можно ли было как-то предотвратить ситуацию с последствиями засухи и массовой гибелью домашних животных?

– Власти опять запоздало реагируют. Ещё прошлой весной было понятно, что земля сухая. Известно, что лето у нас традиционно очень жаркое и воды мало. Ещё весной надо было заняться поиском кормов и поддержкой непосредственных сельхозпроизводителей – фермеров и сельхозкооперативов. Но этого сделано не было, реакция пошла только летом, когда засуха была в разгаре. Кроме того, был очередной набег саранчи, которая съела на значительной территории траву и оголила степь. Это привело к падежу скота, к значительным потерям материального порядка, и многие фермеры просто разорились, несмотря на поддержку, которая в конечном итоге дошла до Калмыкии. Конечно, по животноводству это был колоссальный удар.

Видимо, это опять какая-то дискриминационная политика федерального центра в отношении калмыков

Воды не хватает. Проект водовода со стороны Левокумского месторождения изначально имел множество проблем. Во-первых, вода снизу вверх подается, и это очень дорого, а электричество у нас дороже, чем в других регионах. К сожалению, это не решается на государственном уровне. Тарифы – системное препятствие к развитию экономики. Вода подается не только для нужд Элисты, но и для нужд других городов, и было бы колоссальное удорожание тарифов для воды, если бы этот проект запустили. Но, несмотря на миллиарды потраченных рублей, воды до сих пор нет. Я думаю, было бы гораздо проще со стороны Волги подавать воду. Но, видимо, это опять какая-то дискриминационная политика федерального центра в отношении калмыков. Я так это расцениваю. Со стороны Волгограда было естественное русло, а нам оставили только маленький кусочек доступа к Волге.

– Какие ошибки правительства Бату Хасикова вам кажутся наиболее значительными?

– Прежде всего, это ошибки, касающиеся кадров, то есть назначения людей, которые не понимают специфики региона, которые недостаточно эффективны, не понимают, как решать проблемы, и даже всей проблемы не видят. Были и те, кто откровенно смеялся над калмыцким народом – до этого доходило. Были выборы депутатов городского собрания – там в итоге оказались родственники Хасикова и других чиновников. Кроме того, произошёл колоссальный рост госдолга, начиная с первого полугодия 2019 года, когда Хасиков исполнял обязанности главы региона. Он не допустил к участию в выборах одного из основных своих соперников Намсыра Манджиева, и вообще не хочет изменять избирательное законодательство, которое является дискриминационным. В своё время он отказал в поддержке семьям детей, которые заражены ВИЧ. Правда, потом власти пошли на попятную, но в то же время был и такой отказ.

Кроме того, вступил в силу закон о золотых парашютах для чиновников администрации, который был принят ещё при Кирсане (Илюмжинове. – Ред.), при Алексее Орлове под большим давлением общественности был отменён, а при Бату Хасикове принят вновь. Теперь у нас чиновники, вышедшие на пенсию, имеют колоссальные надбавки из бюджета. Нищего бюджета. У нас бюджетная обеспеченность на душу населения очень низкая, притом что численность населения маленькая. Для того, чтобы решить какие-то текущие вопросы, нам не нужны какие-то большие средства из федерального центра, но мы не можем ничего сделать, потому что мы лишены возможности решать свои вопросы самостоятельно. Нам не платит КТК (Каспийский трубопроводный консорциум. – Ред.). Сколько он должен – 150–200 млн долларов? "Лукойл" мало платит, который занимается добычей на нашей территории. Я уже не говорю про НДС и остальное. Нас лишили этих доходов, и теперь мы рассчитываем на федеральные дотации, субвенции, государственные целевые программы. Нам не закрывают текущие потребности, поэтому мы вместе с Ингушетией и Тувой боремся за право быть самым бедным регионом Российской Федерации. Но самое низкое качество жизни в России – именно у нас, потому что Калмыкия – самое жаркое, самое засушливое место. Даже Мишустин признал, что только семь процентов жителей Калмыкии обеспечены питьевой водой.

– Почему вы выбрали для себя именно партию "Яблоко"?

Надо сначала изменить политические основание государства, а потом уже решать другие проблемы

– Политика "Яблока" в отношении национальных регионов наиболее гуманна. Ни одна другая партия не учитывает наши особенности. Мы же состоим не только из этнического большинства. Как минимум 20 процентов – это национальные республики и коренные народы. Партия "Яблоко" повернута к нам, к нашим нуждам. Например, она поддерживала приезд далай-ламы, из года в год выпускает обращения к властям по поводу репрессированных народов – ингушей, чеченцев, калмыков и других, то есть она больше всех учитывает развитие регионов России. И мне нравится, что надо сначала изменить политические основание государства, а потом уже решать другие проблемы. Например, коррупцию, про которую столько говорит Навальный. Мы считаем, что не коррупция главная проблема, а власть. Никаких изменений нельзя добиться, не поменяв власть. Ни отмены повышения пенсионного возраста, ни снижения налогов. Всё это вторично. Хотя эта вторичность важна не меньше.

***

За свою общественную деятельность Боромангнаев привлекался к ответственности. В 2019 году суд назначил ему штраф в размере 25 часов обязательных работ за "организацию" митинга против назначения мэром Элисты Дмитрия Трапезникова.

Точка зрения интервьюируемых может не совпадать с позицией редакции.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG