Ссылки для упрощенного доступа

"Такие дела не проходят". Накажут ли всех виновных в гибели братьев Гасангусеновых?


Муртазали и Патимат Гасангусеновы

Впервые за последние три года дагестанская судебная система вынесла решение в пользу родителей убитых братьев Наби и Гасангусейна Гасангусеновых. Верховный суд отменил решение районного суда, признавшего законным отказ следователя возбудить уголовное дело в отношении экс-начальника РОВД по Шамильскому району Ибрагима Алиева, с подачи которого убитые Гасангусеновы были причислены к экстремистам.

В августе 2021 года пройдёт пять лет с тех пор, как в Дагестане были убиты два пастуха Наби и Гасангусейн Гасангусеновы. Столько же времени родители пытаются добиться справедливого наказания для виновных в гибели своих детей. Более полутора лет понадобилось адвокатам правозащитного центра "Мемориал", представлявшим в суде интересы семьи убитых, чтобы реабилитировать братьев и доказать, что они не боевики и не террористы, как их представил уже бывший начальник полиции Шамильского района Ибрагим Алиев. Именно по его инициативе братья Гасангусеновы из простых пастухов превратились в участников незаконного вооружённого формирования, открывших огонь по силовикам и якобы уничтоженных обратным огнем.

Ни Алиев, ни его коллеги не считают, что он совершил какое-то преступление

Ибрагим Алиев официально рапортовал начальству, то есть отправил суточную сводку с ложными, как впоследствии установил суд, сведениями об обстоятельствах смерти и личностях Наби и Гасангусейна. Но ни Алиев, ни его коллеги не считают, что он совершил какое-то преступление. Как рассказал отец убитых Муртазали Гасангусенов, Ибрагим Алиев не приходил к нему даже по-горски, как принято на Кавказе, не извинился, не признал свою вину в том, что оклеветал его сыновей.

"Я вот честно и от души это говорю, если бы после того, что случилось с моими детьми, Алиев пришёл ко мне и попросил прощения, выразил сожаление, я бы простил его как мусульманин. Но он этого не сделал", – говорит отец убитых пастухов.

Муртазали Гасангусенов обращался в следственные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Ибрагима Алиева по статьям "Халатность" и "Служебный подлог". Но следователь управления СКР по Дагестану Заирхан Харбилов не увидел оснований для возбуждения уголовного дела в отношении Алиева.

"Следователь четырежды отказал в возбуждении уголовного дела в отношении Алиева. Когда мы обжаловали эти отказы в суде, обнаруживалось, что прокуратура к тому моменту успевала отменить решения следователя, сочтя их необоснованными. Но четвёртый раз прокуратура не вмешалась, и нашу жалобу рассмотрел Советский районный суд, который принял сторону следователя", – рассказал в беседе с Кавказ.Реалии юрист "Комитета против пыток" Абубакар Янгулбаев, представляющий интересы Муртазали Гасангусенова.

По данным юриста, следователь Харбилов аргументировал отказ тем, что сводка не является официальным документом, этой же позиции он придерживался и в суде. Янгулбаев с этой позицией не согласен, так как, на его взгляд, сводка имеет юридическую силу: она была использована в качестве основания для возбуждения уголовного дела и как доказательство того, что Гасангусеновы якобы были уничтожены в ходе спецоперации как террористы.

Есть ответственность за заведомо ложное сообщение о преступлении

"Они признают, что в сводке указана неверная информация, но не считают, что Алиева нужно привлекать к уголовной ответственности за это, так как сводка якобы носит информативный характер, а не процессуальный или юридический. По их словам, любой человек может обратиться и сообщить о преступлении, и за это он не будет привлечён к ответственности. Однако это неправда, потому что есть ответственность за заведомо ложное сообщение о преступлении", – объясняет свою позицию юрист.

После того как Верховный суд поддержал Гасангусеновых, в социальных сетях пользователи начали оставлять множество комментариев с благодарностью врио главы Дагестана Сергею Меликову. По их мнению, на это решение суда повлияло то, что Меликов стал первым руководителем республики, который принял у себя Муртазали Гасангусенова и его жену Патимат и заинтересовался этим делом.

Сам Муртазали Гасангусенов тоже предполагает, что, возможно, встреча с Меликовым оказала какое-то положительное влияние на ход этого дела.

"Конечно, я не уверен, что Сергей Меликов или Хизри Абакаров (госсекретарь Дагестана. – Прим. ред.) повлияли на решение суда, но я предполагаю, что наша с ними встреча имела какое-то значение для вынесения такого решения. На встрече Меликов мне никакие гарантии или обещания относительно дела об убийстве моих сыновей не давал. Мы поговорили с ним как отцы, потерявшие детей. Он выразил нам сочувствие, сказал, что окажет поддержку при создании благотворительного фонда имени моих сыновей", – рассказывает Муртазали Гасангусенов.

Тем не менее юристы и опрошенные Кавказ.Реалии эксперты не думают, что между решением Верховного суда и встречей с Меликовым есть какая-то связь. Они считают, что ключевым моментом в вынесении решения в пользу Гасангусеновых стала плохая работа суда первой инстанции.

"Это решение вынесено Верховным судом, так как Советский районный суд в своей работе допустил много нарушений, то есть не обосновал своё решение и не мотивировал его. Нарушения были существенными и фундаментальными. Из-за этого оно и было отменено. Я внимательно слушал речь Меликова на встрече с Муртазали, и он никак не указывает, что может оказать помощь в каком-либо виде в плане расследования и привлечения к ответственности виновных лиц. Он высказал соболезнования и сказал, что поможет организовать благотворительный фонд имени братьев Гасангусеновых. У него и нет полномочий, чтобы оказывать влияние на суд", – считает юрист Абубакар Янгулбаев.

С ним солидарен общественный деятель Исалмагомед Набиев, который считает, что "встреча Меликова с Муртазали не стала чем-то решающим в этом деле".

Ни один вопрос, связанный с правоохранительными органами, судебной системой не решается самостоятельно

"Мне кажется, что первичная инстанция при рассмотрении допустила большое количество ошибок, и решение Верховного суда связано именно с необходимостью исправления ляпов коллег. Они заново могут вынести решение, устранив все эти ошибки. Ни один вопрос, связанный с правоохранительными органами, судебной системой не решается самостоятельно. Это уже устоявшаяся практика", – заключил Исалмагомед Набиев.

На его взгляд, нет никакой перспективы привлечь к уголовной ответственности Ибрагима Алиева, так как "такие дела не проходят".

"Меликов и Абакаров не будут идти против системы и устоявшейся практики, согласно которой правоохранительные органы всегда правы. В нашей стране у правоохранительных органов абсолютная власть. И не Меликов или Абакаров командуют в Дагестане, а федеральная силовая система. Меликов встретился с Муртазали для выражения сочувствия. Он же не сказал, что закон должен восторжествовать или что перед законом все должны быть равны, он просто выразил ему человеческое сочувствие", – заключил Исалмагомед Набиев.

Заместитель главного редактора дагестанской газеты "Черновик" Магомед Магомедов тоже выразил сомнение, что на решение суда повлияла встреча Гасангусенова с Меликовым. "Скорее всего, тут сыграла роль кропотливая работа юристов и адвокатов, вынужденных каждый раз доказывать, что белое – это белое, а чёрное – это чёрное", – заявил Магомедов.

Следственные органы, когда дело касается их коллег, не торопятся его расследовать

Журналист не думает, что в связи с последним решением суда у дела появятся перспективы. "Следственные органы, когда дело касается их коллег, тем более такое резонансное и непростое, не торопятся его расследовать. Всегда можно будет найти бюрократическую закорючку, чтобы начать процесс расследования снова, ничего не добившись", – считает Магомедов.

Тем временем Ибрагим Алиев всё ещё продолжает службу в полиции, правда, его понизили в должности и он уже не является начальником отдела. Его перевели в соседний Хунзахский район на должность участкового.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG