Ссылки для упрощенного доступа

"Чеченцам не доверяют". Почему ФСБ не берет на работу жителей республики


Иллюстративное фото

Погрануправление ФСБ по Чеченской республике объявило о наборе жителей Волгоградской области на службу по контракту. Им требуются мужчины не старше 30 лет с крепким здоровьем и без судимостей. Необязателен даже военный билет, достаточно иметь высшее образование. Кандидатам предлагается работать в горной местности водителями автомобилей, строительной техники, фельдшерами и специалистами технического профиля.

Нет доверия

"Избегать местных" стало традицией ещё в советское время, утверждает политолог Руслан Кутаев. По мнению эксперта, причина проста – "чеченцам не доверяют".

Но при этом первый президент Чечни Джохар Дудаев был генералом советской армии. После развала СССР он возглавил движение за независимость родной республики. Но Дудаев, проходивший службу в том же Афганистане, – скорее яркое исключение.

"Когда я шёл в армию, мне не разрешили идти в погранслужбу. Дома позже так мне и объяснили: сынок, вас не берут в такие службы, – вспоминает Кутаев. – Я не скажу, что традиция "избегать чеченцев" – ещё царская, но она как минимум советская. Это государственная политика "не доверять" им государственную границу и прочие стратегически важные объекты".

При этом, по словам Кутаева, уроженцев Чечни охотно отправляют куда-нибудь "убивать", "зачищать", "чтобы они были пехотинцами", однако и здесь бывают проблемы.

Чеченцы не хотят исполнять чужую волю, они хотят быть свободными

"Они прекрасно знают, что чеченец не выполнит преступный приказ, – объясняет Кутаев. – Пусть этот приказ будет спущен хоть из Москвы, хоть из Вашингтона: если он преступный, то он останется неисполненным. Чеченцы не хотят исполнять чужую волю, они хотят быть свободными. В отличие от других народов чеченцы всегда смотрят, по справедливости что-то происходит или нет".

Эксперт считает, что настороженно к жителям Чечни стали относиться еще до депортации, когда генерал Ермолов и другие военачальники писали о том, что чеченцам доверять нельзя.

"Отношение к кавказцам в целом настороженное, а к чеченцам – однозначное, – уверен Кутаев. – В советское время во всех обкомах, кроме чеченского, ставили первыми секретарями работников местной национальности, а вторыми – приезжих. Это абсолютно избирательное недоверие к чеченцам".

Тем не менее, эксперт верит в то, что ситуация может измениться, но только в том случае, если в России представители коренных народов будут представлены во всех ветвях власти.

Юридически всё чисто

"Предпочитать кандидатов из одних регионов другим – неправильно с точки зрения политики нашего многонационального государства, – считает председатель общественной организации "Комитет против пыток", член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Каляпин. – Как знаем мы и как следовало бы знать ФСБ, жители Кавказа всегда были прекрасными воинами, и государи-императоры всегда набирали себе личную охрану именно из жителей Кавказа. Поэтому их нынешнюю кадровую политику можно объяснить только предрассудками".

По словам правозащитника, если бы в объявлении был указан не регион, а национальность, то это можно было бы обжаловать в суде, но сейчас с юридической точки зрения всё гладко – упрекнуть авторов в дискриминации нельзя.

Их нынешнюю кадровую политику можно объяснить только предрассудками

"Дают о себе знать последствия сталинской депортации, – рассуждает Каляпин. – До сих пор же некоторые помнят сказки про белого коня, которого якобы хотели преподнести Гитлеру в подарок, и прочие небылицы. Это всё осталось. Есть закон о реабилитации депортированных, но он не особо исполняется. Плюс две чеченские войны тоже вызывают определённое недоверие силовиков, особенно кадровиков. А вообще это вредная глупость".

При этом цифр о национальном составе сотрудников в ФСБ нет – таких данных попросту не ведут (или они не доступны для широкого доступа).

По мнению специалиста по Северному Кавказу The Jamestown Foundation Валерия Дзуцати, власти РФ "конечно, не доверяют жителям Кавказа".

"Это не секрет, – объясняет Дзуцати. – Кавказцы в РФ – граждане второго сорта. Правда, это не закреплено законодательно, но так происходит на практике. Ограничения ведь касаются не только силовых структур, но и других видов карьеры".

Дзуцати считает, что нынешнее положение вещей хоть и связано с чеченскими кампаниями, но не является единственным объяснением.

"Есть еще и логика экстерриториальности, – говорит Дзуцати. – То есть в пограничниках хотят видеть кого-то из других регионов, потому что на местных не полагаются. В Осетии при протестах (имеется в виду митинг 20 апреля 2020 года. – Прим. ред.) привезли ОМОН и полицию из других регионов, поскольку местные могли не пойти против взбунтовавшегося народа. Это, кстати, происходит и в других регионах. Российские тенденции касаются как русских, так и кавказцев, но в случае с кавказцами они приобретают национальный окрас. Но и губернаторов назначают теперь тоже часто по экстерриториальному принципу".

Российские тенденции касаются как русских, так и кавказцев, но в случае с кавказцами они приобретают национальный окрас

В разговоре с Кавказ.Реалии политолог Ислам Сайдаев отметил, что, по его информации, "в ФСБ чеченцев хватает".

"Но если такой факт имеет место, о чем у меня лично нет информации, то это вполне логично, – рассуждает Сайдаев. – Привлечение работников из других регионов будет препятствовать коррупции в этом ведомстве. Специфика Кавказа такова, что население лучше идёт на контакт с иногородними работниками правоохранительных служб, чем с представителями своей нации или региона".

По телефонам, указанным в объявлении, редакции Кавказ.Реалии отказались комментировать причины, по которым чеченской ФСБ требуются жители именно Волгоградской области.

"Мы со СМИ не общаемся напрямую, – ответил представитель кадровой службы. – Я не готов подсказать, к кому вам можно обратиться".

Перспектива – Кавказ и аннексированный Россией Крым

Жители Северного Кавказа в последние 20 лет сталкивались не только с невозможностью устроиться в правоохранительные органы на работу, а даже с невозможностью выполнить свою обязанность – служить в армии. Из той же Чечни, к примеру, долгое время вообще практически никого не призывали.

История первого призыва чеченцев в 2001–2002 годах закончилась постоянными конфликтами с офицерами, требованием халяльной пищи и отказом подчиняться. В результате молодёжь вернули домой. В 2004 году из Чечни служили всего 39 призывников, причём все – на территории республики.

Позднее военкоматы Чечни набирали на срочную и контрактную службу в местные комендатуры, прокуратуру, а также в подразделения 42-й мотострелковой дивизии.

Ситуация изменилась лишь в 2014 году, когда 500 молодых людей отправили на службу в аннексированный Россией Севастополь. С тех пор эта квота в 500 человек остаётся неизменной, хотя, согласно данным военного комиссара Ахмеда Джейрханова, призывной контингент в Чечне в 2016 году составлял около 86 тысяч. Иногда из Чечни отправляют служить в Крым и в подразделения Южного военного округа, но большинство остаётся служить в республике.

По словам чеченского политолога Ислама Сайдаева, "вероятно, установлен некий лимит для Кавказа в целом".

Служба в армии - это не обязанность, а привилегия, которую нужно заслужить

"Сейчас служба в армии – это не просто обязанность, а привилегия, которую нужно заслужить", – говорит Сайдаев.

"Как преподносят власти, Брестскую крепость вместе с другими народами России защищали 500 чеченцев, и этого хватило для фашистов. Думаю, отсюда и нынешняя цифра в 500 человек. Как говорится, проверено временем", – иронизирует собеседник.

Подобная ситуация и в Дагестане. Например, в 2016 году на военную службу было призвано всего около тысячи человек, притом что призыву в республике подлежат 60 тысяч мужчин.

Количество призывников снижается и в целом по СКФО – например, в 2017 году оно стало меньше почти на 2,5 тысячи человек.

Больше всего призывников – около трех тысяч – в тот год призвали со Ставрополья, это на 900 человек меньше, чем годом раньше. Почти на 50 человек снизилась квота на призыв в КБР – всего 350 человек. Из КЧР их 400. Это на 80 человек меньше, чем год назад. В Северной Осетии число новобранцев сократилось вдвое – с 1000 до 500. В 2019 году их число стало ещё меньше – 370 человек.

В том же году Путина на встрече в Дагестане спросили о негласном правиле не брать в военные училища выходцев с Кавказа.

Никакой команды не принимать ребят с Кавказа не было и быть не может

"Конечно, никакой команды не принимать ребят с Кавказа не было и быть не может. Наоборот, нам нужны ребята с Кавказа в армии, в вооруженных силах", – сказал в ответ Путин.

Путин отметил, что "когда мы сталкиваемся с какими-то проявлениями и ребята с Кавказа где-то бузят, то лучше, если к ним придет сотрудник правоохранительных органов – человек с Кавказа – и напомнит им о традициях Кавказа".

Кроме того, Путин напомнил о военной полиции в Сирии, сформированной преимущественно из выходцев с Кавказа. "Это же мусульманская страна, и там присутствие наших военнослужащих-мусульман чрезвычайно важно, потому что это вызывает доверие у местного населения", – сказал президент.

Сейчас на популярных российских сайтах по поиску работы можно найти почти 700 объявлений о вакансиях в Федеральной службе безопасности. Согласно агрегаторам, они опубликованы в разных регионах в том числе на местных порталах. Тем не менее в Чечне, в Ингушетии, в Северной Осетии, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии такие вакансии отсутствуют. А вот жителей посёлка Дагестанские Огни приглашает к себе на работу погрануправление ФСБ по Сахалинской области. Им предлагают охранять российскую границу на Курильских островах и получать за это не менее 80 тыс рублей.

Смотреть комментарии (63)

XS
SM
MD
LG