Ссылки для упрощенного доступа

Сначала выговор, а деньги никогда? В Ингушетии уволили требовавших ковидных выплат медработников


Выступление сотрудников скорой помощи против невыплат ковидных надбавок. Ингушетия, Магас

В Ингушетии продолжается конфликт между сотрудниками и руководством Республиканского центра скорой помощи. Во время осенней волны коронавируса часть работников скорой была уволена из-за жалоб на невыплату надбавок за помощь ковид-пациентам. Только по официальным данным, всего в республике коронавирусом переболели 12 тысяч человек.

Не получив надбавки за работу с ковид-больными в июле и августе, медики направили письма к главврачу Магомеду Антошкиеву, его заместителю Закри Барахоеву, а затем и к министру здравоохранения республики Рукият Торшхоевой. Это не помогло решить проблему, и тогда медработники обратились в прокуратуру и следственное управление по Ингушетии.

Руководство скорой ответило авторам жалоб проверками, выговорами и новой аттестацией сотрудников. В аппарате Уполномоченного по правам человека в Ингушетии подтвердили девять увольнений по следам конфликта.

"Вы в зоне риска, это факт"

Положенные доплаты за работу с коронавирусными больными за июль и август не выдали многим, рассказывает фельдшер Мадина Евлоева. Она стала одной из уволенных из-за конфликта с руководством скорой помощи.

"Мы несколько раз подходили к министру здравоохранения республики, жаловались на увольнения, но она нас не принимала. Тогда мы обратились к Уполномоченному по правам человека, – говорит Евлоева. – Сотрудник его аппарата помог нам связаться с прессой и написал письмо главе республики. Вроде бы все осведомлены, и в правительстве все знают о нашей проблеме".

В марте, продолжает фельдшер, Центр медицины катастроф объединили со станцией скорой помощи, руководителем учреждения стал Магомед Антошкиев.

"Антошкиев в 2011 году стал министром здравоохранения, но через три месяца бывший глава республики Евкуров уволил его по статье за плохую работу. Спустя восемь лет Антошкиева назначили нашим начальником. На джипе в одни ворота заезжает, в другие выезжает. Ему все докладывают его ставленники, ему даже из машины выходить не нужно. Официально он постоянно на больничном", – говорит Евлоева.

Ему все докладывают его ставленники, ему даже из машины выходить не нужно

Медики записывали видеообращения к президенту России Владимиру Путину и главе региона Махмуду-Али Калиматову, писали в прокуратуру и Следственный комитет. О проверке сообщила только прокуратура и заверила: действия руководства скорой помощи законны.

В ответе ведомства на жалобу фельдшеров сказано, что июль и август не относятся к периоду пандемии, а с июля "были сформированы специализированные бригады, и они получили полагающиеся выплаты в полном объеме". Компенсационные доплаты медикам в период пандемии составляли 25% от зарплаты, а стимулирующие до 60%. Однако фельдшеры говорят, что на вызовы к больным коронавирусом продолжали ездить все сотрудники, а не только отдельные бригады.

В конце августа конфликт пыталась уладить министр здравоохранения Ингушетии Рукият Торшхоева. Она приехала на станцию скорой, собрала медиков, выслушала их, но помочь не смогла. По словам Мадины Евлоевой, министра просили уволить Антошкиева.

"То, что вы все в зоне риска, это факт", - соглашалась тогда Торшхоева. Министр заявляла, что на вызовы, где есть причины подозревать коронавирус, должна отправляться специальная бригада, а медикам, которые до этого контактировали с ковидным больным, положено уходить в карантин.

Надбавки есть, оплаты нет

Тем, кто был в контакте с больными коронавирусом, обещали дополнительные выплаты. Однако фельдшер Мовлатхан Горданова говорит, что вместо денег получила угрозу выговора.

"По приказу руководства мы без защитных костюмов не имели права оказывать помощь ковидным больным. У нас было предписание вызывать спецбригаду. Пациенты на это возмущались, мол, что вы за врачи, если оставляете больного. Как-то я выехала на вызов в пять утра, у больной коронавирусом повысилось давление. От спецбригады она отказалась. Я звоню диспетчеру, спрашиваю, что делать, мы же без защитных костюмов. Диспетчер не особо разобралась. Помощь я всё же оказала. А за контакт с больным были положены деньги. Но, как мне объяснили на работе, сначала дадут выговор за то, что не вызвала спецбригаду", – рассказывает медик.

Горданова последние месяцы находится на больничном. По ее словам, ей грозит увольнение из-за активной позиции: фельдшер собирала подписи пострадавших от невыплат.

Защитные костюмы нам давали одноразовые, их многократно отправляли в стирку, стирали до дыр и носили снова

"В самый пик пандемии защитные костюмы нам давали одноразовые, их многократно отправляли в стирку, стирали до дыр и носили снова, бывало, что они не успевали высыхать. Проблемы начались, когда сотрудники стали бороться за то, чтобы все контактирующие с ковид-больными, а не только спецбригады, получали надбавку", – говорит Горданова.

Собеседница утверждает, что оставшиеся на работе авторы жалоб получают замечания и выговоры, а также угрозы увольнением: "Многих уволили, некоторые сами ушли, не выдержав давления со стороны руководства". Всего под претензиями к руководству скорой подписи поставили около ста человек.

"По платежным ведомостям на работе за август и сентябрь у меня есть надбавки, а по моим банковским выпискам я ничего не получала. В августе 25 тысяч по ковиду и в сентябре 8 тысяч. Где эти деньги, никто не знает", – подытожила Горданова.

Зарплата фельдшера скорой в Ингушетии – 15–16 тысяч рублей в месяц.

"Вы у кого воруете бензин?"

До конфликта с руководством водитель скорой помощи Аюп Оздоев проработал на станции семь лет.

"Массовые увольнения устроило новое руководство. У меня за все годы работы не было ни одного замечания ни от начальства, ни от больных. Осенью ушел в отпуск. А когда вышел, 10 ноября, меня в тот же день уволили. Вызвали, показали приказ. Я ничего не подписал, ушел домой. Так и медработников увольняют", – говорит Оздоев.

Собеседник уверен: его вынудили уйти из-за жалоб на начальство.

Даже резервную пожарную бочку они сдали на металлолом

"На собраниях я руководству лично говорил, что они на машинах скорой накручивали пробег, как будто 20–25 километров машина наездила! А мы же записывали все показатели в конце рабочего дня. Я говорю: вы у кого воруете бензин, запчасти, масло? У своих же больных людей! Даже резервную пожарную бочку они сдали на металлолом. Документы подделывают. Проверяющие приходят, получают конверт и уезжают".

На эти обвинения прокуратура ответила, что "сведения о накрутке счетчиков и списании горюче-смазочных материалов не нашли фактического подтверждения".

На запрос о причинах увольнения фельдшеров в Минздраве Ингушетии посоветовали обратиться в следственное управление по республике, которое проводит проверку.

Работающий с этой жалобой следователь следственного управления по Ингушетии Ахмед Хамхоев ответил на звонок корреспондента Кавказ.Реалии и сообщил, что не уполномочен давать комментарии, и отказался даже подтвердить факт проверки. В пресс-службе ведомства на запрос о расследовании не ответили.

Корреспондент Кавказ.Реалии обратилась к исполняющему обязанности главного врача Республиканской станции скорой помощи Закри Барахоеву. Он ответил, что готов дать комментарии только лично, на своем рабочем месте. После напоминания о том, что пандемия все еще продолжается и мы работаем удаленно, собеседник перестал отвечать.

Смотреть комментарии (7)

XS
SM
MD
LG