Ссылки для упрощенного доступа

"Могут вырвать языки". Что случилось с журналистикой в Чечне


Рамзан Кадыров

"Рамзан Кадыров посетил...", "заявил", "поужинал", "поздравил", "побрился", "гоняет вес в спортзале"— именно так начинаются все главные новости на чеченских гостелеканалах "Грозный" и "Вайнах". Аналогичными заголовками пестрят и чеченские региональные СМИ, и даже интернет-сайты электронных СМИ. Куда исчезли журналисты, которые доносили до читателя о социальном и наболевшем? Те, кто разоблачали коррупционеров, писали про дискриминацию, о нарушении прав, о чаяниях народа?

Сегодня часто можно слышать упреки, что журналисты стали обслугой для власти, и что настоящая журналистика, как и снежный барс, исчезающий вид. Свобода слова есть, здесь абсолютно демократическая республика, люди живут счастливо, заявляет Кадыров ежедневно. Однако многие журналисты, с которыми поговорила редакция Кавказ.Реалии, утверждают обратное.

"Все под контролем"

Два года назад ушла на заслуженный отдых корреспондент чеченского радио Зулай (имя изменено по ее просьбе. – Прим. ред.), которая проработала больше 15 лет. Она отказалась говорить о заведенных в последние годы порядках на радио, но сообщила, что директор лично отслеживает весь публикуемый и выходящий в эфир контент. По ее словам, это происходит в условиях ужесточающейся цензуры.

"Все под контролем у директора радио. Чуть что не так скажешь или напишешь, могут, как говорил Кадыров, "вырвать языки", "поломать пальцы". Поэтому, прежде чем что-то написать, журналисту следует сто раз подумать, "как наше слово отзовется", – говорит Зулай.

В 2019 году глава Чечни Рамзан Кадыров опубликовал видеообращение, в котором раскритиковал дагестанцев, организовавших протесты из-за нового указателя на административной границе между республиками. Запись политик выложил в инстаграме, ее также опубликовало агентство "Чечня сегодня". Кадыров призвал жителей Дагестана "не поддаваться на провокации", а также пообещал "поломать пальцы" и "вырвать язык" всем, кто не будет уважать чеченский народ.

Там нет условий для выражения независимого мнения, в республике установлен тоталитарный режим

Независимых СМИ в Чечне нет. Однако в социальных медиа все же некоторые признаки свободы слова наблюдаются, считает молодой корреспондент одной из столичных газет, студентка 4-го курса факультета журналистики грозненского университета Марет.

"Я говорю про блогеров, которые базируются за пределами. Тумсо Абдурахманов, например. В интернете читаю, как зарубежные журналисты проводят свои расследования, как у них получается такой взрывоопасный материал. Про наших такие шокирующие подробности можно откопать, но, увы, это будет твоей последней статьей или последним днем", – вздыхает молодая журналистка.

О том, что пресса в Чечне находится под прессингом, говорит и другая чеченская журналистка, тоже пожелавшая не называть свое имя.

"Много лет назад, когда я училась на факультете журналистики в Грозном, приезжал к нам читать лекцию профессор одного из российских вузов. Он рассказывал, что подмена фактов, затаивание фактов, фальсификация фактов – все это грубо противоречит кодексу журналиста и журналистской этике. И что настоящий журналист должен подавать информацию объективно, достоверно, независимо. Но здесь это невозможно! – жалуется журналистка. – В последнее время я разочарована полностью, у меня творческое выгорание. Не хочу подпевать власти и прочим чиновникам. Все это никак не относится к журналистике. И я сейчас в поисках новой работы".

Директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская утверждает, что в Чечне есть много хороших, в том числе независимых журналистов, однако заняли они нейтральную позицию – по понятным причинам.

"В Чечне очень много журналистов, есть даже независимые. Но свободной журналистики там, безусловно, нет! Там нет условий для выражения независимого мнения, в республике установлен тоталитарный режим. Поэтому никакой свободной журналистики на территории Чеченской Республики нет", – заявляет Сокирянская.

Она подчеркивает, что большинство журналистов в регионе работают в заданных властями рамках.

"Там есть журналисты, которые честно выполняют свою работу и в установленных рамках пишут на нейтральные темы: о природе, культуре, о каких-то социальных проблемах. Однако, безусловно, нет свободного политического анализа или анализа какой-то правовой ситуации", – заключила эксперт.

Кто не с нами, тот против нас

"В ныне работающих в Чечне СМИ нет журналистов, соответственно, нет и как таковой журналистики. То, что сегодня называют средствами массовой информации: информационные агентства, газеты, телевидение, – лишь один большой пропагандистский аппарат, обслуживающий только одного человека. Выстроена очень жесткая вертикаль. Самоцензура не позволяет журналистам местных СМИ освещать даже не очень резонансные вопросы, если такая установка не спущена сверху. Фактически местные журналисты не делают новости, их задача – это перепост, публикация официальных пресс-релизов органов власти", – заявляет еще один чеченский журналист.

Не сработавшийся с редактором одной из столичных газет в Грозном, Ислам считает, что в Чечне есть журналисты, но темы для статей им спускает руководство и строго контролируют весь поток материалов.

"В Чечне есть три главных телеканала, есть газеты, которые печатаются и работают в интернете, есть информационные агентства. Да, пресса в Чечне есть, но свободной журналистики, к сожалению, нет. А люди, которые работают в этих изданиях и каналах, получают прямые указы от руководителя, что писать и о чем не писать. Даже если этих указов не будет, пока в Чечне действует кадыровская власть, ни один местный региональный журналист не напишет в открытую ни одного критического слова", – утверждает Ислам.

По его словам, некоторые журналисты даже не могут сменить работу, поскольку уход из телевидения могут рассматривать как демонстрацию несогласия с политикой Кадырова.

Кадыровская власть делает все, чтобы ее преступления в Чечне не выходили за пределы региона. В этом им помогают провластные федеральные СМИ

"Многие мои знакомые чеченские журналисты, к примеру, которые работают на чеченском телевидении, жалуются, что они просто не могут оттуда уволиться под страхом избиения и пыток, – говорит Ислам. – Увольнение с чеченского телевидения означает, что люди предают Кадырова. Местная власть так это воспринимает и не отпускает корреспондентов ни в Москву, ни в другие регионы России".

Главный редактор телеграм-канала 1АДАТ заявляет, что в Чечне есть только прокадыровская журналистика: "Потому как в кадыровской Чечне тоталитарная власть пытается контролировать абсолютно все аспекты жизни общества, свободной журналистики в Чечне нет очень давно. И не будет при этой власти. Есть только провластная журналистика, целью которой является восхваление режима и умалчивание проблем и преступлений со стороны представителей власти. Что уж говорить, если Ахмед Дудаев (министр печати. – Прим. ред.) по поручению Кадырова, созывает абсолютно все СМИ республики и ставит задачу – обелять власть любыми способами. Они даже не пытаются имитировать "свободу" или создать хотя бы "контролируемую критику". Вместо этого они открыто заявляют, что их регион "самый мирный и безопасный", что у них нет преступлений со стороны власти и каких-то проблем".

Представитель 1АДАТ считает, что в России есть несколько изданий, которые вплотную работают с чеченской повесткой.

"Есть такие издания, как "Новая газета", "Кавказский узел", Кавказ.Реалии, которые открыто пишут обо всех негативных сторонах кадыровского режима. Что касается остальных, то кадыровская власть делает все, чтобы ее преступления в Чечне не выходили за пределы региона. В этом им помогают провластные федеральные СМИ. Что касается остальных российских СМИ, они довольно охотно подхватывают то, что иногда "всплывает" на тему Чечни. Связано это с тем, что не финансируемые государством СМИ держатся на интересе читателей, а кадыровская Чечня – стабильный поставщик резонансных новостей. И если первые работают как раз в связи с отсутствием в Чечне независимой журналистики, то вторые просто делают то, что делает большинство СМИ, – подхватывают резонансные новости", – заявил представитель 1АДАТ.

Ризван, эмигрировавший в Англию после второй чеченской войны, говорит, что ситуация со свободой слова в Чечне ухудшается многие годы.

"В феврале 2014 года Руслан Кутаев (занимал различные посты в руководстве Ичкерии, позднее – президент общественной организации "Ассамблея народов Кавказа". – Прим. ред.) организовал конференцию к годовщине депортации чеченцев, вопреки тому, что была спущена неофициальная директива от главы Чечни Кадырова не проводить никаких поминальных мероприятий, приуроченных к этой дате. Но Кутаев все же провел эту конференцию. В итоге ему подбросили наркотики, он отсидел 4 года. Российские СМИ много писали про Кутаева, а чеченские журналисты молчали. Потом молодой человек, раскритиковавший Путина, – его заставили признаваться в любви к Путину. Ситуация с [пропавшим модератором чата телеграм-канала 1АДАТ] Салманом Тепсуркаевым. Это вопиющий случай... Тут явно нарушаются права человека, эта тема для правозащитников и журналистов, однако мы их не услышали. Я называю нашу журналистику карательной. Почему? Вот пример: на посту в Аргуне задерживают молодого человека, полицейские поочередно пинают его ногами. Кто-то снимает все это на видео. Что делают наши журналисты? Они находят этого парня, которого пинали полицейские, и другого, который снимал все это на свой телефон, и заставляют обоих на видео извиняться за нарушение карантинных мер".

Смотреть комментарии (11)

XS
SM
MD
LG