Ссылки для упрощенного доступа

"Слухи на уровне "одна бабушка сказала". Член Совета по правам человека при Кадырове – о похищениях и смертной казни


Иллюстративное фото

После исчезновения и пыток оппозиционного активиста Салмана Тепсуркаева в сентябре в Чечне были похищены как минимум 53 местных жителя. Между тем представители России в Европейском суде по правам человека отрицают причастность властей к исчезновению Тепсуркаева, а муфтий республики оправдал насилие в отношении него. Сославшись на отсутствие состава преступления, следователи в регионе отказались возбуждать дело о его похищении.

Примерно в то же время в Чечне пропал и житель Грозного Мовсар Умаров. По неподтвержденным данным, его и еще нескольких пропавших держат в полицейском управлении в Грозном. Родственники и адвокаты ничего не знают об их местонахождении.

На фоне сообщений о массовых нарушениях прав человека в Чечне, внесудебных задержаниях и пытках член Совета по правам человека при главе республики Мансур Солтаев предложил отменить мораторий на смертную казнь. Высшую меру наказания он предлагает рассматривать для насильников и убийц детей.

В беседе с корреспондентом сайта Кавказ.Реалии данные о похищениях в республике Солтаев назвал "сплетнями", а тех, кто их публикует, – "распространителями фейков".

– Поддержали ли коллеги и руководство Чечни вашу инициативу об отмене моратория на смертную казнь?

– Я выразил свою гражданскую позицию, она основана на мнении граждан Российской Федерации. Меня поддержали тысячи людей в социальных сетях. Они не хотят содержать за свои налоги педофилов и убийц детей. Такие люди отбывают срок, выходят на свободу и повторно совершают преступления. Убивают и насилуют детей.

Я узнавал статистику. Около пятнадцати тысяч детей в год в России подвергается насилию. Это каждые полчаса в стране ребенка или убивают, или насилуют. Это чудовищно! Я как гражданин считал, что обязан высказать позицию: надо жестко наказывать тех, о ком на сто процентов доказано, что он убил ребенка или изнасиловал. Когда анализ ДНК подтверждает, когда есть свидетельские показания, то на сто процентов понятно, что человек совершил. Думаю, такие люди не должны ходить по земле. Недавний случай – в Дагестане восьмилетняя Калимат Омарова была убита.

Справка: 28 июля 2018 года Калимат Омарова вышла в магазин, расположенный в соседнем доме. Больше в живых ее никто не видел. Поиски велись круглосуточно, в Каспийск приехали добровольцы из других регионов России. Тело Калимат было найдено 9 сентября 2018 года в 500 метрах от ее дома. Как стало известно, девочка была жива несколько дней после похищения.

Маньяк четыре дня держал ее, она просила отпустить ее к маме, а эта мразь… Я даже не могу подобрать слова, даже животным я не могу назвать, потому что животные такое не делают! Он изнасиловал и убил девочку и выбросил тело в канализационный люк.

– Тем не менее возможны судебные ошибки.

– Да, я видел от пользователей соцсетей такие возражения. Но суд – это второй вопрос, а я говорю о позиции граждан. Я призываю применять смертную казнь к тем, относительно кого есть стопроцентные доказательства. Есть такие случаи, где вина сомнений не вызывает. Есть признание, есть свидетельские показания, есть сейчас ДНК-анализ, все следственные эксперименты подтверждают, что данный гражданин – убийца ребенка, тогда я считаю, что этого преступника надо казнить.

– Каким образом можно превратить эту позицию в законодательную инициативу?

– В соцсетях Госдумы как-то было голосование, и более семидесяти процентов высказались за отмену моратория на казнь для убийц и насильников детей. Мы не Европа, я думаю, нам не надо гладить по головке педофилов. Меня поймут те, у кого есть дети, маленькая девочка, маленький мальчик дома. Для меня, как для отца, нет чужих детей в этом мире. Любого ребенка я воспринимаю как своего родного. Если в каком-то уголке мира ребенок страдает, особенно если кто-то их мучает, это и моя личная боль.

– Над чем вы работаете в Совете по правам человека при главе Чечни?

– Поступают обращения социального характера, жалобы на правонарушения. Мы рассматриваем. Одно из недавних – от граждан, которые хотят увековечить память сотрудников ОМОНа, которые погибли в ходе спецоперации. Их именами хотят назвать улицы. Мы поддержали эту инициативу, будем работать с городскими властями над этим.

Мансур Солтаев
Мансур Солтаев

В целом, занимаемся развитием гражданского общества в сфере жилищно-коммунального хозяйства, в сфере социальной защиты, здравоохранения, правопорядка. Любой гражданин по любому вопросу может к нам обратиться. Но у нас рекомендательный орган, мы не силовая структура, поэтому в рамках своих полномочий принимаем решения и передаем в профильные органы. Либо оказываем юридическую помощь.

– Недавно ряд телеграм-каналов опубликовали информацию о незаконном задержании 53 жителей Чечни, как сообщалось, у них хотели выяснить контакты похищенного модератора чата телеграм-канала 1ADAT. Поступали ли к вам в Совет обращения по этому поводу?

– Мы не занимаемся сплетнями, слухами. Если обратится кто-то с официальным заявлением, мы обязательно рассмотрим. Если же ходят слухи в телеграм-каналах на уровне "одна бабушка сказала", то мы не реагируем. Большинство слухов в социальных сетях, когда начинаешь мониторить, оказывается, что безосновательны. Любой может создать телеграм-канал и заниматься распространением фейков. Зачем обращать на это внимание?

– Возвращаясь к теме преступлений против детей, как в Чечне с ними борются?

– У нас в республике такого нет. Если честно, в последнее время не слышал. Если такое случится, то жестко в рамках закона России преступника покарают. В первую очередь, у нас есть свой менталитет, свои традиции, определенное духовно-нравственное воспитание. У нас нет пьянства. Многие преступления совершают в наркотическом или пьяном угаре, а в Чечне этого практически не встретишь. Это самый трезвый регион по статистике в России. Есть запрет на продажу спиртных напитков, но и общество само не приемлет алкоголизма. Для жителей республики это выглядит дико – пьяный человек на улице.

Кроме того, чеченское общество трепетно относится к детям, преступления против них серьезно порицаются. И глава республики разделяет это отношение, для него дети – это святое. У него самого многодетная семья, он очень любит детей. Если где-то нарушаются права ребенка, он готов хоть на край света лететь на выручку.

– Вы имеете в виду эвакуацию детей из Сирии?

– В том числе. Это была большая работа, наш совет ее координировал. Член совета Хеда Саратова тогда вела проект по возвращению. Это, разумеется, было сделано по поручению главы Чечни. Он со слезами на глазах встречал этих детей.

***

Юрист Международной правозащитной группы "Агора" Кирилл Коротеев, выступая в программе Радио Свобода "Человек имеет право", сказал, что смертная казнь запрещена российской Конституцией и возврата быть не может, потому что Конституция предусматривает только одно направление движения – к отмене. Если перепишут Конституцию, это будет другая страна, так как глава о правах человека не может быть изменена в обычном порядке принятия поправок к Основному закону, отметил эксперт.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG