Ссылки для упрощенного доступа

"Они просто ждут своего часа". Как Кадыров изменил обычай примирения кровников в Чечне


Мечеть в Грозном, иллюстративное фото

В чеченском селе Ойсхара на прошлой неделе прошел обряд примирения кровников из двух семей. Ему предшествовала гибель женщины в аварии на дороге. Порой в Чечне бывает так, что кровникам десятилетиями приходится вымаливать пощаду, прежде чем на это согласится семья убитого. Однако в древний обычай власти внесли свои коррективы: теперь примирение спешное, вынужденное и происходит под давлением на участников конфликта.

Справка: согласно обычаю кровной мести, который практикуют некоторые народы Северного Кавказа, родственники убитого должны отомстить убийце или его родным. Вражда может продолжаться десятилетиями либо пока не прольется кровь, либо пока семьи не пройдут процедуру примирения.

В Чечне есть много семей, которые потеряли близких, но еще больше тех, кто мог бы сам стать кровником, если бы не обладал терпением и сдержанностью, говорит представитель чеченского совета старейшин Европы Ахмад Докудаев.

"Я родом из села Гелдаган. Когда я был подростком в нашем доме жил человек, скрывающийся от кровной мести. От его руки погиб односельчанин. Мой отец приютил его и через старейшин пытался найти путь к его прощению. Я видел, как страдал этот мужчина. Никому такого не пожелал бы", - говорит собеседник.

В декабре 2016 года в Чечне группа молодых людей напала на полицейских и убила нескольких человек. Это событие вызвало большой резонанс в республике. В селе Пригородное, где жили родственники подозреваемого в нападении Зелимхана Бахарчиева, власти организовали сход местных жителей.

Помощник главы Чечни и кадий Грозного Магомед Хийтанаев тогда предложил выселить семью Бахарчиевых. Он проклял их под недружное одобрение собранных на сход сельчан. Старейшина семьи Бахарчиевых Асланбек скончался от тяжелой формы рака, но его не позволили похоронить в родной земле - могила находится в Ингушетии.

По подсказке кадия, семьи погибших полицейских объявили кровную месть родственникам боевиков. В конце 2016 года было непривычно слышать от религиозного деятеля, который по определению должен призывать к милосердию, такие радикальные речи.

Но сегодня, когда муфтий Чечни Салах Межиев оправдывает насилие, совершенное в извращенной форме над 19-летним модератором оппозиционного телеграм-канала 1ADAT, те призывы муфтия к кровной мести воспринимаются иначе.

"Когда людей заставляют - это не примирение"

Вендетта с давних времен была весьма распространенным способом разрешения конфликтов среди чеченцев и других народов Северного Кавказа. Поводом для кровной мести, главным образом, становилось убийство. Однако решение об этом принималось после тщательного разбирательства на совещании старейшин.

Сегодня в Чечне с этим адатом (неписанным законом - прим.ред.) стали обращаться весьма вольно, считает Докудаев: "Наши отцы были очень аккуратны в словах, когда речь шла о кровной мести. Цель была не убить виновного. Прощение кровника считалось и сегодня считается благородным поступком, богоугодным делом".

Слова Докудаева подтверждает и новшество, внесенное в этот обычай властями Чечни. Весной прошлого года председатель парламента республики Магомед Даудов объявил кровную месть ютуб-блогеру Тумсо Абдурахманову, известному жесткой критикой главы республики Рамазана Кадырова.

Эта прямая угроза осталась без всякой реакции со стороны российских властей.

Подчас понять логику чеченских руководителей нелегко: с одной стороны, председатель законодательного органа объявляет вендетту оппозиционному блогеру за слова, с другой - власти пытаются заставить старых врагов мириться.

Еще в советское время в республиках Северного Кавказа существовали комиссии по примирению кровников. Эту традицию продолжил глава Чечни Рамзан Кадыров, учредив подобную комиссию в 2010 году. Спустя всего год она отчиталась об урегулировании 376 конфликтов из 417 существовавших.

Примирение зачастую случается между обидчиком и пострадавшим насильно, если в нем фигурирует представитель власти, считает президент "Ассамблеи народов Кавказа" Руслан Кутаев. Это лишь уступка, после которой семья все равно вернется к кровной мести, подчеркнул он.

"С точки зрения ислама, когда кого-то заставляют, это не считается примирением. Эти люди не несут ответственности, если такое примирение они не будут соблюдать. А они не будут. На примирение чеченцы могут пойти, если об этом попросил близкий родственник или какой-то уважаемый человек, но когда вынуждают под угрозами - это не примирение. Пропаганда показывает мир, но на самом деле люди затаили злобу и ждут своего часа. Я даже не сомневаюсь, что большинство из них его дождется", - говорит Кутаев.

Несмотря на изменения, которые внесли власти, исторически институт примирения в чеченском обществе действительно работал. Если бы его не было, то, наверное, и народа не осталось бы, добавляет собеседник.

Сведение счетов в режиме ожидания

Чеченские пользователи социальных сетей часто пишут о том, что со сменой власти в республике возможен новый всплеск сведения счетов между кровниками, как это было после распада СССР. К тому же за 20 лет были убиты и пропали без вести десятки человек, а у кровной мести, как отмечает Кутаев, нет срока давности.

Кажется, понимает это и глава Чечни Рамзан Кадыров. Выступая летом этого года в горах Веденского района, он нарисовал своим соратникам пугающую картину будущего их потомков, когда его положение у власти пошатнется.

"Когда ситуация изменится в худшую сторону, первым делом, скажут так: «Товарищ иди сюда! Твой отец был таким-то… Выходи из этого дома»… Они, шайтаны, скажут, что наше имущество принадлежит им, наши женщины принадлежат им. Их же выбросят из домов, если они не будут способны продолжить наш путь! Сегодня, конечно, пока мы живы, мы все будем контролировать. Но мы тоже не вечны", - заявил Кадыров.

Впрочем, региональный руководитель успокоил своих слушателей, мол, никого из тех, кто мог бы прийти и захватить власть, в республике не осталось.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG