Ссылки для упрощенного доступа

Карачаевская свадьба: веселая, долгая, дорогая


Невеста

Карачаевские свадьбы часто называют самыми дорогими на всем Северном Кавказе. Так это или нет - этнографы судить не берутся. Однако нередко, чтобы выдать дочку замуж или женить сына, жители республики берут миллионные кредиты. А стоимость берне - приданого невесты - в некоторых случаях может достигать десятков миллионов рублей.

Мы отправились на традиционную карачаевскую свадьбу, чтобы узнать о свадебных традициях и о том, как они трансформировались в эпоху урбанизации и Instagram.

Свадьба без жениха

С самого утра в доме семьи невесты открыты ворота. В них постоянно кто-то заходит: курьеры несут подносы с выпечкой и корзины с цветами, прибывают гости. Во дворе накрыты столы: отдельно для мужчин, отдельно для женщин. В окне второго этажа можно разглядеть силуэт невесты в национальном платье.

Мы в поселке Первомайское, на свадьбе Аси Аджиевой. Отец девушки - владелец крупного молочного завода в Кисловодске. Сама она работает на предприятии главным бухгалтером. Жених ей под стать - 31-летний Ануар Эркенов, владелец строительного бизнеса. Правда, его на свадьбе мы не увидим. Ведь по карачаевским традициям жених в празднике "не участвует".

"Сейчас мы ждем в гости его родню, - рассказывает тетя и тезка невесты Асият Аджиева. - Они приедут забирать нашу Асюту, посидят, пообедают, а вечером уже мы к ним с ответным визитом - в ресторан".

В старину карачаевские свадьбы гуляли по неделе. Первый день сторона невесты гостей принимала у себя, затем праздник начинался в доме жениха и затягивался на несколько дней. С урбанизацией республики торжества переместились в банкетные залы, а сами свадьбы стали отмечать быстрее. Иногда - и вовсе укладываются в один день.

Тем не менее, свадебная индустрия в Карачаево-Черкесии процветает. Практически в каждом, даже в самом маленьком городе, можно найти магазин "Все для невесты". Большой популярностью пользуются певцы, ведущие, фотографы, повара. Есть даже отдельная профессия "хычинщица" - женщина, которая готовит на свадьбе традиционные ритуальные лепешки-хычины.

Ухаживания по-кавказски: 101 роза и свидания при родственниках

До свадьбы Ася видела своего жениха всего несколько раз. И всегда в присутствии родственников. Свидания наедине у карачаевцев считаются неприличными. Да и времени, чтобы изучить друг друга получше, у молодых тоже нет, ведь от знакомства до ЗАГСа редко проходит больше полугода.

В старину молодежь знакомилась либо на свадьбах, во время танцев, либо пару подыскивали родственники. Сейчас на помощь молодым пришли соцсети.

"Так было и у нас, - говорит Ася. - Он увидел мое фото в Instagram, навел справки, начал ухаживать: каждую неделю мне на работу приходили роскошные букеты цветов, по 101 розе. Я даже не знала, от кого. И так целый месяц, а потом уже объявился сам".

Буквально через пару месяцев знакомства Ануар сделал своей невесте предложение. Впрочем, одного только желания молодых для свадьбы по-прежнему недостаточно. Нужно, чтобы выбор устраивал также их родителей.

Очень приятно, князь!

Кастинг потенциальному родственнику предстоит довольно строгий: смотрят на возраст, здоровье, образование, достаток и отдельно - на родословную.

"У нас в семье к этому серьезно относятся, - рассказывает невеста. - В Карачаево-Черкесии есть исторически знатные фамилии, и все знают свое происхождение. Мой выбор родителей устроил: родословная у него первоклассная. Его дедушка, например, был первым секретарем парткома, мой дедушка - вторым".

По словам ученого-фольклориста Харуна Акбаева, в старину из-за боязни кровосмешения карачаевцы изучали всю родословную потенциального жениха или невесты до седьмого колена. Если находили хоть одну "родственную каплю", о свадьбе можно было забыть.

"Сейчас, как правило, смотрят до пятого-шестого [колена], ну и обязательно учитываются четыре родственных фамилии, - говорит Акбаев. - Бабушки и дедушки по материнской и отцовской линии. И если хоть одна совпадает - никто женить такую пару не посмеет. Сословное происхождение тоже имеет значение, еще испокон веков. Например, если в старину князь женился на дворянке (или того хуже, на простолюдинке), то их дети уже не могли быть князьями".

"Честно говоря, почти никого не знаю из молодежи, кто обращал бы на родословные хоть какое-то внимание, - отмечает студентка из Карачаево-Черкесии Зухра. - Скорее, хотят образованного, умного, чтоб зарабатывал. В общем, как и везде: все хотят хорошего и не хотят плохого".

За тебя калым отдам!

После того, как родители жениха одобряют его выбор, начинается этап сватовства. В старину сваты - родственники жениха - трижды приходили в дом невесты. Сначала расхваливали жениха и его род, потом приносили подарки, а уже на третий раз заключали брачный договор "сёз таусхан". Стороны оговаривают сумму калыма и конкретную дату свадьбы. В наши дни эти обряды несколько видоизменились. Часто бывает и так, что матери молодых встречаются где-то на нейтральной территории и сами обговаривают все вопросы.

Русский генерал Николай Петрусевич, служивший в 19 веке приставом Карачая, писал, что для каждого карачаевского сословия есть своя зафиксированная сумма калыма. У князей одна, у дворян - другая, у зависимых сословий - третья. Сейчас такого общественного договора нет, и все семьи договариваются индивидуально.

"Калым - это компенсация родителям невесты, - говорит Харун Акбаев. - На сегодняшний день это всегда более 100 тысяч. А средняя сумма - где-то 300-400 тысяч. Помимо этого, оставляют деньги на одежду невесте: это еще около 200 тысяч рублей".

Приданое на миллион: бриллианты, золото, шелка

Со стороны невесты расходы еще более внушительные. Прежде всего из-за берне - приданого. Купить нужно все необходимое девушке в первый год жизни в новой семье: от влажных салфеток и полотенец до парадных ковров, стиральной машинки и норковой шубы.

"«Берне», если буквально перевести, - это то, что отдается. Полотенца, рубашки, занавески, перина - раньше она делала все сама. В женщине ценилось умение рукодельничать. А теперь все это покупается", - поясняет Акбаев.

Также невеста берет с собой подарки для родственников жениха: его родителей, бабушек, дедушек, братьев и сестер, а еще одаривает какими-то мелочами всех гостей свадьбы. А это несколько сотен человек.

"Мы вчера огромную машину им отвезли, - говорит тетя невесты, Асият. - Вся утварь для спальни: ковры, занавески, пледы. Все по нескольку видов. Минимум - Турция, а так в основном Италия. Ну и плюс подарки ему, его родным: это и бриллианты, и одежда, и деньги".

"Но это же, наверное, сотни тысяч рублей?" - удивляюсь я.

"Нет, что вы! Это миллионы и много миллионов. Парочку миллионов только на сегодняшний день ушло: на платье, туфли, на второе платье. А само приданое и до 10 и до 20 миллионов доходит", - поясняет Асият.

Фотограф Нелля рассказывает, что мать собирает ей приданое уже много лет: "Среднее берне - это 1,5-2 миллиона. Мама мне его с детства, наверное, собирает. Хотя я пока замуж даже не собираюсь. Как-то прихожу домой, а там - бац, стиральная машинка. А лучше бы они это мне деньгами отдавали!"

Как отмечает знаток национальных ттрадиций Акбаев, не менее трети расходов на свадьбу покрывают многочисленные родственники, друзья, гости: "Ни один гость не может прийти с пустыми руками - как правило, приносят деньги".​

На вопрос о том, можно ли украсть невесту в случае ее нежелания выйти замуж, Акбаев говорит, что, как правило, обряд умыкания делается, если в доме невесты кто-то умер и годовщина еще не прошла: "Тогда праздновать свадьбу нельзя и молодежь выкручивается таким образом. А чтобы против воли - это антинорма. Я бы не дал и 1% таким случаям. В старину за такое могли и башку оторвать, а теперь - уголовное дело. И для парня это будет куда большим позором и проблемой, чем для нее".

Молчание невест и "Орайда"

В первый день невесту везут в дом жениха в сопровождении своих телохранителей - братьев и снохи. На второй день туда приезжает целая делегация из ее родственников, которые привозят и раздают берне, пируют, едят жертвенного барашка.

Невеста же, спрятанная ото всех, сидит в отдельной комнате. И по большей части молчит, как того требует обряд молчания. Первое время в новом доме она общается только со своими телохранителями.

Обратиться к родственникам жениха девушка не имеет права. "Первые дни, недели, месяцы - и до момента, пока каждый в отдельности из старших членов семьи не даст ей выкуп, то есть право говорить в его присутствии, - перечисляет Акбаев условия молчания новобрачной. - Были такие, кто год держал невестку в молчании. Это было статусно. А еще есть такая шутливая поговорка карачаевская: «За рубль разговорил - за червонец не могу теперь остановить»".​

А вот с женщинами, родственницами жениха, девушка могла говорить уже с первых дней. Они принимали ее в свой круг, и для этого существовал даже особый обряд.

Под традиционную песню "Орайда" невесту, накрытую тремя платками-оберегами, выводили из комнаты. Самый старший из аксакалов поднимал главную чашу, балаяк, и произносил здравицу в честь невестки. Лучшая сноха из рода жениха (хорошая мать и хозяйка) снимала с нее эти платки и приговаривала благопожелания. Считалось, что так молодая невестка получит от родственницы все лучшие качества.

Когда последний платок был снят, все родные жениха могли впервые увидеть лицо невесты, а его тетушки и сестры бросались обнимать девушку и шептать ей на ухо что-то приятное. Потом молодую осыпали конфетами, деньгами и рисом - чтобы жизнь ее была сладкая и изобильная.

Никях: первая брачная ночь

А вот жених все основное торжество "пропускал". Обычаи заставляли его отсиживаться у младших родственников по отцу или у соседей вместе с другими неженатыми друзьями.

"Брак - настолько сакральная и интимная вещь, что жених не мог ходить и нахвастывать тем, что он женится, становится мужчиной", - объясняет Акбаев.

Теперь, поскольку свадьбы перекочевали в банкетные залы, для женихов там обустраивают отдельное помещение. У себя дома молодой мужчина появлялся только на второй день, и то - тайно. После совершения некяха (мусульманского бракосочетания) кто-то из зятьев уже в темноте незаметно провожал его к невесте для первой брачной ночи.

"В старину неженатые друзья жениха его стерегли и устраивали облаву - вплоть до того, что могли палками «поколотить». Приходилось откупаться", - говорит Акбаев.

Когда жених появлялся, все уходили со двора и закрывали дверь в дом. Старший телохранитель и зять жениха ожидали у двери, когда тот вернется и скажет, что все хорошо.

"Если девушка не была целомудренной - жених имел право объявить об этом, и телохранители с позором увозили ее, - говорит Акбаев. - Но это очень редко. Даже на моей исследовательской памяти было только несколько случаев".

После первой брачной ночи брак считается заключенным по всем местным обычаям. А в ЗАГС молодые не торопятся. С этим тянут по нескольку месяцев, иногда - вплоть до первого ребенка.

"Но ведь это же, наверное, так волнительно: ехать к практически неизвестному человеку в дом?" - пытаю я тетушек невесты.

"Конечно, волнительно - и ей, и нам! Мы-то уже замужние женщины, понимаем, что не все так сладко, как кажется в начале. Меня мама, знаете, как учила: вот вышла замуж, под эту семью подстраивайся и живи, а свою забудь. Мы с мужем уже 30 лет живем. Идем на компромиссы. Иначе можно и на второй день развестись. А у нас здесь разводиться как-то не принято".

"Карачаевская свадьба - это прежде всего праздничные столы, вереница нескончаемых блюд, музыка, много музыки и танцы - это бесконечное веселье, сколько бы ни длилась свадьба. А вы никогда не наблюдали за тем, как дружки жениха голыми руками ломают бараньи кости? Или как девочки «умыкают» джигита из делегации гостей? А традиционные игры-шалости телохранителей невесты? Тогда вам необходимо побывать на карачаевской свадьбе - и не на городской, а что ни на есть настоящей, аутентичной и обязательно в ауле!" - говорит в заключение наш консультант Харун Акбаев.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG