Ссылки для упрощенного доступа

"На Кавказе за сплетню тебя могут убить". Как движение "Марем" помогает женщинам


Иллюстративное фото

У женщины на Северном Кавказе прав традиционно меньше, чем у мужчины: она может сталкиваться с насилием со стороны партнера, травлей и давлением родственников – и это меньшее из того, что грозит за "неповиновение". Все это усугубляется позицией близких "не выносить сор из избы". Помочь девушкам в таком обществе гораздо сложнее, но все-таки можно – именно этим и занимается появившееся недавно движение "Марем".

"Марем" – это десять активисток, среди них – юристки, психолог, журналистки и блогерки. Вместе они реагируют на сообщения девушек о домашнем и сексуальном насилии, травле в интернете и прочих случаях, на которые не обращают внимания правоохранительные органы Дагестана, Чечни, Ингушетии и других регионов Северного Кавказа.

Почему жертвы насилия боятся обращаться в полицию и как противостоять травле в интернете, Кавказ.Реалиям рассказали активистки группы "Марем".

Марьям Алиева, автор популярного инстаграм-блога "Дневник горянки":

– У нас большой поток жалоб на шантаж и травлю в интернете. У девушек выманивают фото, а потом размещают в соцсети. Если та просит удалить снимок, вымогают деньги.

Недавно анонимы выставили интимное фото 13-летней девочки. Администраторам группы написали, что она несовершеннолетняя. Но те фото не удалили, а начали раскидывать по другим пабликам. Тогда я сама обратилась в полицию и прокуратуру. В ответ мне всего один раз позвонили из РОВД Советского района Махачкалы и спросили, почему девочка не пишет заявление. Я объяснила, что она боится, что об этом узнают ее родители.

У полиции был IP-адрес шантажистов, номер банковской карты и телефона, а также скриншоты переписок с требованием заплатить. Можно было найти и привлечь их к ответственности!

Увы, мне так и не перезвонили. Видимо, полицейские не заинтересованы в том, чтобы такие фото не гуляли по сети.

Светлана Анохина, главред сайта о положении женщин на Северном Кавказе "Даптар":

– Как-то я делала с Марьям интервью как с девушкой, которая носит нарядную национальную одежду, живя в Москве. Но вместо веселой беседы о шмотках и этнических украшениях получился сложный разговор. Оказалось, что у Марьям уже есть опыт помощи женщинам, большой и иногда довольно обескураживающий. Мы решили объединить усилия. В тот период Марьям готовила к выходу книжку "Не молчи" о кавказских девушках, переживших сексуализированное насилие.

Сначала мы были вдвоем. Потом решили подтягивать единомышленниц. Так появилась наша группа. Чаще всего к нам обращаются женщины девушки из Дагестана. Но бывают и сигналы из других регионов.

Мы назвали нашу группу "Марем" – в память о Марем Алиевой, женщине из Ингушетии, которую спасти не удалось. Она долгие годы была жила в атмосфере домашнего насилия и предположительно была убита мужем в 2015 году. Тела ее так и не нашли.

Для меня это личная история. Где-то за год до исчезновения Марем сбежала от мужа, ее эвакуацией занимались московские правозащитники. Меня как человека, живущего на Кавказе, попросили поговорить с Марем, чтобы оценить степень правдоподобности ее истории.

Я пообщалась и сделала вывод, что девушка немного сочиняет. Например, она заговорила о золотых украшениях, что их надо у мужа забрать. Я подумала: ну, какие украшения, если ей грозит смерть. К счастью, мое дурацкое экспертное мнение никак не повлияло на решение о помощи Марем. Ее все равно вывезли, дали ей убежище, и в Ингушетию к мужу она вернулась не из-за меня, а поддавшись уговорам родственников.

Но я помню и не хочу забывать, что ошиблась, неправильно оценила её состояние, и в другой ситуации это могло стоить человеку жизни. И сейчас для меня любая женщина, которая просит о помощи – это Марем. И искупление моей собственной вины.

Анонимная активистка из Ингушетии:

– Зачастую проблемы у девушек начинаются после отказа мужчине. Про них начинают что-то придумывать, распускать слухи, что крайне опасно в нашем регионе, где за сплетню тебя могут убить.

Среди старшеклассников и студентов сейчас очень популярно выманивать у девушек обнаженные фото или взламывать аккаунты. Ряд групп в сети скупает этот контент по 500-700 рублей, а потом продает подписки желающим посмотреть.

Девушки боятся идти в полицию, чтобы история не получила огласку, и поэтому платят тем, кто их шантажирует этими фото.

Другой пример – в ингушском селе Яндаре недавно убили сотрудника Росгвардии. В этот момент рядом с ним была женщина. Она видела, кто стрелял, и как единственная свидетельница приняла участие во всех полицейских мероприятиях.

После этого о ней узнала вся республика и, естественно, ходят разговоры, что она была любовницей убитого. Никакой следственной тайны никто не сохранил. Полиция вроде бы охраняет ее от родственников, потенциальных убийц "чести", но я думаю, что она в безопасности лишь пока нужна следователям.

Я бы очень хотела, чтобы эта женщина увидела информацию о группе "Марем". Мы можем помочь ей. К сожалению, искать ее самим для нас небезопасно. И это я сама говорю анонимно, потому что иначе мой тейп (род – прим. ред.) надавит на близких, меня запрут дома и на этом моя работа закончится.

Я призываю подсказывать сестрам и подругам, что теперь есть адрес, куда можно обратиться. Мы найдем адвоката или напрямую свяжемся с организацией "Правовая инициатива". Если надо, поможем эвакуировать девушку в другой регион.

Анонимная активистка из Чечни:

– В Чечне исповедуют ислам, по которому женщинам предписано слушаться своих мужей. Это сильно бьет по ним вместе с гендерной дискриминацией.

С другой стороны, если твой муж хоть какое-то отношение имеет к власти, он сможет сделать с тобой что угодно: ни один полицейский и судья не посмеет пойти против них.

Но и связей иметь не надо для того, чтобы произвол в отношении детей или жены остался безнаказанным. Ты можешь быть самым простым бедняком, главное – мужчиной. Тогда на насилие будут смотреть снисходительно. Полиция не приедет на вызов, вряд ли примет заявление.

Обществу в Чечне женщина видится каким-то недееспособным ребенком, за которого должен отвечать "опекун" – муж, брат, отец. Как и ребенка, жену можно и нужно воспитывать. Как часто и случается с детьми, на жене можно оторваться за все обиды и мужские комплексы.

Стоит напоминать женщинам, что повсеместный контроль со стороны мужчин – это ненормально. Что никто не в праве проверять твой телефон, твои соцсети, никто не вправе давить стыдом и виной, требовать секса, применять насилие и силой принуждать к чему-либо. Зачастую женщины боятся жаловаться, зная, что у мужа в республике связи, мол, везде найдет.

Смотреть комментарии (9)

XS
SM
MD
LG