Ссылки для упрощенного доступа

"Пусть работают, а не крышуют". Что спасет экономику в горах Дагестана?


Женщина в горном районе Дагестана, иллюстративное фото

Правительство Дагестана опубликовало новую программу по социально-экономическому развитию горных территорий. Она рассчитана на четыре года. Как указано в документе, программа должна повысить объемы сельскохозяйственного производства и дать новые рабочие места. На ее реализацию понадобится 1 млрд 118 млн рублей.

Несмотря на оптимистичные заявления авторов, некоторые тезисы и задачи программы вызывают вопросы. Старший советник CSIS, эксперт Free Russia Fondation Денис Соколов прокомментировал самые неоднозначные из них.

Мини-цеха и крупные производства

В программе дагестанского правительства отмечена важность создания мини-цехов по переработке продукции животноводства. Проблемой названо отсутствие каналов товародвижения, а также утрата заводов, которые бы перерабатывали продукцию.

"В горах трудно создать эффективную экономику. Слишком большие транспортные издержки, трудно и дорого применять современную технику, ограниченный рынок труда. То, что в Дагестане, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии существуют очаги развития экономики в горах – это скорее вопреки рынку происходит, героическими усилиями сельских сообществ. И таких позитивных историй единицы", – напоминает Соколов.

На большом рынке трудно продавать продукцию горного приусадебного хозяйства. "Горная капуста, фрукты, сушеное мясо продаются по старым, иногда существующим с советских дефицитных времен каналам. Это 'брендовый' товар. Левашинская, былымская, тибердинская капуста, кадарское мясо, гимринские или ботлихские абрикосы. В горных территориях крупных производств нет, да и не должно быть. Там может быть какая-то небольшая экологическая фермерская деятельность. Например, мясо в Гагатли сушат для Второго рынка в Махачкале", – поясняет собеседник.

Также маловероятно, что жители в горах вообще захотят работать по ранее имевшимся схемам – например, идти на завод.

"В основном, люди проходят через города, и даже те, кто живет в сельской местности, уже горожане. Людям нужно, чтобы уровень жизни повышался, иначе у них пропадает мотивация работать. Крестьян не осталось даже в дальних горных аулах. В тех потрясающих общинах, где неформальная горная экономика процветает, хозяйством занимаются люди старшего поколения. Молодежь в своей массе не вовлекается туда: она не заинтересована в том, чтобы спокойно жить на земле, много работать и немного зарабатывать. Все хотят жить так, как живут в Москве или Берлине, где почти у всех есть родственники, рекламирующие свои достижения через социальные сети, никто не хочет оставаться лузером", – считает Соколов.

Северная Осетия: фермерство на грани выживания
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:34 0:00

Земля как преимущество

По сведениям из программы, горные территории обладают "рядом преимуществ", которые также показались эксперту сомнительными. Так, в программе указано "наличие земельных ресурсов".

"В горах дешевая земля. Но какой бы она ни была, на нее идет транспортная накрутка, плюс накрутка на стоимость жизни в горах. Пока самозанятые фермеры не считают стоимость рабочей силы, все вроде как выглядит оптимистично. Как только мы начинаем считать реальные расходы, горная экономика начинает выглядеть грустно", – напоминает Соколов.

Вывод из тени

Среди важных задач в программе указано увеличение налогооблагаемой базы. Высокую долю теневой экономики дагестанское правительство назвало одной из основных проблем. Денис Соколов считает, что вывод бизнеса из тени вряд ли повлияет на его развитие.

"Что такое вывести из тени? Обложить налогами? Издержки у производства и так очень велики, оно не может пробраться на большой рынок. Если посмотреть, кто на Северном Кавказе выходил на этот рынок за последние 25-30 лет, то это как раз неформальные группы. Например, обувщики из Махачкалы. Они выходили за счет минимизации издержек, в том числе – и собственного потребления. Если вы попробуете добавить налоговые издержки, то это будет барьер, который почти невозможно преодолеть. Плюс у этого бизнеса будут проблемы с привлечением качественной рабочей силы, ведь производство и бизнес в России конкурирует с бюджетом и силовиками. Поэтому вывод из тени в глобальном смысле выглядит неправдоподобным. Полезнее всякого обеления – сократить три четверти полицейских и чиновников. Пусть работают, а не крышуют", – считает он.

Риски, проблемы и реальные перспективы

Основной запрос у жителей горных районов – это деньги, чтобы переехать на равнину и в большие города, считает Соколов. Часто в программы развития территорий закладывают субсидии, и всегда есть риск, что люди, особенно молодежь, переедут на равнину, а деньги используют на покупку участков.

"Второй риск – коррупция при получении субсидий. Есть животноводы, а есть специалисты по освоению денег. Это всегда разные люди. Я не очень верю в программы по развитию горных территорий. Можно поддержать развитие рекреационной функции в горах, но трагичное обрушение горной экономики не остановить. Это уже произошло: большинство горцев переехали в города и на равнину, никто не вернется к старой жизни. Дагестанские горные аулы – это разрушающийся музей под открытым небом. Ему нужна не экономическая программа, а план сохранения исторических памятников", – заключил Соколов.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG