Ссылки для упрощенного доступа

Ингушское общество на перепутье


Митинг в Магасе против принятия соглашения об установлении границы между Ингушетией и Чечней

Наступят ли в Ингушетии перемены к лучшему после смены главы республики?

Как ожидается, присланный Москвой вместо Юнус-Бека Евкуров Махмуд-Али Калиматов вскоре официально возглавит Ингушетию. Наибольшие вопросы среди активистов вызывает ситуация с изменением границ с Чечней и репрессиями в отношении участников протестного митинга в Магасе 26-27 марта.

Подследственные лидеры протеста, активисты и их защитники называют преследование политически мотивированным. Вдохновители и участники протестных митингов сидят в изоляторах Нальчика и Владикавказа. Их родные пишут обращения к Калиматову с просьбой положить конец репрессиям. Правозащитный центр "Мемориал" признал активистов политзаключенными.

Тем временем в республике разворачивается вторая волна репрессий. Арестована активистка ингушских митингов Зарифа Саутиева и журналист сайта “Фортанга” Рашид Майсигов. Второму, по утверждению близких, подбросили наркотики.

Магомед Аушев, адвокат Майсигова рассказал "Кавказ.Реалии", что его подзащитному вменяют ч. 2 ст. 228 (незаконный оборот наркотиков в особо крупной размере), это тяжкое преступление, за которое грозит от 3 до 10 лет тюрьмы. Но речь на допросах шла именно о его активистской деятельности, о его публикациях на оппозиционном сайте. Также силовики выясняли, кто еще связан с сайтом и аккаунтами “Фортанги” и применяли пытки к задержанному, говорит адвокат.

"Вступив в дело, я убедился, что Майсигов не употребляет наркотиков”, - говорит его адвокат. Настоящая причина обысков и задержания, считает Аушев - изолировать активиста и автора популярного сайта.

“Я с удивлением услышал от высокопоставленного источника в прокуратуре, что это уже третий случай в Назрани за недолгое время, когда активистов за наркотики закрывают. Три случая - это тенденция. После дела Ивана Голунова это притихло в столице, перестали подбрасывать. А у нас не знают о том деле и усердствуют. Следователи знают, что подобные дела сфальсифицированы, но им приходится их вести. Они говорят 'работа такая'".

По мнению Аушева, ни новые аресты, ни даже задержания девушки-активистки, - вызов традициям ингушского общества, - не смогут в данный момент вызвать новую волну протестов, поскольку общество уже “выпустило пар”. Евкуров ушел с поста главы республики и для новых митингов должен накопиться протестный потенциал.

Адвокат Бараха Чемурзиева Магомед Абубакаров полагает, что для прекращения репрессий в отношении активистов, нужна политическая воля главы региона. Если бы следствие шло законным путем, признает защитник, то все задержанные по следам митинга были бы уже освобождены с правом на реабилитацию.

“Бараху инкриминируется ч. 3 ст. 33 и ч. 2 ст 318. Уголовное дело было возбуждено по факту якобы применения насилие в отношении сотрудников Росгвардии. Арест продлен до 25 сентября. Нам отказывают в ознакомлении с видеоматериалами с места столкновения митингующих с Росгвардией. Происходящее фиксировали несколько камер, но мы не знаем, что на видео. Нет ни свидетеля, ни потерпевшего, кто на Бараха Чемурзиева указывал бы, как на лицо, совершившее это преступление. По сути, ни одного доказательства за три месяца не предъявлено, но моего подзащитного и других держат под стражей, надеясь что-то сфальсифицировать. В одном из интервью Евкуров сказал, что нужно активистов преследовать, сажать, возбуждать уголовные дела. Это успешно претворяется в жизнь”.

Моральная поддержка народа на стороне заключенных, неравнодушные жители Ингушетии считают их народными героями, - считает адвокат.

Руководителю правозащитной организации Машр Магомеду Муцольгову, также грозил арест. Сейчас он находится за пределами России. Муцольгов резюмирует события последних месяцев: “Были митинги, потом репрессии. Нескольким активистам удалось уехать. Десятки человек сидят, десятки потеряли работу, некоторых объявили в федеральный розыск. Евкуров представил федеральному центру протест как нашу попытку захватить власть в республике путем совершения государственного переворота. Но это же неправда! На протяжении всего протеста мы встречались и с местными чиновниками, и с полпредом Матовниковым, и с федеральными чиновниками. Они с нами торговались, предлагали разные должности. Мы отказались”.

Тем временем, как сообщил источник в окружении Калиматова, вопрос по границе с Чечней считается решенным и закрытым. Относительно заключенных активистов Калиматов придерживается политики невмешательства, хотя к нему обращались близкие узников с просьбой посодействовать справедливому разбирательству. От официальных комментариев новый руководитель пока воздерживается.

Смотреть комментарии (11)

Лента Кавказ.Реалии

XS
SM
MD
LG