Ссылки для упрощенного доступа

Кочесоко: домашний арест и признание под угрозами


Мартин Кочесоко

Обвиняемого в приобретении и хранении наркотиков черкесского активиста Мартина Кочесоко 25 июня перевели из СИЗО под домашний арест. Изначально Кочесоко не признавал вину, о чем говорил и посетивший его член Общественной наблюдательной комиссии Кабардино-Балкарии Заур Жемуха. Но в республиканском МВД настаивали: подозреваемый признался.

На суде Кочесоко заявил: он признался в том, чего не совершал, только из-за угроз физической расправы. В итоге ВС КБР, рассматривавший дело несколько дней, изменил меру пресечения на домашний арест.

"Мы пока не получили обоснование, почему было принято такое решение, только вводную и резолютивную часть", – сказал "Кавказ.Реалии" адвокат Кочесоко Руслан Закалюжный. "Но мы однозначно доказали, что с этим делом не все в порядке, что подозрения, предъявляемые Мартину, необоснованные. И суд, вероятно, решил сделать этот первый шаг, чтобы обезопасить Кочесоко", - добавил он.

"Давай не балуйся"

По словам адвоката, в деле очень много очевидных неувязок.

"В рапорте не указано время, когда Мартина остановили. Потом – понятые. У них слово в слово переписанные показания. Люди не могут повторять одно и то же, достоверность этих показаний – под сомнением. Задержание произошло в безлюдном месте, в 40 километрах от Нальчика. И вот, понятые в 16.20 получили приглашение участвовать в следственном действии, будучи в Нальчике, а в 16.30 они уже якобы оказались на месте. Даже судья на это обратила внимание", - рассказал Закалюжный. По его словам, эти же трое понятых фигурировали еще в трех уголовных делах

"Нас спрашивают – почему же он молчал так долго? А он не молчал. Он еще на суде 9 июня родственникам сказал: 'Мне угрожали убийством, это не мое, я вынужден был соглашаться'. Он представителю ОНК, который к нему ходил, об этом говорил. Он своим адвокатам об этом говорил. Но все боялись, не знали, что делать. Потом к нему пришел сотрудник СИЗО и стал передавать угрозы ЦПЭ – мол, если ты будешь отказываться, мы тебя поместим в такую камеру, что с тобой там что угодно сделают. 'Ты давай не балуйся, пиши еще одно заявление, что ты еще раз всё признаешь и готов даже показать, где ты всё это достал'. Они запугали его – он опять это всё подписал. И дальше уже приехали мы, и получилось остановить этот беспредел", – сказал Закалюжный.

На заседании Верховного суда КБР Кочесоко указал, что за две недели до задержания к нему приходили с угрозами представители власти. До начала рассмотрения апелляции активист написал два заявления в прокуратуру и в Следственный комитет. "На суде он также четко и выверенно рассказал, как всё было, и прокурор попросил судью выделить этот материал из протокола заседания и отправить в СК для проверки", - отметил адвокат.

"Они же знают своего сына"

Как рассказала "Кавказ.Реалии" адвокат и родственница Мартина Людмила Кочесокова, он живет с родителями. Его мать и отец – инвалиды III группы.

"Сестренка вышла замуж и уехала, а он у них единственный сын, который с ними живет и во всем им помогает. Они восприняли это всё очень тяжело, особенно с учетом состояния здоровья, мать даже не могла ходить на суды. Естественно, это шок, они же знают своего сына, а тут такие обвинения и такая ситуация", - говорит собеседница.

Задержание сына – удар для родителей не только моральный, но и материальный: Мартин сам занимался большим домашним хозяйством.

"Нет никаких сомнений, что наркотики ему подкинули. Вы видите, что Мартина характеризуют исключительно с положительной стороны все друзья, знакомые, коллеги. И он намерен доказывать свою невиновность, пойти до конца", - рассказывает Кочесокова. Мартина запугали и заставили признаться, утверждает она.

"Беспрецедентно для республики, замордованной террором силовиков"

Сторонники Кочесоко рассчитывают, что внимание к его делу в СМИ поможет активисту. Об этом говорит общественный деятель Андзор Кабард.

"Мартин имеет беспрецедентную для кавказского парня в России медийную поддержку, – указал он, – И не только медийную: за него вступился сенатор Арсен Каноков, его представляют известная адвокатская контора "Коблев и партнеры", а также правозащитные организации – например, ПЦ 'Мемориал"'. "Поддержать Мартина в суд приходили сотни человек, что тоже беспрецедентно для абсолютно замордованной террором силовиков республики, где люди уже боятся собственной тени", – отметил собеседник.

Правозащитник Оюб Титиев освобожден в Чечне по УДО
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:15 0:00

"Если бы дело не стало резонансным, скорее всего, парня не спасло бы ничто", – считает Кобард.

"Мы с Мартином знакомы более шести лет, неоднократно участвовали в совместных мероприятиях, в том числе благотворительных, посвященных соотечественникам из Сирии. Знаю его только с самой хорошей стороны – скромный, трудолюбивый, порядочный парень, который работал над сохранением языка, культуры", – рассказала "Кавказ.Реалии" соучредительница общественной организации "Жьэгу" ("Очаг" в переводе на русский. - прим. Ред.) Ольга Бегретова.

"В том, что его отпустили под домашний арест, сыграли роль несколько факторов: блестящая работа адвокатов, большой общественный резонанс, заявление Мартина о том, что он оговорил себя под угрозой смерти и тот факт, что одновременно развернулось широкое обсуждение ситуации с делом Ивана Голунова. Дело Мартина вызвало огромную волну возмущения не только в России, но и в черкесских диаспорах зарубежья. Надеюсь, что это еще не конец, и мы увидим Мартина на свободе", - отметила Бегретова.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG