Ссылки для упрощенного доступа

"Не чувствую себя в безопасности"


Лом-Али Элбиев

Чеченский предприниматель Лом-Али Элбиев рассказывает о пытках по указанию премьера Чечни Муслима Хучиева

На прошлой неделе Госдепартамент США запретил въезд в страну премьер-министру Чеченской республики Муслиму Хучиеву за причастность к серьезным нарушениям прав человека, в частности – к пыткам. В соответствии с законом въезд в Соединенные Штаты автоматически был запрещен и его супруге, Сапият Шабазовой. Радио Свобода поговорило с бывшим грозненским предпринимателем Лом-Али Элбиевым, который летом 2017 года рассказал о пытках, применявшихся к нему по указанию Хучиева – тогда еще мэра Грозного.

Российские власти обрушились с критикой на решение Госдепартамента. Глава Чечни Рамзан Кадыров назвал запрет на въезд Хучиева в США "юмористическим номером", добавив, что чеченский премьер никогда не был в Соединенных Штатах и "прекрасно проживет без визитов туда и дальше". Сам Кадыров еще в декабре 2017 года был внесен в американский санкционный список за причастность к пыткам и другим грубым нарушениям прав человека.

Муслим Хучиев и Рамзан Кадыров
Муслим Хучиев и Рамзан Кадыров

Министерство иностранных дел России заявило, что обвинения в адрес Хучиева о его причастности к пыткам являются "необоснованными", а внесение его в черный список невъездных в США – "напрасными попытками нажима на Россию" и проявлением "курса на дальнейшее обострение российско-американских отношений". Российское внешнеполитическое ведомство также пообещало "не оставлять без ответа подобные враждебные действия".

​Муслим Хучиев родился в селении Закан-Юрт Ачхой-Мартановского района Чечни в 1971 году. В 1994-м окончил МГУ по специальности "журналистика", работал корреспондентом на втором канале телевидения. Государственную службу начал в 2004-м году пресс-секретарем президента Чеченской республики Алу Алханова, но через полтора года перешел в команду Рамзана Кадырова, который тогда был премьер-министром Чечни и противостоял Алханову в ожидании своего 30-летия, позволившего ему занять высший пост в республике. В январе 2016 года издание Meduza внесло Хучиева в список самых влиятельных людей в Чечне.

Хучиев в ответ на запрет Госдепартамента США заявил, что ему "ни холодно, ни жарко" от введенных против него санкций, и предположил, что для Госдепартамента США является преступлением сам факт того, что он является "гражданином великого, суверенного, независимого от политики Запада государства, каким является Россия".

Так ли это на самом деле? Радио Свобода попросило прокомментировать решение о запрете на въезд в США для Муслима Хучиева Лом-Али Элбиева, 59-летнего грозненского предпринимателя, который в 2017 году утверждал, что Хучиев лично распорядился применить к нему пытки электрическим током после отказа Элбиева, работавшего в тот момент руководителем грозненской муниципальной организации "Теплоснабжение", выполнять его распоряжения о назначении или увольнении сотрудников.

"Муслим Хучиев звонит кому-то по телефону и говорит: "Этот человек ничего не понимает, привезите аппарат, который с током. Надо с ним по-другому говорить". А потом он еще Ахьяду [начальнику службы безопасности] говорит, что вот, его мой брат на работу рекомендовал, а он ему [Беслану] документы не предоставил, даже зная, что это мой брат, – очень его это задело", – рассказывал Хучиев в интервью Радио Свобода два года назад. "Меня спустили в подвал. Подвал подготовили, поставили стол, стул, меня снова заковали. И начали пытать током. Сначала руки положили на стол, стали подключать провода к пальцам, но когда они включали, тело не слушалось, прыгало, крики вырывались, и все у них выбивалось. Тогда они продели руки через спинку стула и заковали сзади, но там тоже у них долго не получалось. Потом они хотели мне за уши провода прикрепить. У них был пистолет, они имитировали выстрел пистолета: дуло у виска – и в этот момент они бьют по столу дубинкой. Я говорил: "Да лучше застрелите уже".

5 июня Элбиев обратился с заявлением о пытках в правозащитный центр "Мемориал". На тот момент он и его семья уже находились в Европе, куда им удалось выехать из Москвы 9 марта.

В разговоре с Радио Свобода Лом-Али Элбиев говорит, что еще больше опасается за свою безопасность после решения Госдепартамента США – ведь о других случаях причастности Муслима Хучиева к пыткам публично не сообщалось. Тем не менее, его эта новость "порадовала". Элбиев также сказал, что готов вернуться в Россию и в Чеченскую республику лишь после полной смены власти в Кремле.

Лом-Али Элбиев
Лом-Али Элбиев

​– Как вы оцениваете запрет на въезд в США Муслиму Хучиеву? Как вы восприняли эту новость?

– Честно – меня это радует, хотя бы уже начинают узнавать, что он из себя представляет, этот человек. Как бы волк в овечьей шкуре. Я про него тоже считал, что это такой интеллигент, порядочный. Теперь не сожалею, но слишком радоваться – такого нет. Скажем так: то, что ему ограничивают свободу, – это мне приятно.

– Как вы думаете, в чем смысл этого запрета? Рамзан Кадыров назвал это "юмористическим номером" и сказал, что "Хучиев никогда не был в США и не собирался". В чем тогда смысл?

– Знаете, они могут говорить одно, но как они считают на самом деле – мы не знаем. Мне кажется, это только на словах. Сам Хучиев тоже высказался и сказал, что ему "ни холодно, ни жарко", но это просто слова.

– Как вы думаете, почему именно сейчас США обратили внимание на личность Муслима Хучиева, на те факты пыток, в которых он, по версии Госдепартамента и по вашим словам, был замешан? Почему этого не произошло раньше?

– Вот этого я даже сам не могу сказать. В принципе, я один раз жалобу подал и больше нигде интервью не давал. Потому что я знаю, какое давление они оказывают и на дальних родственников, и на друзей – там разницы нет. Почему именно сейчас ему запретили въезд, не знаю. Наверное, Хучиев совершил еще какие-то преступления, помимо преступлений по отношению ко мне. Может быть, у них какая-то информация есть.

– Но у вас такой информации с тех пор не было?

– Не было. Я все хочу найти в интернете, но кроме себя, в принципе, я не видел, чтобы Муслим был замешан. По пыткам – только моя история, только о том, что они сделали со мной, есть информация.

– Где вы сейчас живете? Вы по-прежнему находитесь в Европе или вернулись в Россию?

– Нет, конечно, я в Европе: не могу сказать где, потому что сейчас, после этого мне, наоборот, кажется, что они будут еще больше меня стараться найти. Так что, с одной стороны, меня новость даже обрадовала, с другой стороны, меня настораживает то, что других случаев нигде не описывают – только мой случай. Конечно, я опасаюсь, чтобы они не узнали, где я. У них все-таки деньги, а деньги делают все. У них миллиарды!

– То есть в безопасности в Европе вы себя не чувствуете?

– Честно сказать, не чувствую, пока они у власти. У них власть, деньги. Поэтому они могут... То, что они сегодня достают в разных странах людей, – это не секрет. Все пишут: там убили, там отравили, там это сделали. Поэтому, конечно, в безопасности я себя не чувствую. Я ни с кем не общаюсь, даже с друзьями.

– Вам угрожали после вашего отъезда из России и после объявления о запрете на въезд Муслиму Хучиеву и его супруге в США?

– Сейчас, в последние дни, пока нет. До этого – да. Я знаю, что они меня разыскивали, были у моего родственника: приезжали, спрашивали, говорили, что хотели бы поговорить.

– Чеченские власти неоднократно призывали чеченцев, живущих в Европе, возвращаться в Чечню. Как вы думаете, к этим призывам стоит прислушиваться?

– Я думаю, конечно, нельзя.

– Вы думаете, что сейчас в Чечне по-прежнему практикуются такие пытки, каким подверглись вы?

– Наверняка, конечно. Никаких сомнений нет в том, что они совершают эти преступления, у меня нет, да и не только в Чечне, по-моему, тут обо всей России можно говорить.

Следы пыток на ногах Лом-Али Элбиева, показанные им правозашитникам из "Мемориала"
Следы пыток на ногах Лом-Али Элбиева, показанные им правозашитникам из "Мемориала"

​– Когда Муслим Хучиев участвовал в организации ваших пыток, он был всего лишь мэром Грозного, сейчас – ни много ни мало председатель правительства Чечни. С чем вы связываете такой его карьерный рост за довольно короткое время?

– Преданность. Его брат Тамерлан после этого стал главой администрации Ачхой-Мартановского района. Лояльность, преданность, да и боится он Кадырова страшно.

– Почему?

– Он уже однажды был в опале в 2012 году. Тогда его подвергли, наверное, таким же пыткам, каким меня он сам подверг. А потом опять взяли на работу (в 2012 году Рамзан Кадыров уволил Хучиева с поста мэра Грозного, обвинив его в незаконном отводе земельных участков, однако в 2015 году вернул его на прежнюю должность. –​ прим. ред.).

– Что вообще должно произойти в Чечне и в России, чтобы мы перестали получать оттуда сообщения о пытках, чтобы вы рассмотрели для себя возможность туда вернуться?

– Я думаю, что это все связано только с Москвой. Если в России власть поменяется, только тогда можно говорить о возвращении. Пока я об этом даже не думаю, – говорит Лом-Али Элбиев.

Новые сообщения о пытках поступают из Чечни постоянно. Последняя по времени новость датируется апрелем: Следственный комитет в Чечне возобновил проверку жалобы актёра грозненского Театра имени Лермонтова Тимура Дебишева на избиения и пытки током в полиции. Об этом в четверг сообщила организация "Комитет против пыток". В ответе, полученном правозащитниками, утверждается, что проверкой заявления актёра с начала апреля занимается отдел по расследованию особо важных дел. В январе стало известно, что Следственный комитет отказался возбуждать дело о пытках Дебишева. В правоохранительных органах сочли, что актёр якобы получил травмы, подравшись с "гражданскими лицами" у отдела полиции. В июне 2015 года грозненский офис Комитета против пыток был разгромлен неизвестными, а Рамзан Кадыров назвал сотрудников правозащитной организации "провокаторами", которые сами спровоцировали нападение, чтобы "прославиться в мировой прессе".

Марк Крутов

Радио Свобода

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG