Ссылки для упрощенного доступа

"Власти пытаются забыть Беслан, словно это были кухонные разборки"


Траурное мероприятие в Беслане, архивное фото

В минувшие выходные в Праге прошел показ фильма "Незаглушенные голоса Беслана". На премьеру приехали представители организации "Голос Беслана" Элла Кесаева и Земфира Цирихова. В интервью для "Кавказ.Реалии" они рассказали о том, почему этот фильм вряд ли покажут в России и потребовали наказать виновных в бесланской трагедии, в которой 15 лет назад погибли 334 человека и 810 получили ранения.

Есть ли новости, касающиеся расследования дела о погибших в школе №1 в Беслане, после вашей победы в ЕСПЧ?

Элла Кесаева: В сентябре 2017 года решение Европейского суда по правам человека вступило в законную силу. Было дано три месяца на его исполнение. Суд признал вину государства, признал применение сверхнеобходимого оружия во время штурма спортзала. Он обязал Россию выплатить компенсации. Все факты, которые установили в Страсбурге, я считаю большой помощью, так как внутри государства не провели такого расследования, которое провели в Страсбурге.

Компенсации нам начали выплачивать в самый последний день, но они уложились в срок. Однако первая часть решения ЕСПЧ была полностью проигнорирована. Поэтому мы начали писать ходатайства в следственные органы на основе решения Европейского суда по правам человека. Просили провести расследование. Мы никак не ожидали ответов, которые в итоге получили. Сотни постановлений были получены по нашим ходатайствам. Следователи из раза в раз отвечали потерпевшим, которые ждали расследования, - отказать. И это они делали со ссылкой на старые постановления за 2004-2006 год. Решение ЕСПЧ игнорировали полностью.

"Голос Беслана": почему Путин виноват в теракте
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:39 0:00

Когда, по-вашему, может случиться объективное расследование этого дела в России?

Э.К.: Я вижу волю, которая этому препятствует. Сейчас та же власть, что и была в 2004 году: тот же президент, министры практически никуда не ушли, просто переместились на другие должности. И все они реально обладают высшей властью в стране и возможностью воздействовать на следователей и суды, что они все эти годы и делали. Иначе почему бы, допустим, следователям Хасавову или Халину не расследовать бесланскую трагедию?

Земфира Цирихова: Я поддерживаю Эллу. Мы надеемся, что что-то изменится, но пока они у власти, ждать ничего хорошего не стоит.

После того как вы вышли в футболках с надписью "Путин палач Беслана", вас, по некоторым данным, перестали приглашать на акции по трагедии. Как вы этому относитесь?

Э.К.: Нет такой процедуры "звать нас". Зовут чиновников, а мы сами всегда приходили. Но для власти было полной неожиданностью, что мы тогда вышли в футболках. Они как-то пытались после этого дезинформировать население. Сразу после акции нашей провели концерты в поддержку инвалидов. Впервые за 13 лет после теракта вспомнили, что у нас есть инвалиды, и на лечение у них денег нет. И там все артисты были в белых футболках.

З.Ц.: Я просидела [в спортзале школы №1] со своими детьми, и я еще должна ждать какого-то приглашения на эти мероприятия? Это какой-то бред.

Э.К.: В эти три дня власти республики ходят на траурные мероприятия, и, если они не придут, это будет очень отрицательно их характеризовать. С этим они считаются и приходят, но не потому, что переживают и разделяют наше горе. Первого, второго и третьего сентября федеральные чиновники делают все, что угодно, только не вспоминают Беслан. Но закрыть и забыть эту тему они не могут, народ-то помнит. Власти пытаются забыть Беслан, словно это были кухонные разборки, просто наша личная трагедия. Но это не только наша боль, а трагедия всего мира. В Беслане сконцентрировано все то, на что способна власть.

Эти события становится частью поп-культуры. Например, на Неделе моды в Москве была коллекция одежды, посвященная Беслану. Что вы думаете о переходе памяти о школе в массовую культуру?

Э.К.: Положительно, конечно, отношусь. Мы даже видели эту коллекцию. Память, в чем бы она не выражалась – будь то одежда, цветы или минута молчания – все для нас очень важно и дорого. Но нас возмущает, когда в годовщину трагедии делают вид, как будто Беслана и не было.

З.Ц.: Конечно, мне важно, что люди помнят об этом – в разных формах. Мы стараемся, чтобы помнили, и будем идти до конца, чтобы узнать виновников этой трагедии.

Вы их знаете, но хотите, чтобы их назвали

З.Ц.: Никто не выйдет и не скажет, что он виновен. Мы, конечно, понимаем, кто виноват в этой трагедии.

Как в Северной Осетии с годами меняется отношение к бесланской трагедии? И меняется ли?

Э.К.: Годы свое дело делают. Если бы не решение Европейского суда по правам человека, я думаю, то, что в Беслане случилось, обросло бы мифами под руководством представителей нашей власти. Они пытались это сделать. Миф был такой: новую школу построили напротив школы №1, и каждое утро в ней звучала песня, восславляющая спецназовца, который спасал заложников. И классы называли именами погибших спецназовцев, в их честь устроили классные уголки и школьный музей. Эта мощная агитационная волна поднялась, и ее приостановило только решение ЕСПЧ. Люди узнали, что, оказывается, эти службы виноваты. И дети, которые слушают эту агитацию, не понимают, что учителя по указке подносят им навязанные стереотипы. Многие из учащихся новой школы даже хотели идти в спецназ или в ФСБ. После решения ЕСПЧ эта волна остановлена, песни прекратились.

Какой вы видите развязку этой истории?

Э.К.: Если бы не решение ЕСПЧ они бы так и остались героями. И нас бы все воспринимали как сумасшедших, ярлык бы навесили. Мы мечтаем о том, чтобы все виновники были наказаны. Мы их знаем, и они должны понести ответственность.

Вы можете назвать имена?

Э.К.: Путин, конечно, первый. С него начнем, потому что он главнокомандующий. Ведь президентство, это не только привилегии и шикарный образ жизни, но и ответственность. Какая ответственность у него, когда подчиненная ему армия обстреляла школу огнеметами? Он приехал ночью тайно, как трус, погладил директора школы и уехал.

З.Ц.: Дожить бы мне до этого конца, который я действительно хочу узнать. Мы хотим, чтобы виновники были наказаны. Спокойствия все равно не будет, детей мы уже не вернем. Но главное, чтобы виновные, несмотря на должности, понесли наказание.

Как вы считаете, возможен ли показ фильма "Незаглушенные голоса Беслана" в России?

Э.К.: Не дадут показать. Беслан – одна из тех тем, которые заставляют их держаться за власть. Не будет у них власти, и первое за что они понесут ответственность – это Беслан, это их самое страшное преступление.

Смотреть комментарии (31)

XS
SM
MD
LG