Ссылки для упрощенного доступа

Вера сильнее режима: в России всё больше преследуют инаковерующих


В последнее время правозащитные организации отмечают рост репрессий против последователей целого ряда религиозных течений, в основном мусульманских — "Нурджулар", "Хизб ут-Тахрир", "Таблиги джамаат" и других, а также против христианской организации "Свидетели Иеговы". Только за последний месяц в Поволжье силовики прекратили деятельность двух молельных комнат салафитов в Самаре, начался суд по делу последователей богослова Саида Нурси в Казани, задержаны пятеро адептов "Свидетелей Иеговы" в Кировской области. Ранее в этом году задержания "свидетелей" прошли в Перми, Пензе, Набережных Челнах и других городах региона. По обвинению в террористической деятельности были осуждены десятки сторонников "Хизб ут-Тахрир" в Татарстане и Башкортостане. "Idel.Реалии" поговорили с экспертами об условиях, в которых разворачиваются эти репрессии, о причинах и возможных последствиях происходящего.

По данным информационно-аналитического центра "Сова", в период с января по август этого года в России было неправомерно возбуждено только по антиэкстремистским статьям рекордное количество дел против разных групп верующих. Правозащитники сообщали, как минимум, о 52-х таких делах, что более чем вдвое превышает показатель прошлого года, даже без учета дел сторонников "Хизб ут-Тахрир", которые получают длительные сроки заключения по "террористическим" статьям. В Татарстане возбудили "экстремистские" дела против подозреваемых в причастности к деятельности запрещенных "Таблиги Джамаат" и мусульманской общины файзрахманистов. Однако львиная доля "уголовок" пришлась на "Свидетелей Иеговы", массовое преследование которых началось примерно через год после признания организации экстремистской Верховным судом России в апреле 2017 года.

Само по себе то, что люди продолжают собираться вместе, проводят какие-то богослужебные собрания, считается экстремизмом, поскольку их организация признана экстремистской

— Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в отношении верующих в последние годы стало важнейшим инструментом репрессий, — рассказала в интервью "Idel.Реалии" эксперт центра "Сова" Ольга Сибирева. — Рост репрессий в отношении "Свидетелей Иеговы" четко прослеживается после запрета центральной и местных организаций. Их начали преследовать по разным направлениям — во-первых, за продолжение деятельности экстремистской организации. Само по себе то, что люди продолжают собираться вместе, проводят какие-то богослужебные собрания, считается экстремизмом, поскольку их организация признана экстремистской. Кроме того, есть еще масса других форм преследования "свидетелей", самая яркая из которых — это отъем имущества, как раз сейчас проходят суды по отъему имущества организации.

Обвинять в экстремизме пацифистски настроенных людей — это, конечно, большое "достижение" наших властей, — продолжает Сибирева. — Тут, во-первых, сказалась общероссийская нелюбовь к сектантам, а "Свидетели Иеговы" выделяются на фоне других "неправильных" организаций ещё и тем, что они прохладно относятся к власти, не отмечают государственные праздники, не считают возможным воевать, стараются никак не сотрудничать с властью. Они делают много полезного, но при этом не готовы поддерживать правительство. Конечно, властям это кажется опасным. При этом репрессии не обрушились на них в одночасье, "свидетелей" и до этого преследовали в рамках антиэкстремистского законодательства, задерживали, запрещали литературу и богослужения. Они могли еще долго так продержаться, но власти захотели решить вопрос более радикальным образом.

Что касается усиления репрессий против "Хизб ут-Тахрир", то в них эксперт видит политическую подоплеку и связывает их с попытками властей установить контроль над нелояльной частью населения в Крыму:

— Новая волна преследований "Хизб ут-Тахрир" связана с тем, что Крым вошел в состав России. На территории Украины эта организация не была запрещена, а после присоединения полуострова "тахрировцев" начали преследовать уже в соответствии с российскими законами. Учитывая, что там непростая ситуация в отношениях с крымскими татарами, то не всегда в сотрудничестве с "Хизб ут-Тахрир" обвиняют людей, которые реально имеют отношение к этой организации. Там могут быть совершенно иные мотивы. Возможно это всего лишь способ расправиться с крымско-татарскими активистами, противниками референдума 2014 года.

Новая волна преследований "Хизб ут-Тахрир" связана с тем, что Крым вошел в состав России

Прошлый год оказался рекордным — 40 "тахрировцев" были отправлены за решетку. Наказание сторонникам "Хизб ут-Тахрир" с годами также увеличивалось. В 2007 году в большом казанском деле возникло "ноу-хау": членам организации впервые вменили подготовку свержения конституционного строя. После введения в уголовный кодекс в 2013 году статьи 205.5 (организация деятельности террористической организации и участие в ней) участие в "Хизб ут-Тахрир" начали квалифицировать по этой статье. В результате утверждения "пакета Яровой" даже рядовой участник может получить до 20 лет тюрьмы, а лидеры — ещё больше. Например, в этом году суд приговорил организатора "уфимской ячейки" к 24-м годам лишения свободы. Правозащитный центр "Мемориал" признал фигурантов процесса в Уфе политзаключенными.

С другой стороны, эксперты "Совы" отмечают и явное ужесточение репрессий в отношении последователей двух других мусульманских течений — "Нурджулар" (сторонники богослова Саида Нурси) и миссионерского движения "Таблиги Джамаат". За первые восемь месяцев этого года по делам этих организаций были осуждены 22 человека за организацию или участие в экстремистской деятельности, 20 из них получили реальные сроки, самый длительный из которых составил восемь лет.

Эксперт Института прав человека Лев Левинсон связывает всплеск репрессий против нелояльных религиозных групп именно с гонениями на "Свидетелей Иеговы". Он считает кампанию против этой организации наиболее ярким примером антирелигиозной кампании. Левинсон рассказал "Idel.Реалии" об условиях, в которых такая кампания стала возможной, и о её причинах.

Закон 97-го года выделил четыре титульные религии, государство соглашалось признавать только те религии, которые действовали в СССР официально и доказали свою управляемость

— Во-первых, ещё в 1997 году был принят закон "О свободе совести и религиозных объединениях", который дифференцировал тех, кто на протяжении недолгих семи лет пользовался религиозными свободами в России после принятия в 90-м году союзного и российского законов о свободе вероисповедания. Закон 97-го года выделил четыре титульные религии, государство соглашалось признавать только те религии, которые действовали в СССР официально и доказали свою управляемость, в том числе, например, баптистов, христиан веры евангельской, старообрядцев. С другой стороны, все те конфессии, которые получили возможность действовать официально с 90-го года, становились религиями второго ряда, ограничивались их свободы в образовательной и миссионерской деятельности. Таким образом, законодательные условия для ограничения религиозных свобод были заложены еще в конце девяностых.

Во-вторых, на протяжении последних десяти лет раскручивалась антикультистская пропаганда. Телевидение и другие СМИ извергали по существу совершенно ложную информацию о якобы тоталитарном характере религиозных движений, в том числе "Свидетелей Иеговы", а они не имели возможности ответить на эти инсинуации. Создавался коллективный портрет новых религиозных движений, которые называли тоталитарными сектами, опасными для жизни, здоровья, имущества и неприкосновенности личности. Говорили, что они занимаются "кодированием", и вообще якобы во всем мире к ним относятся негативно. Так были созданы условия, в которых запрет деятельности этих организаций воспринимался как мера по защите общества. Третье условие — это антиамериканизм в политике. В этом смысле "Свидетели Иеговы" очень удобны для антиэкстремистской машины, потому что их центр находится в США, и это организация с жесткой, централизованной, вертикальной структурой.

Причины ужесточения репрессий против "Свидетелей Иеговы" эксперт видит в закрытости этой организации, её последовательном антимилитаризме и конкуренции с Русской православной церковью.

"Свидетели" — реальное, активно практикующее религиозное сообщество, построенное таким образом, что вмешательство извне крайне затруднительно

— "Свидетели" — реальное, активно практикующее религиозное сообщество, построенное таким образом, что вмешательство извне крайне затруднительно. У них нет такой приятной нашим властям истории сотрудничества с "органами", нет агентуры в лице высших руководителей — всего того, что в советские времена было частью религиозной политики. При этом РПЦ воспринимала их как конкурентов, потому что социальная база и возрастные группы у них приблизительно одни и те же. К примеру, Общество сознания Кришны и другие экзотические восточные культы не столь многочисленны и практически не конкурируют с РПЦ. В каком-то смысле эта кампания стала ответом на запрос со стороны Московской патриархии. И в отличие от всех прочих организаций "Свидетели Иеговы" полностью отрицают военную службу. У них более 150 тысяч последователей, и именно они массово проходили альтернативную гражданскую службу, в первое время действия закона об АГС в России большинство "альтернативщиков" были членами этой организации.

Лев Левинсон говорит, что неправосудное преследование "Свидетелей Иеговы" — это яркое следствие формирования в России идеологического государства, в котором за неимением ничего другого православие рассматривается в качестве основы государственной идеологии. "Это чистая политика, она не направлена на поддержку религиозных ценностей и нравственности в обществе, — считает он. В результате врагами оказываются не только "свидетели", но и Украинская православная церковь, и Константинопольский патриархат".

По мнению правозащитников, не последнюю роль в раскручивании маховика репрессий играет и собственная логика судебной и полицейской бюрократии, которая пользуется открывшимися возможностями для реализации своего репрессивного потенциала.

— Произошло перераспределение репрессий по стране. О Кавказе, например, можно сказать, что репрессии даже уменьшились, — говорит лидер общественного движения "За права мусульман" Али Чаринский. Силовики и раньше на этом с радостью зарабатывали, но им позволяли давить только мусульман на Кавказе и в поволжских регионах. Сейчас им это позволяют делать по всей России, и они распределили давление на многие другие группы российского общества.

Чаринский, который и сам уехал из России и продолжает свою правозащитную деятельность в Украине, считает, что в условиях упадка политического режима в России общество начинает острее реагировать на случаи репрессий.

— Авторитарный режим легко пошатнуть новым здравым политическим проектом. Сегодня появляется всё больше несогласных, которые проявляют больше интереса к тем или иным политическим взглядам — будь то реальная политическая оппозиция или религиозные движения. Люди активнее ищут альтернативу тому миру, в котором они живут. В ответ на это режим, естественно, активнее сопротивляется.

Не удивлюсь, если завтра любых оппозиционеров, типа сторонников Навального, будут признавать экстремистами и сажать на длительные сроки точно так же, как сажают "тахрировцев"

— Машина репрессий как работала, так она и работает, просто в связи с ухудшающейся ситуацией в жернова репрессий попадает всё больше организаций и людей, — говорит мусульманский правозащитник. — С другой стороны, осознанность в обществе растет, эти ситуации и репрессии становятся более заметными. Одно дело, когда вы людей обманываете, рассказываете им сказки о том, что "Хизб ут-Тахрир" — террористы, и вы только против них боретесь, а люди в это верят. Совсем другое дело, когда и "Свидетелей Иеговы" зачисляют в экстремисты, и все мусульманские организации, кроме муфтиятов, когда преследуют инакомыслящих либералов, признают террористическими и экстремистскими националистические группировки. Тут уже определенная картина начинает вырисовываться, люди начинают понимать и осознавать происходящее. Я не удивлюсь, если завтра любых оппозиционеров, типа сторонников Навального, будут признавать экстремистами и сажать на длительные сроки точно так же, как сажают "тахрировцев".

По мнению экспертов, на первый взгляд может показаться, что усиление репрессий против верующих противоречит провозглашенному несколько лет назад охранительскому курсу российских властей на "защиту чувств верующих". Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что и борьба с верующими, и борьба с "оскорбляющими" их чувства вполне вписываются в репрессивную логику власти. В обоих случаях гонениям подвергаются прежде всего нелояльные инаковерующие и инакомыслящие.

Игорь Ясин, Idel.Реалии

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG