Ссылки для упрощенного доступа

В Ингушетии сотрудники ФСБ схватили местного жителя, а спустя несколько дней заявили родственникам, что он был застрелен при попытке напасть на следователя и сбежать. "Кавказ.Реалии" вспоминает схожие случаи, когда похищенные или задержанные силовиками люди впоследствии объявлялись боевиками, убитыми "при оказании сопротивления".

14 июня правозащитный центр "Мемориал" сообщил о гибели жителя Ингушетии Ибрагима Алиева. Он был задержан 8 июня 2018 года, когда в его дом пришли сотрудники ФСБ и провели обыск. В тот момент в доме находилась беременная женщина Ибрагима и четверо их малолетних детей. В обращении к правозащитникам родственники Алиева пишут, что силовики вели себя грубо, угрожали оружием, подбросили во двор предметы, похожие на боеприпасы, а после избили Ибрагима и увезли его в неизвестном направлении.

Родные несколько дней ничего не знали о его местонахождении, обращения в ФСБ, МВД и прокуратуру ничего не принесли.

12 июня двоюродный брат Ибрагима – Султан Алиев – встретился с главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым. На встрече также присутствовал генерал ФСБ, который заявил, что во время допроса Ибрагим якобы схватил ножницы, лежавшие на столе, и с криком "Аллаху акбар" бросился на следователя, надеясь потом убежать. После этого его убили.

В октябре 2017 года "Кавказ.Реалии" писал об убийстве жителей города Кизилюрта Анвара Исмаилова и Расула Раджабова, которых расстреляли в Бабаюртовском районе Дагестана.

Информагентства со ссылкой на силовые структуры сообщали, что полицейские пытались остановить автомобиль, в котором находились Исмаилов и Раджабов, однако те открыли стрельбу и были убиты ответным огнем.

Родственники погибших сообщили, что за день до спецоперации мужчины были похищены.

"Неизвестные вооруженные люди их забрали прямо с работы, насильно посадили в машину. Мы два дня их везде искали, их телефоны были отключены, никакой связи с ними не было и, сегодня мы узнали, что Анвар и Расул убиты якобы за оказание сопротивления полицейским. Это – чушь!" - заявили родные убитых.

В марте прошлого года в Чечне группа боевиков напала на военную часть, дислоцирующуюся в районе станицы Наурская. Погибли шестеро бойцов Росгвардии и столько же нападавших. "Новая газета" тогда усомнилась в официальной версии, указав на странный характер ранения у погибших "нападавших": огнестрельное ранение в голову. Эксперты, опрошенные газетой, назвали его характерным для так называемого "китайского расстрела" – разновидности казни выстрелом в голову с близкого расстояния.

Издание сделало вывод, что все "боевики", вероятно, были задержаны живыми. В статье обращали внимание на кровоподтек на кисти одного их убитых, напоминающий странгуляционную борозду от наручников, а также на то, что самодельная бомба примотана к телу погибшего ­ скотчем поверх свежих пятен от земли, травы и крови на кофте.

В начале июня 2016 года в Махачкале был похищен 22-летний Магомед Сулейманов. Его родственники считали, что молодого человека схватили силовики. 17 июня этого же года в Дербентском районе Дагестана прошла спецоперация. Среди убитых в ней предполагаемых боевиков был опознан и Магомед Сулейманов. Правозащитный центр "Мемориал" тогда отмечал, что тело молодого человека могло быть подброшено в зону контртеррористической операции (КТО).

В июне 2015 года в Кабардино-Балкарии был убит местный житель Рустам Кодзоков, ранее судимый по обвинению в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов. По официальной версии силовиков, мужчина погиб в ходе КТО в Баксанском районе республики; однако мать убитого заявляла, что спецоперация была лишь инсценировкой.

За несколько дней до убийства Кодзоков неожиданно пропал, родственники нигде не могли его найти, а потом мать Рустама вызвали для опознания трупа, около которого нашли паспорт ее сына.

Позже женщина описывала, что на теле были множественные повреждения: рваные раны, переломы, проколы, порезы, гематомы, отсутствие двух пальцев. Убитый был одет в камуфлированную одежду, которая была ему велика.

"Я начала спрашивать: «Что это на нем за одежда, он вышел в другой одежде?», на что следователь сказал: «Он воевал в Баксане». Я начала кричать: «Не врите, его убили в отделе, как он мог быть в Баксане, если он пошел на отметку (Рустам находился под надзором и ежемесячно отмечался в полиции)»", - говорится в обращении женщины.

Мать Кодзокова также сообщала, что Рустама убили явно не в день спецоперации: "Это было понятно по запаху и по тому, что из одного глаза уже вылезали черви".

"Кавказ.Реалии" также рассказывал историю Гульнары Багаудиновой, сына которой убили, а после объявили боевиком. По официальной версии, в ноябре 2014 года недалеко от Буйнакска полицейские решили проверить машину, в которой находился Вали Багаутдинов, однако тот стал стрелять по ним из охотничьего ружья и был убит ответным огнем.

Родственники Вали не поверили в версию следствия. По словам матери Вали, он никак не мог оказаться в тот день в Буйнакске, поскольку находился в Махачкале и вышел из дома лишь на полчаса. "У него не было никакого ружья, ему незачем было стрелять в полицейских. Его убили, а затем устроили постановку о боестолкновении," - уверена Багаудинова.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG