Ссылки для упрощенного доступа

"Вписать коррупцию в Конституцию". Россия выходит из международной конвенции


Акция протеста, Санкт-Петербург, 2018

Россия собирается выйти из Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию. Это еще одно следствие войны в Украине, из-за которой страна оказалась в международной изоляции и лишилась места в Совете Европы. Теперь коррупция в России окончательно станет социальной нормой, считают опрошенные корреспондентом Север.Реалии эксперты.

9 января президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о денонсации (то есть отказе государства выполнять международный договор) Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию. Из международной Конвенции, где Россия состояла с 1999 года, она, вероятно, выйдет уже весной. И станет первой из 48 стран-участниц, кто сделал это.

В пояснительной записке автор законодательной инициативы ссылается на решение Совета Европы от 23 марта, когда было остановлено членство России в GRECO – Group of States Against Corruption, международной организации, которая контролирует выполнение норм Конвенции. Членами этой организации автоматически становятся все страны, подписавшие конвенцию, но из-за войны в Украине Россию лишили права голоса и возможности обсуждения отчетов других членов организации. Принимать участие в заседаниях GRECO представители России имеют право только в случаях рассмотрения дел, непосредственно касающихся РФ.

"В силу неприемлемости для Российской Федерации таких условий, а также в целях принятия мер, направленных на недопущение дискриминационного отношения к Российской Федерации в рамках оценочных механизмов ГРЕКО, предлагается денонсировать Конвенцию и прекратить участие Российской Федерации в ГРЕКО", – говорится в сопроводительных документах.

"Коррупция станет методом управления"

Российские власти всегда демонстрировали своеобразное отношение к коррупции. За громкие антикоррупционные расследования, демонстрирующие преступления российских чиновников, власти преследуют не этих самых чиновников, а авторов расследований. После коррупционных скандалов Кремль записывает журналистов в иностранные агенты, а Фонд борьбы с коррупцией, проводящий громкие расследования, в том числе про знаменитый "дворец Путина", яхты и виноградники Дмитрия Медведева и недавнее – про яркую жизнь семьи замминистра обороны Тимура Иванова на фоне войны, признает экстремистской организацией.

Среди последних коррупционных скандалов – найденное журналистами имущество на 1,5 млрд рублей у семьи губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова

Среди последних коррупционных скандалов – найденное журналистами имущество на 1,5 млрд рублей у семьи губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. А чуть ранее у командующего российскими войсками в Украине генерала Сергея Суровикина журналисты издания "Верстка" нашли недвижимость на 125 миллионов рублей.

На Новый год Владимир Путин решил сделать подарок своим подчиненным – и освободил чиновников от подачи деклараций о доходах и имуществе "на время спецоперации". По разъяснению Кремля, указ касается чиновников, работающих на присоединенных территориях. Однако в самом тексте указа пункт, отменяющий подачу деклараций, таких разъяснений не содержит, и есть подозрение, что отмена деклараций коснется всех чиновников.

"Публикацию антикоррупционных деклараций – отменил; Конвенцию против коррупции – отменят. Следующий шаг, думаю, вписать коррупцию в конституцию", – написал в твиттере глава ФБК Иван Жданов.

Иван Жданов
Иван Жданов

– Это совершенно прогнозируемо, нет других перспектив для российского государства. Они стоят перед большим вызовом – путинское поколение достаточно старое, оно уходит. Им держаться за власть другими методами невозможно, – так Иван Жданов комментирует Север.Реалии инициативу Кремля. – Никакие выборы и нормальные механизмы им не нужны. Поэтому они умышленно разрушают все эти институты, чтобы работали другие принципы – не демократические, а принцип сильного, того, кто с оружием, у кого власть и больше полномочий. Сейчас мы будем постепенно приходить к тому, что коррупция станет методом управления. Мы уже это видим сейчас на примере присоединения территорий "ДНР", "ЛНР", когда чиновники типа Ткачева получают какие-то гигантские земли сельхозугодий. Что это, если не коррупция? Мы захватили территорию, мы захватчики, теперь у одного из нас есть такой надел. Надел у Ткачева, какой-то надел уйдет Пригожину, как это уже было в Сирии, с землей, где было множество источников полезных ископаемых.

Теперь пришла очередь и выхода из Европейской Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию. И в этом, по словам Жданова, есть символический смысл:

– Конвенция – это общепринятый мировой стандарт борьбы с коррупцией. И Путин символически уходит оттуда и своим же друзьям говорит: "Ребята, теперь не беспокойтесь, теперь я вас за коррупцию не буду вообще трогать. И до этого не трогал, но теперь вообще не буду, не переживайте совсем". Этим он показывает, что коррупция – это государственная основа: "От вас требуется самое главное – лояльность. А то, что вы воруете, насилуете, грабите, убиваете, это меня не сильно касается. Просто следуйте моим указаниям, и все у вас будет хорошо".

"Сотрудничество скатилось в яму"

Выход России из антикоррупционной Конвенции – логичное продолжение разрыва отношений с другими европейскими институциями. В 2022 году Россия стала первой страной, которая была исключена из Совета Европы, и в июне Путин подписал закон о неисполнении решений Европейского суда по правам человека, лишив россиян возможности отстаивать там свои права. Россия была исключена и из Болонской системы.

Европейская Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию представляет собой "амбициозный документ, направленный на криминализацию широкого круга коррупционных действий скоординированным образом и улучшение международного сотрудничества для ускорения или обеспечения судебного преследования коррупционеров и коррумпированных лиц".

На сегодня ее подписали 48 стран. Россия – в 1999 году, еще в президентство Бориса Ельцина. Тогда она была в числе первых двух десятков стран, вместе с Германией, Италией, Великобританией, Украиной, Грузией, Латвией и Литвой. В 2006 году Россия ратифицировала конвенцию. А теперь станет первой страной, которая выйдет из нее, – раньше подобных прецедентов не было.

Основной смысл Конвенции – в унификации уголовных санкций за коррупцию. Она подразумевает международную кооперацию и сотрудничество, говорит директор "Трансперенси Интернешнл – Россия" Илья Шуманов:

Илья Шуманов
Илья Шуманов

– На основании этой конвенции осуществлялось горизонтальное сотрудничество между российскими и иностранными правоохранительными органами. Есть уголовное дело, протокол направляется иностранным государствам, и в рамках международной правовой помощи они могут помочь, ответить на вопросы, разыскать коррупционеров, даже слежку установить, собрать доказательства и предоставить в российские правоохранительные органы полный пакет документов. Все проходило через Генпрокуратуру. Сейчас этого инструмента нет. С февраля международное сотрудничество скатилось в яму. И все планы по международной кооперации российские власти решили похоронить.

Выход из Конвенции окончательно разрушит международное сотрудничество в сфере антикоррупции. А про взаимную помощь по обмену информацией или выдаче коррупционеров можно будет забыть, считает Шуманов, то есть арестовать российского коррупционера, сбежавшего в Европу, а уж тем более конфисковать его имущество, станет практически невозможно.

Просто коррупция теперь демонстративно закрепляется как приемлемое поведение для Путина и прочих лиц

– В Конвенции есть стандарты борьбы с коррупцией. И там были некоторые вещи, которые не очень привычны для российского законодательства, например, ответственность за подкуп иностранных публичных должностных лиц, членов международных организаций – привет чемпионату мира по футболу. Какое-то формальное наблюдение за этими вещами было, собирались какие-то комиссии, ездили. И теперь даже этих формальностей не будет, – отмечает Жданов. – Просто коррупция теперь демонстративно закрепляется как приемлемое поведение для Путина и прочих лиц. Мы сможем жить без этих комиссий и без больших заседаний, но тем не менее Путин всему миру и чиновникам показывает, что даже эти стандарты не обязательны. Теперь коррупция станет социально одобряемым поведением.

"Главная потеря выхода из Конвенции – отсутствие стимулов для приведения законодательства в соответствие с европейскими стандартами. Если наша страна выйдет из Конвенции, то GRECO не будет следить за выполнением Россией этих обязательств, как и за тем, как в нашей стране применяется антикоррупционное законодательство. И это ещё один сигнал в публичном поле: международные обязательства нам больше не указ, – отмечает старший юрист антикоррупционной организации "Трансперенси Интернешнл – Россия" Григорий Машанов.

По словам Шуманова, денонсация вступит в силу спустя три месяца с даты получения уведомления уполномоченным лицом Совета Европы.

– Думаю, в апреле-мае уже будет осуществлена денонсация, – говорит Шуманов. – В первое время мало изменений будет заметно. Сначала может быть движение по инерции, которое будет выражаться в принятии законов в духе Конвенции, опирающихся на ее структуру и элементы. Конвенция была неким стандартом, на который ориентировались российские законодатели при разработке нормативной базы, связанной с коррупционными преступлениями. И точно в ближайшее время мы не получим функционирующие институты защиты заявителей от коррупции и уголовную ответственность юридических лиц, которые были прописаны в Конвенции.

Денонсация существенно ослабит влияние Генеральной прокуратуры, которая отвечала за взаимодействие с GRECO, считает эксперт. Возможно, теперь функции будут перераспределены между другими органами власти или появятся новые структуры.

Стоит ожидать грядущего усиления репрессивности Уголовного кодекса, введения дополнительных исключений для высших чиновников и других привилегированных групп

– После выхода из конвенции вполне возможны "мутации" Уголовного кодекса, введение новых мер ответственности, появление новых "иммунитетов" и исключений из общих правил. Думаю, стоит ожидать грядущего усиления репрессивности Уголовного кодекса, введения дополнительных исключений для высших чиновников и других привилегированных групп – силовиков, участников СВО. Также стоит ожидать более вольного правоприменения действующих норм, поскольку система мониторинга исполнения Конвенции, под которую было заточено российское уголовное антикоррупционное законодательство, просто исчезла, – отмечает Шуманов.

Теперь фактически последним международным инструментом в области борьбы с коррупцией для России остается Конвенция ООН. Впрочем, называть ее альтернативой Европейской конвенции все же нельзя: если отчеты GRECO лежат в открытом доступе, то отчеты Конвенции ООН часто не публикуются, да и мониторинговый механизм здесь довольно слабый, считает учредитель "Трансперенси Интернешнл – Россия" Елена Панфилова: "Выполняем – хорошо, не выполняем – тоже неплохо".

Кроме того, Россия так и не ратифицировала 20-ю статью антикоррупционной Конвенции ООН, в соответствии с которой государства-участники должны принять меры по борьбе с незаконным обогащением чиновников. Без нее борьба с коррупцией в России не может быть эффективной, не раз отмечал глава Конституционного суда Валерий Зорькин. Основатель ФБК, политик Алексей Навальный в 2014 году запустил петицию на сайте "Российской общественной инициативы" с требованием ратифицировать 20-ю статью Конвенции, петиция набрала необходимые сто тысяч подписей, однако так и не была передана на рассмотрение правительства.

По оценке Генерального прокурора России Игоря Краснова, ущерб от коррупционных преступлений в России за последние два года составил более 100 млрд рублей, в том числе в 2022 году превысил 37 млрд рублей.

Север.Реалии

Форум

XS
SM
MD
LG