Ссылки для упрощенного доступа

В Махачкале обсудили старые и новые вызовы, с которыми сталкивается Москва на Северном Кавказе

30 января в Махачкале искали "пути профилактики национально-религиозного экстремизма в условиях новых вызовов и угроз" на круглом столе.

Оказывается, каждое 18 преступление, совершенное в прошлом году в Дагестане, носит экстремистский характер. Активная вербовка и агитация наблюдается в сети, говорили участники мероприятия.

Дагестанский социолог Заид Абдулагатов в своем выступлении предложил различать "экстремизм" и "экстремальность сознания", потому что последнее существует в рамках закона.

Молодежь с "экстремальностью сознания" стремится не к западным культурным ценностям, а к восточным, арабским, мусульманским. По словам Абдулагатова, такая молодежь считает, что статус верующего человека выше, чем светского. А также они не считают себя обязанными быть патриотами светского государства.

К этому же выводу приходят исламские ученые, которые время от времени приезжают в республику. Таков результат идеологической работы религиозных организаций, считает социолог.

Советник главы Дагестана Камиль Ланда был категоричен в своем докладе в вопросе патриотизма и привел в пример слова салафитского ученого:

"Если вы живете в светском государстве, то вы обязаны соблюдать договор, все конституционные правила проживания, поведения этой страны. Если вам это не нравится, то вы должны уехать из нее".

Просто с молодежью надо говорить на понятном им языке, объясняя суть традиций, тех или иных правил поведения, считает Ланда.

По мнению социолога Абдулагатова, государство включилось в вопросы, несвойственные для него.

"Оно начало определять, какая религия правильная, а какая – нет. К хорошему это не приведет", - сказал социолог.

Ученый напомнил ситуацию в республике и вокруг нее в начале 1920-х годов, когда "течением, представляющим угрозу для страны, считался шейхизм, то есть суфизм". При этом социолог опирается на архивные документы, найденные в ДНЦ РАН.

Говоря о ситуации с экстремизмом на всем Cеверном Кавказе, известный российский политолог Сергей Маркедонов обратил внимание на то, что еще пару лет назад регион находился в первой строчке федеральных новостей в плане нестабильности и криминала. А сегодня он не часто попадает на российские информационные радары.

"Сейчас на телевидении Украина, Ближний Восток - на первом плане. Северный Кавказ рассматривается, как некое приложение к Ближнему Востоку, когда речь идет о каких-либо боевиках, воюющих в Сирии, Ираке", - отметил политолог.

Что же произошло? По мнению Маркедонова, повлияли такие факторы, как убийство ключевых фигур "Кавказского эмирата" - Доку Умарова и Алиасхаба Кебекова, а также то, что чеченский сепаратизм сошел на нет. Однако политолог не склонен считать ситуацию совсем уж беспроблемной.

По мнению Маркедонова, федеральному центру на Кавказе следует обратить внимание на смену поколений, для которых религиозный фактор стал иметь большое значение. В 90-е годы прошлого столетия в Чечне, например, он никак не был выражен. Вместе с тем, полиэтнический фактор отошел на второй план или сильно трансформировался именно с приходом нового поколения, отметил политолог. Этнические дискуссии в 90-е годы разгорались вокруг советского периода (сталинские репрессии, восстановление определенных административных образований, как, например, Ауховский район в Дагестане). Сейчас этно-национальные проблемы связаны с реалиями сегодняшнего дня. Это – вопрос земли, ресурсов, доступа к власти, - утверждает эксперт.

"Если мы рассмотрим черкесский вопрос, то он нисколько не о Красной Поляне 1864 года, а о представительстве черкесов в органах власти Карачаево-Черкесии. А в Кабардино-Балкарии – это вопрос муниципальной реформы", - считает Сергей Маркедонов.

XS
SM
MD
LG