Ссылки для упрощенного доступа

Адвокат одного из осужденных по делу Немцова покинул Россию

После отказа Верховного Суда РФ пересмотреть сроки наказания осужденных по делу об убийстве известного российского оппозиционного политического деятеля Бориса Немцова, мы связались с адвокатом одного из осужденных, который заявил о том, что покинул Россию из-за оказываемого на него давления.

Заурбек Садаханов представлял интересы одного из осужденных по делу Немцова, Хамзата Бахаева. "Кавказ.Реалии" попытался выяснить причину его отъезда из России.

- Как давно вы покинули Россию?


- Около двух месяцев назад. В августе.


- Что послужило причиной Вашего отъезда из страны?


- Физическое нападение на меня поздно вечером 26 июля 2017 года


- Полиция не нашла нападавших?


- После последнего нападения я не обращался в полицию, так как при обращении ранее в феврале 2015 года возбужденное уголовное дело было приостановлено и никаких результатов не дало.


- На Вас давили во время судебного процесса по делу Немцова?


- Давление ощущалось на протяжении всего судебного следствия периодически


- Были ли какие-то явные попытки повлиять на ваше поведение в защите обвиняемого Хамзата Бахаева?


- Один раз на улице подошли с угрозами. Затем прорезали шины автомобиля, затем напали на автомобиль разбили стекло и похитили сумку с моим личными документами и с материалами уголовного дела, затем ещё раз прорезали шины автомобиля и последнее нападение было вот 26 июля. Первый раз, когда подошли с угрозами сказали "закрой свой рот и сиди молча, а то тебя убьют", это было вечером 13 декабря 2016 года, когда я возвращался домой после судебного заседания


- Известно, что были нападения и на адвоката, защищавшего Заура Дадаева, вы считаете это были одни и те же люди?


- Я предполагаю, что это взаимно связано потому, что в первой половине дня на него напали, а вечером того же дня на меня. С тем адвокатом мы до этого дела знакомы не были и нас связывало только это дело.


- Можно ли сказать, что давление на вас усилилось после после оглашения приговора? В таком случае чего они добиваются?


- Я не знаю, чего они добивались во время последнего нападения. Оно было совершено вечером того дня, когда я подал апелляционную жалобу в Верховный Суд России.


- Были ли у Вас дела по защите чеченцев до этого судебного процесса в Чечне, или в Москве? Если да, то были ли проблемы при защите обвиняемых?


- В этот период, когда на меня совершались нападения, у меня было только одно это дело потому, что оно занимало все время, и я просто не мог брать другие дела.


- Вы, наверное, следили за тем, что происходило на обжаловании приговора в Верховном Суде РФ?


- О том, что происходило в Верховном суде я узнавал только из СМИ.


- Исходя из Вашей практики, и оглядываясь назад на дело по убийству Немцова, как бы Вы оценили приговор, в том числе и в отношении Вашего подзащитного?


- Я думаю возможно, как раз именно дело в моей позиции по делу Немцова. У меня нет никакого сомнения исходя из материалов уголовного дела в том, что мой подзащитный не имеет никакого отношения к убийству Немцова. А также совершенно очевидно то, что Руслан Мухудинов назначенный на роль заказчика и организатора этого убийства ни по каким критериям не подходит на эту роль. И также я не согласен был с мотивом убийства заявленного по делу и считаю этот мотив не доказан.


- Если бы была возможность начать все заново, чтобы вы сделали иначе и почему?


- Дело в том, что я сделал все, что должен был сделать, и сделал все правильно. Главное, я ничего не упустил чтобы доказать невиновность Бахаева Хамзата.

Мы поговорили также с Вадимом Прохоровым, адвокатом, представляющим в деле интересы дочери Бориса Немцова, Жанны Немцовой и известным российским правозащитником Игорем Каляпиным.

Вадим Прохоров в беседе с "Кавказ.Реалии" обратил внимание, что никто из адвокатов занимающихся делами политического характера не застрахован от вмешательства со стороны, и "только идиот может считать, что адвокаты в этих делах не подвержены давлению". Тем не мене, он сам лично, ни разу никакого давления во время процесса на себе не ощущал.

Касательно истории выезда из страны адвоката Заурбека Садаханова, Прохоров отметил, что несмотря на то, что они представляли совершенно разные стороны в этом процессе, он (от имени Жанны Немцовой), был согласен с точкой зрения адвоката подсудимого Хамзата Бахаева, что его вина не доказана, и они не имеют конкретно к нему претензий. Лично он не знает коллегу Садаханова по другим делам, и поэтому не может комментировать, что именно послужило поводом его отъезда.

Прохоров отметил также, что в среду в Парламентской ассамблее Европы прошли слушания по делу Немцова, где как раз и было отмечено, что следствие по факту убийства Бориса Немцова не было должным образом проведено, и заказчики убийства остались вне разбирательства. На основании этих слушаний в ближайшее время будет выпущен доклад по делу убийства Немцова.

Игорь Каляпин, председатель межрегиональной общественной организации "Комитет по предотвращению пыток", в интервью "Кавказ.Реалии" сказал, что угроза или давление на адвокатов теоретически возможна, но он считает, что Садаханов использовал судебный процесс с тем, чтобы покинуть страну. Каляпин не против того, что тот сумел выехать из страны и решил обосноваться за рубежом, но не готов сегодня считать его жертвой давления со стороны властей.

Правозащитник считает, что при желании нападавшие бы выкрали не документы, а совершили бы более тяжкие действия, к примеру, подожгли бы машину.

В деле Немцова Каляпина не устраивает то, что так и не был установлен заказчик преступления.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG