Ссылки для упрощенного доступа

В Вене вынесли приговор чеченцам и австрийцу, планировавшим нападение от имени ИГ

В Австрии впервые состоялся суд над так называемой "ячейкой" экстремистской организации "Исламское государство" (ИГ), обвиняемой в планировании нападения на полицейский участок. "Ячейка" состояла из троих человек, двое из которых – уроженцы Чечни, третий – австриец.

Корреспондент "Кавказ.Реалии" побывал на резонансном процессе в Вене.

В зале суда, рассчитанном на более 50 человек, негде было сесть. Большое количество наблюдателей и прессы не случайно – впервые активные члены ИГ планировали атаки на территории Австрии.

"Всех расстрелять и погибнуть сам"

Согласно материалам многотомного уголовного дела, члены ячейки хотели совершить нападение на полицейское отделение в Санкт-Пелтене, где проживают двое из троих злоумышленников. Установлено, что некий боевик из ИГ по имени Абу Нух, который подстрекал обвиняемых к совершению теракта, почему-то велел им выбрать не столицу Австрии, а населенный пункт поменьше.

22-летний выходец из Чечни Салман (имена членов группировки изменены редакцией), ранее судимый за кражи и ограбления, признал, что летом 2015-го года собирался напасть на полицейских. Совместно с еще одним беженцем из Чечни, а также принявшим ислам учащимся венского техникума Салман планировал убить как можно больше полицейских и геройски погибнуть в перестрелке с ними.

"Я хотел это сделать. Всех расстрелять и погибнуть сам", - откровенничает обвиняемый, отвечая на вопрос судьи. «Значит, полицейским повезло, что Вы попали в тюрьму, ведь в противном случае они были бы убиты? – говорит судья. "Ага, - отвечает Салман. - Я так и собирался сделать".

5 евро в пользу Халифата

Чтобы претворить в действие свой план по атаке на полицейский участок, обвиняемые должны были получить доступ к оружию. Но где его взять, если никто из них не работает и средств на покупку оружия ни легально в магазине, ни на черном рынке нет? Юные сторонники Халифата, недолго думая решили ограбить оружейный магазин все в том же Санкт-Пелтене.

Пока готовились к вооруженной акции, попали еще в несколько переделок. Так, один из них избил и ограбил пьяного мужчину, когда тот возвращался домой после посиделки в кальянной. Добычей воина "Давлатуль Исламии" ("Исламское государство") стали 5 евро.

С той же кальянной связана и другая далекая от героизма история. Члены так называемой "ячейки ИГ" решили ограбить владелицу заведения. Но поскольку ее каждый раз провожал домой кто-то из мужчин – сотрудников, незадачливые бойцы "халифата" оставили затею.

Душевнобольной и его команда

Почему тягаться с мужчинами несостоявшиеся "террористы" не решились, понятно при первом же взгляде на обвиняемых. Двоим напарникам 22-летнего Салмана по 19 лет. Но выглядят они как дети, которым не больше 14 лет.

По словам психиатра, старший страдает целым букетом психических расстройств. Она рекомендовала для него принудительное лечение в закрытой тюрьме для психбольных преступников. Сам же Салман ругался в ее адрес, и просил судью дать ему "сколько угодно лет тюрьмы, только не закрывать его в психиатрии".

Его напарник, 19-летний Аслан, также не может похвастаться физическими или интеллектуальными способностями. Согласно материалам уголовного дела, его родители развелись, когда мальчику было 6 лет. Аслан сначала остался с матерью, потом переехал к отцу в Вену, но у того в квартире было слишком тесно, и он опять вернулся к матери. Однако молодой человек и там не находил достаточно любви и понимания.

Аслан признался, что присягнул ИГ и планировал напасть на полицейских, но делать этого они все-таки не стали.

"Мы не совсем были уверены, куда мы потом попадем – в рай или ад", - объясняет он.

Третий обвиняемый, австриец Оливер, также рос в неполноценной семье. Два года назад он принял ислам, чтобы добиться признания своих одноклассников из мусульманских семей.

"В школе все смеялись надо мной, потому что я австриец. У нас в школе австрийцев меньше, чем иностранцев. У меня была депрессия. Я хотел поехать в Сирию и погибнуть", - рассказывает он о своих мотивах.

На замечание судьи о том, почему он не бросился с моста или не повесился, если так хотел погибнуть, Оливер возражает: "Это запрещено в исламе".

Из материалов уголовного дела следует, что Оливер с ранних лет был склонен к депрессиям, что он чувствовал себя одиноким, недопонятым, недолюбленным.

Вообще в этой истории очень много "недо" - недозрелые взрослые мужчины, выглядящие, как мальчишки, недосовершенные злодеяния, недооконченное образование у всех обвиняемых, недостаток любви и заботы в собственных семьях – все это указывает на комплекс неполноценности. Классическая смесь, которая характерна для многих поклонников ИГ из европейских стран, - отчуждение, отсутствие перспективы, мелкокриминальные приключения в отрочестве, одиночество и неблагополучие в семье. К слову сказать, в переполненном до краев зале суда не было никого из родителей или других родственников обвиняемых. И это тоже многое говорит об обстоятельствах, в которых росли и воспитывались "воины халифата".

Любовь до гроба и после

О том, насколько Оливер нуждался к любви и поддержке, красноречиво свидетельствуют выдержки из его переписки с женой, с которой он познакомился на одном из исламистских сайтов.

18-летняя Карима родилась в семье выходцев из Египта. На скамье подсудимых она сидела в мусульманском одеянии, закрывающем поллица и подбородок. Когда в начале процесса в зал зашел судья и, согласно традиции, призвал всех присутствующих встать в знак уважения к закону, Карима - единственная из всех - осталась сидеть на месте. Потому что она не признает австрийских законов, объясняет она.

Своего будущего мужа Оливера девушка с самого начала поддерживала в его желании уехать в Сирию и погибнуть как мученик за веру.

"Я так мечтаю стать шахидом", - зачитывает судья отрывок из сообщения Оливера своей избраннице. "Иншалла, ты станешь шахидом. Стать шахидом – высшая награда", - отвечает девушка, которой к тому времени исполнилось лишь 16 лет. "Если я стану шахидом, ты выйдешь за другого?" - спрашивает Оливер. "Никогда, - отвечает девушка. – Я всю жизнь буду хранить тебе верность". На этом месте сидящий на скамье подсудимых Аслан, сидящий как раз между мужем и женой, не выдержал и начал корчиться от смеха.

Приговор

Все трое обвиняемых заверили суд в том, что больше не разделяют экстремистских взлядов. Салман, который пришел в суд в красном галстуке и белой рубашке, покрыв голову традиционной кавказской тюбетейкой, в своем последнем слове попросил судью учесть его психические заболевания.

"Мне показали пару сур из Корана, и я решил, что они говорят правду. Этим людям удается обмануть своими сказками даже здоровых людей. А заманить в свои сети такого, как я, для них просто детская игра", - сказал он.

По австрийским законам, каждому из обвиняемых грозило до 10 лет тюрьмы. Но судья засчитал как смягчающее обстоятельство тот факт, что все члены так называемой "ячейки ИГ" признали свою вину и активно сотрудничали со следствием. Салман, который ранее уже был приговорен за кражи и ограбления к 33 месяцам тюрьмы, получил дополнительно 6 месяцев заключения. Его будут содержать в специальной тюрьме для психически больных преступников, выйти из которой возможно лишь после того, как лечащие врачи констатируют его полное излечение. Оливеру назначили наказание в виде 2 лет и 2 месяцев лишения свободы, а его невесте – три месяца условно. Третий обвиняемый, 19-летний Аслан приговорен к 1 году и 3 месяцам лишения свободы, из которых 10 месяцев – условно. Поскольку молодой человек с марта 2017 года находился в предварительном заключении, то его освободили прямо в зале суда.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG