Ссылки для упрощенного доступа

"Еще большая зависимость от центра". Как на экономику регионов Кавказа повлиял год войны


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Эту статью можно прочитать и на чеченском языке

Росстат и другие ведомства начали публиковать данные по итогам 2022 года, позволяющие оценить последствия войны с Украиной для регионов. Согласно цифрам, уже сейчас значительно возросла долговая нагрузка северокавказских республик перед федеральным центром, а ради минимальных социальных выплат жители готовы даже разводиться. Эксперты в беседе с редакцией Кавказ.Реалии подчеркивают, что последствия окажутся более долгосрочными и глубокими.

Дорогая жизнь

Одним из ключевых факторов, свидетельствующих о падении уровня жизни на Северном Кавказе, стало снижение реальной зарплаты. В настоящее время опубликованы данные за январь-ноябрь 2022 года: несмотря на формальный рост зарплат, с учетом инфляции покупательская способность жителей оказалась ниже, чем в январе-ноябре предыдущего года. Реальная зарплата упала в Ингушетии почти на 12%, в Дагестане – на 5%, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии – на 4%.

В трех республиках – Ингушетии, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии – в 2022 году снизились обороты розничной торговли, кроме того, в Северной Осетии и Ингушетии сократились объемы оптовой торговли.

Самой высокой по итогам 2022 года инфляция в Чечне оказалась в марте и апреле – 16% и 17% в сравнении с тем же периодом предыдущего года. К декабрю она опустилась до 12,8%. По данным Центробанка, это связано с переносом сроков индексации тарифов ЖКХ, увеличением издержек операторов сотовой связи, ростом спроса на отдельные непродовольственные товары и другими причинами.

В марте, апреле и мае годовая инфляция в Дагестане превышала 20%, вдвое увеличившись по сравнению с началом 2022 года. В декабре она снизилась до 10%. Среди причин Банк России назвал "умеренную потребительскую активность в непродовольственном секторе" – дагестанцы стали меньше тратиться на бытовую технику, одежду и другие группы товаров.

Высокой инфляция оказалась и в Ингушетии: с марта до августа она держалась на уровне порядка 20% – от 19,97% в июле до почти 24% в апреле. К концу 2022 года ежемесячная инфляция снизилась до 18%. Любопытно, но одним из факторов такого роста в Центробанке считают "увеличение спроса на внутренние поездки и отдельные направления в сфере зарубежного туризма".

В целом за январь-ноябрь 2022 года цены в Ингушетии выросли на 17%, Чечне, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии – на 11%.

Разводы из-за пособий?

Во всех республиках Северного Кавказа 2022 год запомнится бумом разводов – их рост составил от 135% (Кабардино-Балкария) до 239% (Чечня). При этом Чечня, Дагестан (206%) и Ингушетия (190%) оказались лидерами по росту числа разводов в стране.

Параллельно в этих республиках резко сократилось число официальных браков. Если в Чечне в 2021 году зарегистрировано 7504 пары, то в прошлом году всего 4390 бракосочетаний в загсах – это на 58% меньше. В Дагестане количество зарегистрированных свадеб снизилось на 24%, в Ингушетии – на 19%. И это при том, что в целом по России число свадеб выросло на 14%, а количество разводов увеличилось только на 6%.

Когда ты должен один рубль – это твои проблемы, когда должен миллиард – это проблемы того, кто дает в долг

Такая динамика сохраняется второй год. По итогам 2021 года рост разводов в Ингушетии составил 332%, в Чечне – 259%, Дагестане – 172%. При этом снижение числа браков было не таким резким. Любопытно, но в "ковидном" 2020 году во всех республиках не было такого бума разводов – максимумы в Ингушетии (128%) и Чечне (119%), а в Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Карачаево-Черкесии динамика вообще была отрицательной.

Колоссальный рост разводов на Кавказе объясняется несколькими причинами, наиболее важной из которых может быть введение летом 2021 года ежемесячной выплаты в пять тысяч рублей для родителей-одиночек детей до 16 лет, полагает демограф Абы Шукюров.

"Супруги могли оформлять фиктивный развод, чтобы получить дополнительную выплату от государства – неудивительно, что значительный подъем разводов наблюдается в бедных регионах. Кроме северокавказских республик, можно также отметить Калмыкию и Бурятию, – объясняет собеседник Кавказ.Реалии. – Семьи в условиях катастрофической бедности и нехватки необходимых средств выбирают наиболее оптимальные стратегии, чтобы получить больше денег от государства".

Учитывая, что в регионах Северного Кавказа важное значение имеет именно религиозный брак, который зачастую находится в приоритете над гражданским, развод в загсе не воспринимается семьей как трагедия – родственники понимают его экономические мотивы.

"Еще прошло недостаточно времени, чтобы фиксировать рост разводимости из-за войны, потому что для этого с войны должны вернуться те сотни тысяч мобилизованных. Тогда нам будет понятен эффект", – подытожил Абы Шукюров.

Учитывая, что в 2022 году у порядка 40% работников Ингушетии, Чечни, Кабардино-Балкарии Карачаево-Черкесии, Дагестана официальная зарплата составляла менее 20 тысяч, дополнительные пять тысяч для семейных бюджетов выглядят существенными.

Купленная лояльность

Еще одним ощутимым для экономики республик Северного Кавказа последствием военного года стал резкий рост госдолга, который у всех субъектов, кроме Карачаево-Черкесии, является бюджетными кредитами федерального центра.

Субъект страны в принципе не может обанкротиться. Когда-нибудь ему кредиты спишут

На 1 января 2023 года госдолг Чечни вырос до 6,35 млрд рублей (было – 3,59 млрд), Северной Осетии – 8,67 млрд (6,88 млрд), Ингушетии – 2,39 млрд (1,9 млрд), Дагестана – 11,5 млрд (было 8,3 млрд). Например, если на 1 января 2022 года госдолг составлял 21% от доходов Чечни, то спустя год стал 33%, у Дагестана соотношение выросло с 20 до 29%, Ингушетии – с 32 до 41%. Получается, чтобы рассчитаться со своим долгом, Магас должен отдать без малого половину всех своих денег за год.

"Увеличение госдолга, как ни печально, "обоснованно". Он будет расти, потому что быть должным федеральному центру выгодно: когда ты должен один рубль – это твои проблемы, когда должен миллиард – это проблемы того, кто дает в долг. И регионы этим пользуются", – объясняет Кавказ.Реалии экономист Дмитрий Потапенко.

Объясняя, почему Кремль так охотно дает деньги республикам (например, по итогам 2022 года Чечня заняла шестое место в стране по росту госдолга), эксперт указывает, что в этом случае федеральный центр может легко рассчитывать, в том числе, на поддержку войны в Украине: "Султанаты" готовы исполнять любые пожелания федералов. В условиях реалий 2022 года это идеальная схема взаимоотношений".

В настоящее время распределение межбюджетных трансфертов по региональным бюджетам происходит по совершенно непрозрачным основаниям, говорит в беседе с редакцией экономист и демограф Марина Лифшиц.

"Поскольку распределение денег из федерального бюджета является, в некотором роде, произвольным, то не имеет никакого значения, в каких регионах дефицит бюджета. Всё это не более чем игра в цифры. Тем более что субъект страны в принципе не может обанкротиться. Когда-нибудь потом ему кредиты спишут", – считает Лифшиц.

По ее словам, быть зависимым от федерального центра больше, чем регионы зависят сейчас, невозможно. В России дело идёт к тому, что государство действительно потеряет способность выполнять свои социальные обязательства. Сильнее всего это может отразиться, например, на здравоохранении, прогнозирует собеседница Кавказ.Реалии.

Большинство республик Северного Кавказа на протяжении многих лет занимают последние строчки рейтингов по среднему объему банковских вкладов. Опрошенные редакцией Кавказ.Реалии эксперты полагают, что подобную статистику неверно объяснять только низкими доходами жителей – на это также влияет страх людей сделать свои сбережения видимыми для государства.

Официальная российская статистика может включать данные по аннексированному Крыму.

  • Дагестан стал регионом с самыми низкими расходами регионального бюджета на душу населения по итогам 2021 года. В десятку регионов с самыми низкими расходами также вошли Ставропольский край, Кабардино-Балкария, Волгоградская и Ростовская области.
  • Чечня оказалась аутсайдером рейтинга регионов страны по доле работников, получающих зарплату выше среднероссийской. В конце рейтинга оказались все северокавказские республики. По подсчетам аналитиков РИА "Рейтинг", за последние 12 месяцев средняя зарплата в России составила 52 тысячи рублей. Такую сумму официально получает только 31% работающих граждан.
  • Война в Украине, мобилизация и введенные в отношении России санкции в 2022 году негативно отразились на работе или ее поиске для большинства жителей южных регионов страны. Такие данные приводит онлайн-рекрутинговая платформа HeadHunter.

Форум

XS
SM
MD
LG