Ссылки для упрощенного доступа

Разруха в горах


Села Корода, Гунибский район, Дагестан

В ночь на 4 сентября в старом дагестанском селении Корода обрушились два дома. Есть опасность, что за ними последуют остальные строения, т.к. почва под ними достаточно мягкая. Поэтому местные власти решили пока не расчищать дорогу, ведущую в Короду.

Старое селение Кьурт1а-росу находится на возвышенности. В нем одна узкая круговая улица. В давние времена туда заходили через большие ворота.

По словам представителя Агентства охраны памятников Абдулмажида Абашилова, в Короде стоят дома, которым по 400 лет. Учитель истории местной школы Мурад Багилов, однако, считает, что старому селу 1800 или даже 2000 лет.

Люди в нем, к слову, продолжали жить вплоть до 80-90-х годов. Последняя его жительница Патимат умерла в 2018-м. Сейчас в Кьурт1а-росу некоторые хозяева держат домашних животных, сами кородинцы живут прямо напротив.

Сейчас в старом селении некоторые хозяева держат домашних животных
Сейчас в старом селении некоторые хозяева держат домашних животных

Но туристы продолжают ездить в Кьурт1а-росу. Осенью 2017-го там снимали художественный фильм "Братство" (об Афганистане) режиссера Павла Лунгина. Афганцев играли местные аварцы.

Некоторые полагают, что на разрушение старого квартала повлияли пиротехнические взрывы, которые производились во время съемок. Тяжелая техника и большое число людей ослабили грунт, уверены они.

Мурад Багилов, впрочем, возражает: съемки проходили на другой стороне старого села, и во время них не рухнула ни одна стена. Правда, через полгода обвалилось многое.

Нынешний обвал грунта собеседник "Кавказ.Реалии" объясняет тем, что дома там были построены не на скале, как Гамсутль, а на мягкой почве. Накануне 4 сентября в горах шел сильный дождь.

Денег нет, село не держится

Как и в случае с Гамсутлем, откуда неизвестные украли старинные камни с арабской вязью, дагестанцы упрекают Агентство по охране памятников в бездействии.

Но Мурад Багилов с критиками не соглашается: раз у каждого дома есть хозяин, то именно они должны думать об их сохранности. В частности, не допустить влаги в грунт, посадить деревья и т.д.

По этой дорожке можно пройти в селение
По этой дорожке можно пройти в селение

5 сентября Короду посетил сотрудник Агентства охраны памятников Абашилов, который, по собственным словам, порекомендует главе Гунибского района сбить с помощью МЧС камни, которые выступают сверху. "Эрозия все равно будет", – заявил он "Кавказ.Реалии".

Между тем на краю села образовалась еще одна внушительная трещина.

Как полагает чиновник, для сохранения села "можно организовать поддержку среди состоятельных жителей". "Общине можно предложить такой вариант – чтобы туристы платили за посещение этого места, ибо это не аттракцион, чтобы приезжать сюда развлекаться. Пусть община сама решает, как распределить плату", – объясняет Абашилов.

В самом Агентстве охраны памятников средства на поддержание Короды не заложены.

Проснуться и требовать

Директор Музея истории Махачкалы Зарема Дадаева обращает внимание на то, что "этим нужно системно заниматься на уровне государства".

Проблема есть давно, говорит она, ссылаясь на книгу Аркадия Гольштейна "Башни в горах" (издана в 1972 году). Восхищаясь горской архитектурой, автор уже тогда раскритиковал чиновников из-за небрежного отношения к наследию.

"К сожалению, у нас нет понимания ценности и значимости сохранения культуры, которая формирует национальную идентичность. Весь мир говорит: Дагестан – это музей под открытым небом. Только мы этого не понимаем или не хотим понимать. Из-за нашего попустительства умирает старинная архитектура. В этом виноваты и власть, и люди", – рассуждает она.

"Через 15-20 лет наши аулы рухнут", – предупреждает Дадаева
"Через 15-20 лет наши аулы рухнут", – предупреждает Дадаева

По ее словам, во всем мире давно разработаны механизмы по спасению памятников архитектуры – выделяются средства на специальные программы. Если нет денег на реконструкцию, то хотя бы на их консервацию.

"Это памятники нашей горской цивилизации. Через 15-20 лет рухнут наши аулы, – предупреждает она. – Понятно, по разным причинам. Там сложно жить: люди переезжают на равнину, в города. Это общемировые процессы урбанизации и внутренняя миграция".

Но тогда, настаивает Дадаева, нужно признать: мы исчезаем, как та ментальность, которая сформировалась в горах.

"И почетное обозначение 'горец' нужно просто забыть, потому что в горах уже ничего не останется из того, что заключало ментальную составляющую народов Дагестана, – заключает собеседница 'Кавказ.Реалии'. – Нужно либо перестать сокрушаться по этому поводу, либо проснуться и начинать требовать, чтобы государство начало исполнять охранные функции".

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG