Ссылки для упрощенного доступа

В Северной Осетии попросили дать толкование конституционной норме о праве на использование родного языка

Вчера произошло беспрецедентное в судебной практике Северной Осетии заседание: оно впервые шло на двух государственных языках республики – осетинском и русском, так как представляющий интересы аппарата уполномоченного по правам человека Руслан Гацалов излагал свою позицию на осетинском языке, “обосновывая ее не только законно, но и морально-этически”.

“Я счел неуместным говорить на русском языке, - объясняет Гацалов в интервью “Кавказ.Реалии”. – Тем более, что в переводе не было необходимости. Все присутствующие подтвердили, что понимают осетинский язык, в том числе и двое участников судебного процесса, которые не являются осетинами по национальности”.

Конституционный суд Республики Северная Осетия-Алания приступил к рассмотрению обращения с просьбой о толковании части 2 статьи 26 Конституции республики, в которой сказано, что “каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества”.

Все началось с жителя республики Гайрбега Салбиева. Он обращался в суд, выступая в интересах своих близких по делу о наследстве. Районный суд принял решение, которое его не устраивало, и он решил обратиться с апелляцией в вышестоящий орган – Верховный суд республики.

“Сам я родился в селе и в детстве не владел русским языком, - рассказывает Салбиев “Кавказ.Реалии”. – И сейчас я сам вижу, что недостаточно убедительно формулирую свои мысли на русском языке и решил использовать свое право на выбор языка общения”.

Таким образом, Гайрбег Салбиев написал жалобу в суд на осетинском языке. Однако Верховный суд республики отказался рассматривать его жалобу. Она была возвращена, так как составлена “…с нарушением требований ст. 401-4 УПК РФ”. В ответе, подписанном помощником судьи Маратом Скяевым, разъяснялось подробно, что уголовное судопроизводство ведется на русском языке. “По смыслу закона, все документы, подлежащие оценке суда, должны быть переведены на русский язык. Вместе с тем, из представленной в суд кассационной инстанции жалобы заявителя Салбиева Г.Г. следует, что она составлена на осетинском языке, без перевода на русский”.

Салбиев решил обжаловать действия суда, но ему для этого нужно было толкование нескольких статей Конституции Северной Осетии, которые давали бы понять, может ли человек обращаться в судебные органы Северной Осетии на родном языке. Сначала Салбиев обратился к президенту России, потом в администрацию президента, затем в Совет Федерации.

Из всех организаций, однако, Салбиеву вернулись лишь отписки, и тогда он обратился к уполномоченному по правам человека в Северной Осетии Эльбрусу Валиеву. Тот заинтересовался сложившейся ситуацией и подготовил обращение в Конституционный суд республики с просьбой дать толкование статье конституции Северной Осетии об использовании родного языка.

Теперь Конституционный суд Северной Осетии будет рассматривать эту статью на закрытом заседании, а потом объявит свое решение на открытом заседании. Как показывает судебная практика, на весь этот процесс может уйти до полутора-двух месяцев.

“Думаю, что данный прецедент - действительно нарушение конституционных прав личности, - считает автор программы “Национально-культурное развитие осетинского народа”, профессор Северо-Осетинского госуниверситета Тамерлан Камболов. - Основной документ страны гарантирует соблюдение всех прав граждан, в том числе и на правосудие, вне зависимости от их расовой, национально-языковой, социальной и иной принадлежности”.

По словам Камболова, Конституция республики провозглашает осетинский язык одним из двух государственных языков республики, что, соответственно, предполагает его использование во всех сферах социальной жизнедеятельности наряду с русским. Другое дело, что этот важный вопрос остается не отрегулированным на уровне более специализированного законодательства, т.к. Осетия остается единственной национальной республикой, в которой не принято Закона о государственных языках, в котором были бы детально расписаны все языковые права и обязанности как граждан, так и органов власти.

Судебных прецедентов, подобных делу Салбиева, пока в России не было, утверждает его представитель. Гацалов рассказывает, что за время подготовки к суду он проанализировал более 600 дел по аналогичным спорам, но этот случай все равно стоит особняком.

“Этот вопрос на самом деле актуален, - уверен Гацалов. – Я надеюсь, что его решение останется не только в истории Осетии, но и России”.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG