Ссылки для упрощенного доступа

Еще одна причина, по которой языки Северного Кавказа вымирают

Во всех республиках Северного Кавказа имеются государственные языки, закрепленные в конституциях этих регионов. Но, кажется, ни одна республика не намерена на деле поддерживать престиж госязыков на сайтах органов власти. Так, даже министерства, которые отвечают за национальную политику, а соответственно, и за ее языковую составляющую, в реальности демонстрируют безразличное отношение к государственным языкам республик.

Иначе как интерпретировать отсутствие местных языков на сайтах министерств по делам национальностей или других аналогичных органов в СКФО? Про другие органы государственной власти и говорить не приходится. "Кавказ.Реалии" сообщал о значительном спаде количества носителей региональных языков в СКФО.

Для сравнения Миннац Удмуртии предлагает посетителям контент не только на русском, но и удмуртском языке. Интерфейс сайта можно переключить полностью на региональный язык. А в Башкортостане башкирский язык представлен на сайтах практически всех органов исполнительной власти субъекта. Не только материалы, но и интерфейс сайта министерства ЖКХ республики доступны на региональном языке.

Татарстан пошел еще дальше. Буквально все органы правительства республики предоставляют возможность следить за деятельностью ведомств не только на русском и татарском, но и английском. Причем интересен и порядок языковых версий – первым идет татарский, затем следует русский, последним представлен английский. О формальном подходе к делу говорить не приходится, поскольку обновляются материалы на региональных языках довольно часто.

В общественном сознании россиян преобладает образ кавказцев как консервативных и слабо интегрированных в российские реалии людей. Нередко политики федерального уровня заявляют, что Северный Кавказ находится вне правового поля России. Однако существует целый ряд гораздо более интегрированных субъектов, скажем, финно-угорские республики, которые активнее занимаются укреплением престижа своих госязыков, нежели южане.

Сайт органов государственной власти Республики Марий Эл, к примеру, представлен на региональном языке. Обновляется он регулярно. В Карелии, где местные языки даже формально не являются государственными, обращение врио главы региона на официальном сайте хотя и нельзя прочитать на карельском, но можно на финском, родном языке двух процентов населения республики.

На Северном Кавказе, похоже, нет понимания важности присутствия местных языков в правительственных органах. Вот и пресс-секретарь Миннаца Ингушетии на вопрос об отсутствии ингушской версии сайта ведомства ответил вопросом: "А зачем она нам?". А возражение корреспондента "Кавказ.Реалии" со ссылкой на Конституцию Ингушетии, в которой прописано, что ингушский и русский являются государственными языками республики и вовсе вызвало недоуменную реакцию: "Да?".

14-я статья Конституции Ингушетии помимо прочего гласит, что сохранение, защита и развитие ингушского языка является обязанностью государства. Однако в Миннаце региона этого, видимо, не знают.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG