Ссылки для упрощенного доступа

Планируемое повышение налогов может иметь большие последствия для Кавказа

Не успели отгреметь фанфары по случаю победы Владимира Путина, как в правительстве заговорили о повышении налогов.

По данным издания "Ведомости", в кабмине рассматривают несколько возможных путей увеличения бюджетных доходов, один из которых предполагает повышение налога на доходы с физлиц с 13% до 15%, отмену льгот по НДС (налог на добавленную стоимость) для социальных товаров и повышение НДС при снижении страховых взносов. Пока не уточняется, на каком этапе находятся эти обсуждения - на уровне идей или уже в качестве принятых решений.

Деньги Кремлю нужны для выполнения предвыборных обещаний Путина. Эксперты высказывают опасения, что после повышения налогов возрастет количество бедных, а снижение потребительского спроса приведет к негативным последствиям для всей экономики.

Как бы то ни было, обсуждение повышения налогов говорит об одном: в ближайшее время страна будет искать возможности для снижения расходов и повышения доходов. Северокавказские республики, как известно, являются дотационными регионами. И новая фискальная политика, безусловно, скажется на отношениях между центром и этими окраинами.

В 2018 году общая сумма дотаций субъектам СКФО должна составить около 144 млрд рублей (это чуть более 22% от всех дотаций). Дагестану из столицы пришлют почти 60 млрд рублей (это около 10% от всех дотаций). Далее следует Чечня с 27 млрд и Ставрополье с 19 млрд рублей. Федеральные безвозмездные дотации остальным субъектам Северного Кавказа составят не менее 8 млрд рублей на республику.

В 2018 году дотации Чечне были урезаны почти в два раза. Если уж всесильному Рамзану Кадырову так не повезло, то что же ожидает остальных? И как быть с излюбленным договором "деньги в обмен на стабильность"?

Ситуация на Северном Кавказе сегодня сильно отличается от того, что там происходило в 1990-е или даже нулевые. Нынешние главы, за исключением Кадырова, не являются политическими тяжеловесами. Кремлю уже не так нужна "стабильность и лояльность" местных руководителей, ведь он в любой момент может отправить любого из них в отставку. Даже местных министров порой назначает федеральный центр.

По мнению Москвы, Северный Кавказ сегодня лоялен, а сепаратизм поддерживается исключительно маргинальными группами. Следовательно, можно существенно урезать финансовые вливания без риска увеличения сепаратистских настроений, а также заменить деньги на прямой административный контроль.

Логика в действиях Москвы, безусловно, есть. Однако и определенные риски при таком подходе существуют. В частности, нельзя утверждать, что северокавказская элита поведет себя спокойно, если ее отстранят от рычагов управления без предоставления какой-либо компенсации. В этом отношении Дагестан, где первые лица в одночасье были заменены на варягов, может стать своеобразным полигоном для обкатки новой тактики администрации президента.

Первые месяцы Владимира Васильева во главе РД свидетельствуют о том, что Кремль стремится компенсировать "моральный урон" (отстранение от власти местных) финансовыми вливаниями. Но хватит ли у Москвы денег для подобных экспериментов во всех северокавказских республиках?

К тому же нет ответа на вопрос, повысится ли после прихода варягов эффективность расходования средств. Если же жизнь людей не улучшится, а элитам будет закрыта дорога в правительство, то брожение в обществе остается делом времени.

XS
SM
MD
LG