Ссылки для упрощенного доступа

Почему боевиков в Чечне не будут возвращать к мирной жизни


Сход жителей в чеченском селе, где потребовали от семей участника недавнего нападения на Грозный убраться из республики

В Ингушетии состоялось первое в этом году заседание Комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни бывших боевиков, где рассматривался случай жителя Малгобекского района.

Согласно словам зампреда Комисии Ахмеда Дзейтова, житель по имени Мурат сам пришел в полицию и рассказал, где находится схрон с оружием. При этом явившийся сам не был ни боевиком, ни экстремистом. Он рассказал, правоохранителям, что его друг-односельчанин поддерживал связь с членом незаконного вооруженного формирования. Последний полтора года назад передал односельчанину Мурата мешок с боеприпасами. Тот, по его словам, уговаривал друга прервать контакты и сдать оружие, но односельчанин заявил, что не это невозможно. А мешок с оружием в присутствии Мурата был сброшен в канал.

В октябре силовики задержали друга Мурата. Замминистра ВД по Ингушетии Амир Султыгов на заседании сообщил, что полиция знала о связи Мурата с односельчанином, но учла, что тот преступлений не совершал и потому родственникам дали шанс склонить его к явке с повинной.

Члены Комиссии заявили, что походатайствуют перед правоохранителями об освобождении Мурата от уголовной ответственности, но при условии, что в его действиях не обнаружится других составов преступлений.

Согласно информации, озвученной на заседании, в Комиссию в этом году обратились четыре человека (с учетом жителя Малгобекского района). Троим из них было отказано в помощи – они обратились после задержания и их заявления нельзя рассматривать как добровольное желание вернуться к мирной жизни.

Комиссия по адаптации необходима и Чечне, но там нет никаких предпосылок для нормальной работы с бывшими боевиками.

Комиссии по адаптации существуют также в Кабардино-Балкарии и Дагестане. В первом регионе органом было рассмотрено в этом году 18 заявлений. В судебные органы направлены ходатайства о проявлении к повинившимся снисхождения при назначении наказания, шестерым при вынесении приговора были снижены сроки отбывания наказания, а двум лицам назначено наказание, не связанное с лишением свободы, сообщил глава КБР Юрий Коков.

В Дагестане ведомство (называется оно, напомним, немного по-другому – Комиссия по примирению и согласию) еще не сообщало о результатах работы. Но ранее «Кавказ.Реалии» писал, что, согласно словам замминистра ВД по региону Василия Салютина, за 2015 года и первые четыре месяца 2016 года к мирной жизни удалось вернуть 68 лиц.

Глава программы «Горячие точки» правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов в интервью «Кавказ.Реалии» выразил надежду, что ингушская и кабардино-балкарская комиссии более интенсивно продолжат свою работу в будущем году. Что касается Дагестана, то, как считает Орлов, в республики такого органа попросту нет.

«Есть Комиссия по согласию и примирению, комиссия без четких регламентов работы по вопросам адаптации к мирной жизни бывших боевиков, их пособников, экстремистов. Комиссия призвана решать все задачи по всем конфликтам, которые существуют в Дагестане, включая и земельные споры. Могу ошибаться, может, у меня недостаток информации, но мне неизвестно ни о каких эффективных и приводивших к какому-то разрешению конфликта действий этой комиссии. Когда обо всем, то ни о чем», - отметил правозащитник.

Орлов уверен, что Комиссия по адаптации необходима и Чечне, но там нет никаких предпосылок для нормальной работы с бывшими боевиками, поскольку с самого начала была иная концепция.

Никакой адаптации к мирной жизни не было – просто переводили человека из боевиков в силовики.

«Начиная с 2005 года множество боевиков переводилось на федеральную сторону, по факту же – на сторону Рамзана Кадырова в начальный период становления его режима. Никакой адаптации к мирной жизни не было – просто переводили человека из боевиков в силовики. Ему давали в руки оружие, часто заставляли участвовать в спецоперациях, в ряде случаев, насколько нам известно, эти люди участвовали в похищениях, в незаконном насилии. Их повязывали кровью и дальше человек становился кадыровцем. Был боевиком – стал кадыровцем», - заявил собеседник «Кавказ.Реалии».

По словам правозащитника, в Чечне свой стиль возвращения боевиков к мирной жизни.

Там, настаивает он, идет давление на родных. Если человек связан с боевиками, то ответит семья – и дети, и родители.

«Вот поэтому не очень понимаю, как в этих условиях появится Комиссия по адаптации, которая призвана создавать, скажем так, лицо государства, но не как грубую и жестокую силу, а как силу гуманную и справедливую, действующую в рамках закона. Но это две несовместимые концепции – концепция работы таких Комиссий и концепция, которую демонстрирует нам Кадыров», - заключил Орлов.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG