Ссылки для упрощенного доступа

"Нет мигрантам и террористам": как в России протестуют против мечетей


Иллюстративное фото

В мэрии Москвы решили перенести место строительства мечети в московском районе Косино-Ухтомский – местные жители, националисты и даже некоторые российские спортсмены добивались этого полтора месяца. Глава Чечни Рамзан Кадыров, ранее призывавший судить или мобилизовать протестующих, назвал это решение "замечательным".

Протесты против строительства мечетей возникали на протяжении последних 20 лет в разных городах России, но неизменными в них оставались тезисы о том, что появление культового сооружения обязательно привлечет "ваххабитов", "мигрантов" или "террористов". Сайт Кавказ.Реалии рассказывает, кто и почему выступал в числе противников "исламизации" российских городов в разное время.

"Хотят превратить город в ваххабитский центр"

Первые протесты против мечетей в России начались еще в начале нулевых. Так, 2005 год запомнился сразу двумя случаями – выступлениями против мечети в Малоярославце Калужской области и на шоссе Энтузиастов в Москве.

Инициатором протеста в Калужской области стал настоятель Казанского собора Малоярославца протоиерей Игорь Сильченко, объяснявший свое недовольство "наступательной политикой ислама". Его публично поддержали сотрудники местного женского монастыря, заявившие, что мусульман в городе недостаточно, чтобы они претендовали на свой храм.

Активисты расклеивали на столбах и заборах анонимные листовки, пугая местных жителей перспективой превращения города в "ваххабитский центр" и повторением "бесланских событий" (имеется в виду захват террористами школы №1 в Беслане в 2004 году). Замглавы Малоярославца Владимир Печенкин рассказывал журналистам, что люди опасаются наплыва "кавказцев".

При этом мечеть в Малоярославце собирался на свои деньги строить 79-летний председатель местной татарской общины Бизбах Габитов. Он хотел создать небольшую мечеть на 40 человек в городе, где родился. Тем не менее, власти так и не выдали разрешение татарской общине из-за обращения жителей, которые собрали тысячу подписей под требованием запретить строительство.

Осенью того же года в Москве прошла кампания против строительства мечети на шоссе Энтузиастов, инициированная "Русским общенациональным союзом" (РОНС) Игоря Артемова и поддержанная православными активистами из "Союза православных граждан". Они утверждали, что "не желают соседства с агрессивными инородцами" и будут вести "убедительные беседы в префектуре" о недопустимости строительства "ваххабитского центра".

За полгода до этого председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин действительно говорил, что ведет переговоры с окружными администрациями Москвы для выделения участков для мечетей в районе Люблино и на шоссе Энтузиастов. После вмешательства "Русского общенационального союза" префектура Восточного административного округа уведомила мэрию о невозможности строительства.

В июне 2011 года российские власти признали движение РОНС экстремистским. На главу организации Игоря Артемова завели дело по статье о разжигании ненависти или вражды. Как он сам признавался, речь шла о его статьях и высказываниях в том числе о том, что "православие – это истинная вера".

В декабре 2012 года Равиль Гайнутдин рассказал журналистам, что власти Москвы все-таки дали согласие на мечеть возле шоссе Энтузиастов и еще две в Бутово и Люблино. Сразу после выхода новостей Гайнутдину пришлось публично оправдываться, что утренние молитвы прихожан не будут будить местных жителей, а уже вечером того же дня власти Москвы опровергли информацию о строительстве трех новых мечетей. Тогда же выяснилось, что участок на шоссе Энтузиастов был зарезервирован под мечеть еще в 2003 году.

Патриоты против мечетей

В дальнейшем к протестам против мечетей в формате обсуждений в соцсетях, сбора подписей или опроса местных жителей (так было в 2013-м в Тамбове, Хабаровске и Братске) добавились и уличные акции.

11 сентября 2010 года жители районов Текстильщики и Рязанский Юго-Восточного округа Москвы вышли на митинг против строительства мечети, куда предполагалось перенаправить мусульман Юго-Восточного округа Москвы, чтобы сократить им дорогу до ближайшего храма. По оценке журналистов, на акции протеста против этого на Волжском бульваре собралось пару сотен человек.

Протоиерей Всеволод Чаплин тогда разделил мечети на "традиционные" и "экстремистские"

Михаил Бутримов, лидер движения "Мой двор", которое инициировало сбор подписей против строительства и сам народный сход, признавался, что не живет в этом районе, но разрешить ситуацию его "попросили местные жители". В настоящее время Бутримов состоит в незарегистрированной партии "Русский выбор". Свою идеологию организация определяет как "национал-патриотизм".

Протесты сопровождались выпадами в СМИ против председателя совета муфтиев России со стороны представителей РПЦ. Протоиерей Всеволод Чаплин тогда разделил мечети на "традиционные" и "экстремистские" и намекнул на то, что Равиль Гайнутдин якобы распространяет экстремистские материалы.

После выступлений префект ЮВАО Владимир Зотов сообщил, что строительство мечети "не идет и не планируется", и еще в октябре для нее стали подбирать участок в другом районе.

Митинг против мечети в Митино в 2012 году был более массовым – по оценкам с места событий, он собрал до двух тысяч человек, но в тот раз участники показательно воздерживались от националистической и ультраконсервативной риторики. К выступающим хотели примкнуть националисты из "Движения против нелегальной иммиграции" (в то время уже признанного экстремистским и запрещенным на территории РФ), "за выкрикивание привлекающих внимание лозунгов" на акции задержали четырех человек. После выступлений власти Москвы отказались строить мечеть.

В единичных случаях подобные протесты сопровождались массовыми задержаниями. 3 марта 2013 года на организованную "Русским патриотическим клубом" акцию протеста против мечети в Новокузнецке вышло около сотни человек, которых разогнала и задержала полиция. Следующая акция националистов прошла 17 марта 2013 года и также закончилась задержаниями.

Протестующие выходили с лозунгами "Остановим исламизацию Кузбасса" и называли мечеть "исламизированным таджикским анклавом". Организаторов акции на место проведения не допустила полиция, но несколько десятков человек, столпившиеся возле заграждений, продолжали скандировать "Слава России". Выступления сопровождались задержаниями и обысками среди активистов, но строительство мечети все равно прекратили.

В 2015 году муфтий Альбир Крганов обращался в Генпрокуратуру по поводу того, что "группа радикальных активистов, обосновавшихся под вывеской патриотического клуба, на протяжении длительного времени блокирует строительство городской мечети в Новокузнецке, запугивая местных жителей и чиновников тем, что мусульманский храм якобы станет рассадником терроризма".

В декабре 2020 года Центральный райсуд Новокузнецка признал "Русский патриотический клуб" экстремистской организацией из-за того, что "деятельность общественной организации строилась на идеологии национализма и нетерпимости". Однако в городе по-прежнему действует только две мечети.

"Никакой свободы вероисповедания нет"

Конфликт вокруг строительства мечети на Святом озере проходил по сценарию, похожему на предшествующие протесты. К теме привлекли внимание отдельные активисты (впервые о мечети стало известно из выступления религиоведа Романа Силантьева на канале "Спас"), а официально конфликт не комментировали до тех пор, пока мэр Москвы Сергей Собянин не сообщил о переносе.

По мнению почетного консула Чеченской республики Ичкерия за рубежом и чеченского общественного деятеля Шамиля Албакова, если планируемое место строительства у Святого озера действительно важно для христиан, строить там мечеть неправильно

"Однако те акции, которые мы видели, те слова, которые на них были сказаны, несут явно исламофобский характер и разжигают ненависть и нетерпимость между народами и религиями", – отметил он в разговоре с редакцией.

Противники строительства утверждали, что мечеть хотят возвести на "православной священной территории" и это "осквернит" землю. На самих митингах звучали оскорбительные песни про чеченцев и "джигитов", проект мусульманского комплекса называли "религиозным центром для нелегальных мигрантов". В сети также распространилось видео, где двое неизвестных закапывают в землю свиную голову (нечестивого для мусульман животного. – Прим.) возле Святого озера, чтобы помешать возведению мечети.

Уже после решения о переносе мечети в Москве в сети был опубликован ролик, в котором неизвестный сжег Коран, как утверждается, на берегу озера Белое в Косино-Ухтомском районе. По данным телеграм-канала ASTRA, полиция начала проверку. При этом глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что это провокация Украины.

Активное использование "языка ненависти" в официальной пропаганде привело к росту нетерпимости и ксенофобии, утверждает политолог Аббас Галлямов.

"На любого "чужого" большинство жителей страны смотрит с подозрением. Уровень враждебности к "приезжим" растет повсеместно, не стала исключением и Москва. Конфликт вокруг строительства мечети является естественным следствием происходящего. Власти, естественно, склонны поддержать большинство. Им нужна их лояльность", – считает он.

Никакой свободы вероисповедания, защиты ценностей, союза между конфессиями нет

После того как власти Москвы отложили строительство очередной мечети глава Чечни Рамзан Кадыров, ранее призывавший судить или мобилизовать протестующих, назвал это решение "замечательным". Председатель совета муфтиев РФ Равиль Гайнутдин заявил, что оно "мудрое и соответствует чаяниям мусульман и православных".

Официальные мусульманские религиозные организации не обсуждают протесты против строительства мечетей в Москве. Телефоны Духовного управлении мусульман Москвы оказались недоступны, на письменный запрос редакции Кавказ.Реалии с просьбой оценить ситуацию из организации ответа не поступило.

"Никакой свободы вероисповедания, защиты традиционных ценностей, союза между конфессиями в России мы не видим. Мы видим, что сильный имеет права, устанавливает свои законы и когда хочет – применяет, а когда не хочет, не применяет. Там, где сильные мусульмане – в Чечне и на Кавказе, – они получают "льготы" на веру. В обмен на внесудебные убийства и повсеместное лишение прав им дается возможность построить немного больше мечетей", – заключает Албаков.

В данный момент в Москве на 3,5 миллиона мусульман работает всего четыре мечети: Московская соборная мечеть, Мемориальная мечеть, комплекс мечетей Инам и Ярдям в Отрадном и Московская историческая мечеть. Муфтий Равиль Гайнутдин в 2012 году заявлял, что стремится к тому, чтобы на 150 тысяч верующих мусульман в каждом районе была хотя бы одна мечеть.

  • Уроженец Дагестана, боец наилегчайшего веса UFC Мухаммад Мокаев, представляющий Великобританию, потребовал убрать из подписи под его именем указание, что он родился в России. Спортсмен настаивает на том, чтобы в следующий раз в подписи под его именем был указан только Дагестан. Мокаев объяснил, что его решение связано с протестами против строительства мечети в Москве.
  • Кавказские республики заметно выделяются по числу смертей на войне с Украиной в соотношении к общему числу мужчин призывного возраста. Ранее Кавказ.Реалии рассказывал, почему высокие потери в национальных республиках обострили вопрос нехватки мечетей.
  • После того как власти Москвы отложили строительство очередной мечети, глава Чечни Рамзан Кадыров, ранее призывавший судить или мобилизовать протестующих, назвал это решение "замечательным". Председатель совета муфтиев РФ Равиль Гайнутдин заявил, что оно "мудрое и соответствует чаяниям мусульман и православных".

Форум

XS
SM
MD
LG