Ссылки для упрощенного доступа

Российское общество не готово обсуждать потенциальную независимость Чечни. Попытка известного политика Леонида Гозмана инициировать дискуссию о референдуме провалилась.

Около двух недель назад Гозман призвал начать честный разговор с тем, чтобы "не развязать третью чеченскую". Пока же у нас, полагает он, "лишь заверения, что все хорошо, и есть понимание, что все плохо".

По его мнению, чеченский народ, как и любой другой, имеет неотъемлемое право на самостоятельное определение своей судьбы.

"Вопрос о будущем статусе республики — сохранения ее в составе РФ или государственной независимости — должен решаться самими чеченцами на референдуме, - пишет он. - Референдум должен быть проведен под международным контролем и с участием в его организации представителей диаспор".

Заведомо непопулярный и потенциально опасный разговор

На призыв Гозмана почти никто не откликнулся. Как отмечают в частных беседах лидеры российской оппозиции, тема Чечни – не та лошадка, на которой легко поскачешь. Здесь как при аресте – все, что скажешь, может быть использовано против тебя.

Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что даже обтекаемые формулировки о гипотетической независимости Чечни чреваты уголовным делом (ст. 280.1, публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ).

Журналист Олег Кашин объясняет провал дискуссии, инициированной Гозманом, особым амплуа политика: "Он много лет играет роль такого одиозного либерала, которого зовут на телевидение, чтобы показать, насколько либералы чужды интересам и ценностям России".

"Территориальная целостность - очевидно, одна из таких базовых ценностей, - рассуждает собеседник. - К тому же она защищена законом, прямо запрещающим обсуждать распад России".

То есть, даже несмотря на все зловещие новости из Чечни, разговор о ее будущем становится заведомо непопулярным и потенциально опасным. И неудивительно, что желающих поддержать его нет.

Кашин призывает перестать делать вид, что Чечня – обычный регион, что Рамзан Кадыров - обычный губернатор, его бойцы - обычные российские милиционеры, а жители республики - обычные избиратели и граждане.

"Половина проблем основана на этой двусмысленности, от которой рано или поздно придется избавляться", - уверен колумнист.

Наиболее оптимальным Кашину кажется статус Чечни, который существовал между 1996 и 1999 годами (с подписанным 12 мая 1997 года договором о мире, в котором республика и Россия - равноправные субъекты).

Необходима политическая альтернатива Кадыровым

Один из лидеров "Яблока" Лев Шлосберг сразу заявляет: панацеи у него нет. Он предлагает признать, что развитие событий в Чечне было во многом предопределено первой чеченской войной, ее огромными жертвами, враждой и кровной местью.

Никто не заинтересован в сохранении действующей модели отношений между Кремлем и Чечней больше, чем Кадыровы, настаивает он.

Ведь они получили от российских властей даже больше, чем могли мечтать их предшественники.

"Это вполне прагматичные и циничные люди: им не нужна независимость в нищете, им нужны власть и деньги, - уверен политик. - Все это они от Путина получили".

Шлосбергу отношения между Москвой и Грозным напоминают порядки в колонии, где администрация опирается на влиятельных зеков: "Там неформальная власть держится на привилегиях, и «держателям дисциплины» передается право на произвол".

Владимир Путин, создатель этой системы, считает собеседник "Кавказ.Реалии", уже не может ее изменить: "Демонтаж несет в себе высокие риски, в том числе риски безопасности".

Опираться в такой реформе российские власти могут только на "заинтересованность чеченского общества в прекращении беззакония".

"Нужна политическая альтернатива Кадыровым, а внутри Чечни ее сейчас нет и быть не может. Значит, нужно вести диалог с чеченской эмиграцией", - говорит яблочник.

Он называет "опасным заблуждением" мнение о том, что суверенная Чечня будет безопасной для России.

"Нормальное будущее Чечни и будущее России связаны со сменой президента России, - заключает Шлосберг. - Для демонтажа созданной модели необходимо личное решение и политическая воля главы государства".

Референдум - последнее, что нужно Кадырову

Говорить о том, что Чечня - это Российская Федерация, неправильно, считает журналист Аркадий Бабченко. Он, будучи военнослужащим, участвовал в чеченских кампаниях.

"Это, конечно, отдельный регион, который живет, скорее, по своим законам. Особо я за этой темой не слежу, потому что, честно говоря, не знаю, как поступать с Чечней", - признался Бабченко в одном из последних интервью.

"Третья чеченская война неизбежна. Слишком сильно этот клубок завертелся", - предостерегает он, исключая, впрочем, ее вероятность при этом режиме.

В 92-м Кремль, по его мнению, допустил стратегическую ошибку: Чечне надо было дать независимость.

"При путинском режиме никаких референдумов о независимости кого-бы то ни было не будет. Не для того Крым в родную гавань возвращали, чтобы Чечню отпускать", - отметил в беседе с корреспондентом "Кавказ.Реалии" журналист.

Никакой Кадыров, не сомневается Бабченко, этот референдум проводить не будет, поскольку это последнее, что ему надо.

"На данный момент этот разговор - чисто гипотетический, не имеющий никакого практического применения", - отрезал он.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG