Ссылки для упрощенного доступа

Насилие, драки, наркотики


Главный вход в спецучилище

Осетинское спецучилище для "опасных детей" снова в центре скандала

Во владикавказское спецучилище для детей с девиантным поведением посторонним вход запрещен. И только сотрудники могут рассказать, что там происходит. Насилие, драки, побеги, дедовщина, доступ к алкоголю и наркотикам - по таким законам живет, как называют его сами воспитанники, "черное училище".

Таких учреждений около 19 по всей стране, 15 из них – только для мальчиков. Нахождением в спецучилище им заменяют уголовную ответственность, которую они не могут нести в силу возраста. В основном в такие учреждения попадают за кражу, угоны, побои, бродяжничество. Но есть среди ребят и такие, кто попал сюда по тяжелым статьям.

Распределением обучающихся с "общественно-опасным поведением" занимается Москва. Принцип: чем дальше от дома, тем лучше. Места для содержания таких детей появились во время Второй мировой войны, когда на территории страны было огромное количество беспризорников. Тогда они назывались детскими колониями. Теперь спецучилища закрытого типа подведомственны Министерству образования РФ, но часть из них по-прежнему продолжают жить по тюремным законам. У тех, кто до училища "связался с плохой компанией", почти нет шанса на исправление.

Понимание обществом того, что реабилитацией таких детей во владикавказском училище даже не пахнет, пришло в 2014 году. Тогда учреждение "прославилось" на всю страну. Трое сбежавших воспитанников рассказали, что их на протяжении нескольких лет в извращенной форме систематически насиловала группа сверстников. Их слова подтвердились и было заведено уголовное дело против 5 воспитанников. Из сотрудников уволены были несколько человек уровня дежурного по режиму. Руководство осталось на своих местах, ограничившись штрафами в 50 и 80 тысяч руб. Руководитель службы воспитательного процесса Владимир Цгоев, которого после скандала с изнасилованием детей судили за преступную халатность, впоследствии остался на своем месте, на руководящей должности. Занимает ее по сей день.

Громкая история улеглась, директор учреждения Мурат Бициев не был отстранен от работы, а просто перешел на другую должность в том же училище. После него недолго просидел в должности Олег Хадарцев. Затем исполняющим обязанности был назначен давно работающий в этой системе Юрий Джабиев. Он, по словам ряда сотрудников, был одним из немногих, которые были в курсе, того, что творилось в училище. Ранее он был руководителем службы профобучения.

"Я за себя отвечаю, что не знала, что такое там происходит. Шутки какие-то проскальзывали по этому поводу со стороны Джабиева. Мы их не понимали. Например, он всегда говорил, что по обоюдному согласию - это не насилие, от этого же не беременеют. Как оказалось, человек настолько кощунственно относился к ситуации, что даже смеялся над этим", - рассказывает один из сотрудников.

Педагог-библиотекарь Альбина Цаболова вспоминает, что среди тех несчастных детей, которые подвергались насилию, был и 12-летний сирота. Ее волновало, что ребенка все избегают и он постоянно сидит где-то один.

"Я тоже заметила что-то неладное. Не могла понять почему называют нескольких детей «опущенными» и избегают. Думала, что те им стирают, постель застилают, что-то такое. Что было в реальности, я и в страшном сне вообразить не могла. Чтобы выяснить причину такого отношения даже всех собрала, пыталась понять в чем дело. Ко мне тогда один воспитанник подошел и сказал, чтобы я не лезла к ним. «Это черное училище, здесь всегда все будет черным», сказал он. Дети тут становятся хуже, чем приходят. Они никому не нужны и живут по принципу «чем хуже себя ведешь, тем больше тебя уважают»", - рассказывает учитель истории и общества Фатима Хамицева.

Подтверждает, что тюремные законы царят в училище, и методист Ирина Андиева. Она рассказывает, что сгнила полностью вся система. Те, кто должен следить за порядком, не отслеживают пронос запрещенного, не разрешают конфликты. Наоборот: даже стравливают детей между собой ради забавы. В связи с тем, что недавно была замята жестокая драка, пытаясь привлечь внимание к ситуации, из училища сбежали двое воспитанников.

Также работает практика манипулирования воспитанниками, говорят работники. Если одному из сотрудников хочется свести с другим счеты, то делают они это все через детей. К примеру, могут взять кого-то из детей, отвезти в прокуратуру и принудить оклеветать кого-то из учреждения: допустим, сказать, что тот его бьет. Все это привело к тому, что мальчик-сирота, которого постоянно использовали в э тих целях, порезал себе вены у всех на виду.

Учебную программу в учреждении минимизировали на столько, что при проверке училище можно было бы лишить лицензии на образовательную деятельность. Например, часы английского сократили до одного часа в неделю. О том, что такое планерки и собрания все давно забыли.

"Был у нас такой 14-летний мальчик, который даже алфавит не знал. Я его и читать, и писать научила. А один из руководителей мне сказал, чтобы для меня слишком жирно, чтобы я получила оплату за индивидуальные занятия. С тех пор, если учеников на класс не набиралось, то их класс не открывали. Переводили такого обучающегося в другое спецучилище. В итоге из-за такой политики сейчас у нас содержится 9 детей, хотя по госзаданию их должно быть 30", - рассказывает Цаболова.

Руководство училища занято лишь распределением общего фонда заработных плат, утверждают работники. Зарплаты назначались методом закрытого голосования. Если проще, то совет, в который входят руководители, сам себе утвердил оплату труда. Согласно ведомостям, базовый оклад замов составляет 52 тысячи рублей, у рядовых сотрудников по 6-7 тысяч рублей. У и.о. директора оклад - 65 тысяч рублей.

Больше года назад сотрудники училища написали жалобу в Москву о всех нарушениях. Оттуда пришло распоряжение о штатной оптимизации. Сократили в итоге всех написавших жалобу - 15 человек, несмотря на опыт их работы. С детьми же работают люди без педагогического образования, чей возраст давно перевалил за пенсионный. Ни в системе работы, ни в зарплатах изменений не последовало.

Уволенные сотрудники начали искать правду через различные инстанции: прокуратура, следственный комитет, трудовая инспекция. Везде им отвечали отписками. Дошли до суда, который их восстановил. Однако, теперь и.о. директора заявил им, что они все равно пойдут по второй волне сокращений.

Корреспондент "Кавказ.Реалии" дозвонился до и.о. директора Юрия Джабиева и задал ему вопросы по всем озвученным сотрудниками проблемам. Джабиев отказался отвечать, ссылаясь на то, что он находится в статусе исполняющегося обязанности, мол, зона его ответственности за происходившее и происходящее в училище максимально минимизирована...

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG