Ссылки для упрощенного доступа

"Нарушенный контракт": почему помилование касается не всех наемников с Кавказа


На фоне войны против Украины эксперты не раз прогнозировали рост преступности в самой России, во многом из-за возвращения с фронта наемников в лице бывших заключенных. "Отслужив" полгода, они получают помилование и в некоторых случаях действительно становятся фигурантами новых уголовных дел. В разговорах с редакцией юристы опасались, что вагнеровцев побоятся судить за рецидивы, однако на юге и Кавказе им вынесли уже несколько приговоров – президентское помилование смягчающим обстоятельством в суде не признали. С чем это связано?

Помилование ≠ несудимость

Точных данных о количестве помилованных участников войны против Украины, которые завербовались в колониях, нет. В середине июля 2023 года владелец ЧВК "Вагнер" Евгений Пригожин оценил это число в 32 тысячи человек. С лета в южных и северокавказских регионах рассмотрели уже несколько дел о рецидиве таких наемников.

Например, в ноябре этого года житель Волгоградской области Виталий Малых, до войны судимый за кражу, получил два года и пять месяцев колонии строгого режима за ненасильственное преступление – вымогательство мобильного телефона. Защита осужденного назвала необоснованным заключение суда об опасном рецидиве, поскольку Малых был "помилован указом президента РФ". Однако судья подчеркнул, что помилование Малых не означает снятия судимости – оказалось, что он просто был освобожден от отбывания наказания для участия в войне.

В том же месяце стало известно о другом наемнике из Волгограда: Александр Соколов получил четыре года лишения свободы за разбой. До вербовки в колонии он также был осужден за разбой и кражу. Соколов показал в суде справку о помиловании и просил принять во внимание снятые с него судимости. Суд наемнику отказал.

Наконец, в Невинномысске несколько раз судимый за кражи, а затем помилованный участник ЧВК попытался украсть велосипед с лестничной площадки в многоэтажном доме. Помилование не помогло: преступление, так же как и в предыдущих случаях, расценили как рецидив.

Как работает помилование?

Согласно российскому законодательству, акты помилования заключенных могут быть очень индивидуальными, рассказал сайту Кавказ.Реалии юрист "Первого отдела" Евгений Смирнов.

"Человек может быть совсем освобожден от отбывания наказания, наказание может быть сокращено или заменено более мягким, так же обстоят дела и с судимостью – она может быть снята актом амнистии, а может быть оставлена. Все зависит от того, как именно будет сформулирован указ. Путаница возможна еще и потому, что [указы президента России Владимира Путина о помиловании наемников] секретные. Cуд не исследовал их и руководствовался исключительно той информацией, что содержалась в базе МВД", – говорит Смирнов.

По его мнению, в приведенных выше случаях судимость могла быть не снята с подсудимого, поэтому повторное преступление и квалифицировали как рецидив.

Как объясняет правозащитница, которая предпочла остаться анонимной, Уголовный кодекс предусматривает формулировку: "С лица, отбывшего наказание актом помилования, может быть снята судимость" – а может и не быть снята". Она также напомнила, что в июне 2023 года появился закон "Об особенностях уголовной ответственности лиц, привлекаемых к участию в специальной военной операции". Он предусматривает освобождение от уголовного наказания тех, кто проходит военную службу либо призывается на военную службу по мобилизации или контракту.

Больше не герои?

Бывшие военные, в том числе участники ЧВК, зачастую получают и мягкие наказания. Например, контрактник из Волгограда Александр Киричевский остался на свободе, после того как чуть не убил свою жену. Киричевский ударил ее ножом в печень, но медики успели спасти женщину. Военному грозило до десяти лет лишения свободы, но суд назначил три года условно, учтя его участие в войне против Украины и статус ветерана боевых действий.

Решение суда может быть связано и с тем, как относятся к определенной категории преступлений. Например, по мнению анонимной правозащитницы, к авторам домашнего насилия и до начала вторжения в Украину относились чрезвычайно мягко. Большую роль играет и то, готов ли человек продолжать участие в войне.

"Есть такая практика: людям предлагают продолжить службу в обмен на смягчение срока или на условное наказание. Если человек категорически отказывается возвращаться на службу – наказание гораздо выше", – сказала собеседница.

Доверять власти – себя не уважать. Но это мы с вами так рассуждаем, уголовники об этом не думают

В отдельных случаях повторные приговоры показывают, что государство воспринимает "героями" далеко не всех участников войны и не всегда исполняет свою часть "контракта" с заключенными. Политолог Руслан Айсин полагает, что подобные ситуации вряд ли заставят потенциальных наемников перестать доверять государству.

"Доверять власти – себя не уважать. Но это мы с вами рассуждаем такими категориями. Уголовники об этом не думают. Заключенные считают, что война перешла в затяжную фазу, а значит, можно не бояться за свою жизнь", – считает Айсин.

Айсин также считает, что именно за членами ЧВК "Вагнер" в России могут следить наиболее пристально, так как они "почувствовали себя слишком большой силой во время мятежа Пригожина". Вероятно, эту категорию бывших военных в будущем могут ждать еще бОльшие репрессии.

Без логики и здравого смысла

Лидер волгоградского антикоррупционного и антивоенного проекта "Дозор в Волгограде" Евгений Кочегин полагает, что в решениях судов не всегда стоит искать логику.

Судам приходится самим разбираться с этим бардаком, в котором их оставил президент

"Нам кажется, суды просто не знают, что делать [с наемниками], потому что таких прецедентов раньше не было. Сейчас мы видим, как суды независимо выносят решения, основываясь на положении дел в регионах и собственном видении ситуации. Предполагаем, что у них нет централизованного решения, как поступать с рецидивами "ЧВК-шников". Второй вариант: по каждому "ЧВК-шнику" спускают отдельное готовое решение, но нам кажется это маловероятным", – говорит Кочегин.

По мнению участников волгоградского проекта, политика властей сейчас реакционна: "Мы думаем, что судам приходится самим разбираться с этим бардаком, в котором их оставил президент. Здесь федеральная власть могла самоустраниться от проблем, предоставив решать их судам в регионах".

С этим мнением солидарна и правозащитница, пожелавшая остаться анонимной: "Правоприменительная практика в России далека от правосудия и от здравого смысла. Это касается и участников боевых действий. Неясно, что будет завтра, когда вернутся они все", – резюмировала собеседница.

  • Завербованные на войну и помилованные заключенные часто становятся фигурантами громких уголовных дел на юге России. В Краснодарском крае бывшего наемника ЧВК "Вагнер" после возвращения домой обвинили в двойном убийстве, а в Волгоградской области четырех участников войны против Украины арестовали за угрозы убийством судье, разбой и вымогательство. Эксперты отмечают: россияне сталкиваются только с первыми волнами рецидивов помилованных наемников, дальше ситуация с преступностью в стране будет лишь хуже.
  • Суды смягчают приговоры военным за незаконный оборот оружия, чтобы они могли вернуться на фронт. В апреле Нальчикский гарнизонный военный суд признал военнослужащего Шамиля Магомедова виновным в незаконном обороте оружия и взрывчатых устройств, которые контрактник планировал использовать в ходе войны против Украины, но назначил ему условный срок по ходатайству командования части.
  • В колониях Ростовской области наемниками ЧВК "Вагнер" для участия в войне в Украине могли стать минимум три тысячи человек.

Форум

XS
SM
MD
LG