Ссылки для упрощенного доступа

"Каждая операция сокращает мою жизнь"


Хасан Баиев не видит в своей деятельности героизма

Доктор Хасан Баиев – о призвании и о детях, которых не в силах спасти

Хасан Баиев – чеченский доктор, обладатель международной премии "Врач мира", который под бомбежками оперировал как боевиков, так и российских военнослужащих.

В 2000 году уехал в США, где он подтвердил свой диплом и начал блестящую карьеру пластического хирурга. После 15 лет благополучной жизни в Америке Баиев вернулся в разрушенную двумя войнами республику, где теперь проводит большую часть времени, оперируя детей с врожденными аномалиями лица.

- Хасан, в рамках "Операции 'Улыбка'" вы ежегодно помогаете детям с челюстно-лицевыми проблемами. В этот же раз вы расширили свою миссию, взявшись за малышей с ожогами. Что послужило толчком?

- Мы собираем детей со всего Северного Кавказа и России. Есть также малыши из Казахстана, Киргизии и Красноярска. Приоритет отдаем малоимущим, сиротам и детдомовцам. Занимаемся тем, что в народе называют "волчьей пастью" и "заячьей губой".

Однако к нам неоднократно обращались родители ребят с ожогами лица и тела. Осматривал их, видел психологическое состояние родителей… Очень жаль людей. Тогда и решил расширить направление.

В конце апреля во Владикавказ приезжал мой коллега Аркадий Аксененко, который как раз специализируется на лечении последствий термических травм. Также планируется визит профессора из Англии.

- Московский хирург Аксененко прилетел в Осетию в свой отпуск. Как вы уговорили его поработать?

- Никого уговаривать не приходится. Когда объясняешь ситуацию, все сразу соглашаются. Мы же врачи. Меня тоже периодически просят куда-то слетать, никогда не отказываюсь. Беру отпуск и еду помогать. Среди врачей это естественно. Мы волонтеры. Свои поездки оформляем как отпуск. Нам за них не платят.

- Медики охотно соглашаются помочь, а как ведут себя предприниматели, когда вы просите их оплатить дорогостоящую операцию?

- Я благодарен людям, которые нам помогают. Самое главное – это доверие. Когда люди верят, что ты действительно честно делаешь свою работу, то проблем нет. Всегда находится спонсор, который с удовольствием финансирует проект.

- Сколько в мае запланировано операций.

- 60 челюстно-лицевых и 20 – с ожогами.

- Опишите, как это все работает.

- Сначала езжу по северокавказским регионам и отбираю детей.

Затем составляю список тех, кого решил брать. В первую очередь обращаем внимание на детей, которые вообще не оперированы. Медицинские процедуры стоят очень дорого и у тех же малоимущих нет возможности куда-либо выехать. Да и из-за бюрократии не всем, к сожалению, дают квоты. Так что для родителей и детей – это очень хороший шанс. Тем более что оперируют асы!

Баиев не разрешает пациентам обращаться к нему по отчеству. Для них он просто доктор Хасан
Баиев не разрешает пациентам обращаться к нему по отчеству. Для них он просто доктор Хасан

На подготовку "Операции 'Улыбка'" уходит год. Помимо отбора нуждающихся, я должен укомплектовать бригаду специалистов – анестезиологов, пластических хирургов, медсестер (около 30 человек).

Мы оперируем на базе Республиканской детской клинической больницы (Грозный). Работаем бесперебойно и постоянно меняемся, т.к. обязаны уложиться в одну неделю. Параллельно консультируем в день по 200-300 человек.

- Задам циничный вопрос: зачем лично вам такая нагрузка?

- Я занимаюсь благотворительностью с 2003 года. Мне неинтересно жить ради желудка. На мой взгляд, каждый человек, если может, должен что-то отдавать нуждающимся.

Сегодня у меня есть такая возможность, и я помогаю. Я же не знаю, что будет завтра. Не хочу потом жалеть, что мог сделать доброе дело, но прошел мимо.

- Не пожалеете потом, что могли безбедно жить в США, а вместо этого носитесь по обшарпанным северокавказским больницам?

- Нет. Деньги значения для меня не имеют. Да, я мог быть богатым человеком, но не это главное.

- Увидим ли мы 90-летнего доктора Хасана в операционной?

- Я же не Всевышний, чтобы все наперед знать (смеется). Не могу даже прогнозировать, что будет через месяц или через неделю. Все в руках Всевышнего. Возможность помогать людям дал мне Всевышний, и я творю добро с удовольствием.

Но сколько мне суждено, не знаю. Ясно одно: пока есть силы, буду помогать.

- В ваших руках судьбы совсем юных созданий. Скажите честно: трудно?

- Да, дети очень чувствительны. Во время операции у кого-то останавливается сердце, у кого-то падает давление, а за дверями стоят родители, которые доверили тебе этот хрупкий организм…

Сильно переживаю и вкладываю в дело душу, нервы и здоровье. Не буду лукавить: каждая операция сокращает мою жизнь.

- Но и вы ведь не остаетесь в накладе, если можно так выразиться.

- Безусловно, я счастлив, когда вижу, что реально помог ребенку. Дал ему будущее. Ведь до операции он выглядел совсем иначе! И его жизнь меняется в лучшую сторону. В этот момент понимаю, что мой труд стоил того. Самая лучшая награда – это счастливые родители и ребенок.

- А что вас особенно расстраивает?

- Трудно, когда приходят дети с очень тяжелыми патологиями – с ДЦП и целым "букетом" сопутствующих заболеваний. Родителей безмерно жаль, но в то же время ты понимаешь, что ничего сделать не можешь. И это невероятно грустно.

- Одно дело, когда ребенок плачет от боли, а другое от издевательств сверстников.

- К сожалению, мы живем в обществе, в котором принято дразнить детей с аномалиями (особенно несладко им приходится в школах и садах). Родители маленьких пациентов рассказывают, как их сыновей и дочерей обзывают ровесники. Нельзя такие вещи говорить!

Они и так проходят через ад, потому что скелет растет, организм меняется, каждый раз нужно что-то корректировать. Костную пластику приходится делать до 18 лет.

Если Всевышний создал его таким, он же не виноват! Подобные аномалии передаются через несколько поколений. Это генетика. Вины родителей здесь нет. Да, случается, что у ребенка отклонения из-за злоупотребления, допустим, мамой алкоголя, но так бывает, подчеркну, далеко не всегда.

В США человек с синдромом Дауна чувствует себя абсолютно полноценным членом общества. Мы, видимо, до такого пока не доросли.

- Ни о ком не говорят столько хорошего, как о вас. Вами восхищаются. Сеть пестрит публикациями о "легендарном докторе Баиеве". Чувствуете себя легендой?

- Нет, люди преувеличивают. Я просто делаю свою работу.

- В мире миллиарды тех, кто "просто делает свою работу" – они приходят к 9-ти, затем 8 часов перекладывают бумажки и ровно в 17.00 "вылетают" из офиса.

- Это личный выбор, не имею права судить. Скажу лишь, что очень благодарен команде, которая ездит со мной на операции. Все работают с удовольствием. Спасибо им за то, что по-человечески относятся к детям.

Всегда говорю коллегам о том, что каждый в силах помочь нуждающемуся. Да, у меня чуть больше возможностей, но, если хирург бесплатно прооперирует хотя бы одного ребенка, он уже сделает очень много!

- Продолжите фразу "Настоящий врач…"

- Абсолютно доступен для всех (независимо от статуса и положения).

Иной раз приезжают пациенты из других городов, которые начитаются обо мне в интернете, посмотрят документальные фильмы... И вижу, что волнуются. Тогда я пытаюсь их расслабить. Говорю, что имя мое – доктор Хасан, стесняться меня не нужно, и я хочу помочь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG