Ссылки для упрощенного доступа

"Через десять лет расскажу, кто тебя заказал". Как на Кубани подбрасывают наркотики 


Усть-Лабинский районный суд в Краснодарском крае в начале сентября приговорил старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска местного отдела МВД Александра Маркосова к четырем годам колонии по обвинению в фальсификации уголовных дел по наркотическим статьям. Корреспондент Кавказ.Реалии изучил практику подбрасывания наркотиков жителям Кубани.

Зачастую "наркотические" уголовные дела фальсифицируются полицейскими с целью улучшения показателей статистики, вымогательства взяток или наказания неугодных лиц. Доказать свою невиновность обвиняемому практически невозможно. На это налагается и стигматизация в отношении привлекаемых к ответственности по наркотическим статьям – даже если человек невиновен, он сталкивается с осуждающим отношением общества.

Кроме того, даже если удается доказать фальсификацию уголовного дела по статье 228 УК РФ, виновные в этом правоохранители чаще всего отделываются минимальным наказанием.

Например, упомянутый усть-лабинский оперуполномоченный Александр Маркосов, как установили следствие и суд, для повышения показателей работы угрозами вынудил двух местных жителей взять незаконно хранившиеся у него наркотики, которые затем изъял в присутствии понятых. Полицейскому грозило от трех до десяти лет лишения свободы, но федеральный судья Александр Колойда назначил ему практически минимальное наказание.

Все строилось на показаниях трижды судимого наркозависимого человека, внештатного сотрудника, который даже в суд пришел под воздействием "солей"

В августе фигурантами схожего дела стали сотрудники уголовного розыска линейного отделения полиции на станции Горячий Ключ, которые за миллион рублей приобрели более килограмма мефедрона. Учитывая, что разовая доза мефедрона составляет пару граммов, такой вес им, вероятно, был нужен не для личного потребления.

Весной этого года дело возбудили на оперуполномоченных отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД Сочи, которые потребовали от семьи местного жителя два миллиона рублей, в противном случае они угрожали уголовным делом о незаконном обороте наркотиков.

Это несколько примеров последних месяцев, когда подбрасывающие наркотики или заставляющие задержанных оговорить себя силовики сами по тем или иным причинам становятся обвиняемыми. Ключевая причина привлечения их к ответственности заключается в необходимости оперативников из ФСБ и Следкома возбуждать для статистики уголовные дела и в отношении нижестоящих сотрудников правоохранительных органов, полагают правозащитники.

"За последний год у нас три обращения из Краснодарского края по поводу фальсификаций уголовных дел по незаконному обороту наркотиков. Два из них – от граждан Таджикистана, которые жалуются, что сотрудники уголовного розыска выбивали у них явки с повинной в распространении наркотиков. В кейсе Комитета против пыток есть дело Игоря Крайнова из Нижнего Новгорода, когда видеокамеры запечатлели, как сотрудник полиции подбрасывает наркотики в карман заявителю. В этом случае удалось доказать, что силовики причастны к незаконному обороту наркотиков и превышению полномочий", – рассказывает Кавказ.Реалии руководитель краснодарского отделения Комитета против пыток Сергей Романов.

По словам правозащитника, без свидетелей и видео доказать сам факт подброса фактически невозможно, особенно спустя длительное время.

"Если изначально нет доступа к адвокату, если человек не ведет себя по правилу "не прикасаться ни к чему", поддается на уговоры оперативников и дает явку с повинной, шансов практически нет. Людям, не имеющим опыта общения с правоохранителями, будет очень сложно сопротивляться таким незаконным действиям", – добавил Романов.

Он подчеркивает, что даже в случае доказательства превышения полицейским полномочий и фактов фальсификации уголовного дела, сотрудник, скорее всего, получит минимальные три-четыре года, хотя санкции статьи предусматривают до десяти лет лишения свободы.

Черный бизнес под прикрытием погон

"Большая часть таких дел возбуждаются или для повышения отчетности, или как заказные. Но чаще именно "палочная" система – когда из рядовых наркопотребителей с помощью угроз или оговоров внештатных осведомителей делают дилеров. Это общая практика, в СИЗО и колонии встречал не одно такое дело", – говорит врач-нарколог и православный общественный деятель Николай Каклюгин.

Наркозависимые и эксперты прекрасно знают, как работает эта система и почему крупные драгдилеры продолжают свой черный бизнес, делясь с правоохранителями

Кандидат медицинских наук, автор более 200 научных работ и публикаций о борьбе с наркозависимостью и методах ее реабилитации, Каклюгин был задержан в октябре 2018 года в Ростове-на-Дону. По версии следствия, в его кармане находился пакет с наркотиками. Сам Николай и его защита настаивают, что запрещенные вещества подбросили, а в деле было допущено множество процессуальных нарушений. Почти три года врач-нарколог провел в СИЗО и в колонии, в августе остаток срока ему заменили исправительно-трудовыми работами.

Каклюгин называет три ключевые причины фальсификации уголовных дел: повышение квартальной и годовой отчетности раскрываемости наркопреступлений, вымогательство с помощью уголовного дела взятки или "отжатие" бизнеса, а также наказание перешедших дорогу силовикам активистов.

"В моем случае из врача-нарколога, который боролся с нелегальными реабилитационными центрами, которые "крышевали" правоохранители, попытались создать наркопотребителя, к тому же причастного к распространению запрещенных веществ. Все строилось на показаниях трижды судимого наркозависимого человека, внештатного сотрудника, который даже в суд пришел под воздействием "солей". В противовес ему в мою защиту выступили главный нарколог города Шахты и многие годы занимающийся реабилитацией наркозависимых священник, но следствию и суду оказались значимее показания этого провокатора", – рассказывает Каклюгин.

По его словам, один такой помощник полицейских, на показаниях которого строятся уголовные дела , может за год оговорить 20–30 человек.

"При этом крупные "солевые" магазины, магазины дизайнерских наркотиков продолжают работать под прикрытием силовиков. Получается двуликий Янус – с одной стороны, в официальных отчетах все хорошо, раскрываемость повышается, а с другой – в кабинетах полицейских изымают килограммы наркотиков. Наркозависимые и эксперты прекрасно знают, как работает эта система и почему крупные драгдилеры продолжают свой черный бизнес, делясь с правоохранителями, а рядовые наркопотребители и те, на кого сфальсифицировали дело, получают невероятные сроки", – подытожил собеседник Кавказ.Реалии.

Статистика на провокациях

Работающий в Сочи адвокат Александр Попков представлял интересы журналиста Общественного телевидения России Николая Ярста, которого перед Олимпиадой-2014 тоже обвинили в хранении наркотиков. Впоследствии уголовное дело было прекращено, но, испугавшись дальнейшего давления силовиков, Ярст покинул страну.

"Николая задержали, когда он ехал на интервью с руководителем следственного отдела в Сочи – остановили инспекторы ГИБДД, сымитировали досмотр машины, а затем под камеры залезли между сиденьями и извлекли наркотики. С самого начала возникли подозрения, что это был подброс. С каждым месяцем расследования уголовного дела это становилось все очевиднее", – утверждает Попков.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Присутствие наркотических веществ в джинсах журналиста якобы подтвердила экспертиза, "нашедшая" в заднем кармане Ярста 0,01 грамма. При этом ровно 0,01 грамма пропали из "обнаруженного" в машине пакетика. Телефон журналиста был упакован в отдельный пакет, а затем при невыясненных обстоятельствах оказался рядом с другими вещами. По словам адвоката, следователь даже как-то пообещала обвиняемому "через десять лет рассказать, кто его заказал".

Все эти манипуляции указывают на явную фальсификацию, продолжает адвокат. В итоге прокуратура четыре раза возвращала обвинительное заключение следствию, а в марте 2014 года МВД выдало постановление о прекращении уголовного дела "ввиду отсутствия состава преступления". Сочинский журналист уехал в Москву, но ему стало известно о готовящемся против него новом уголовном деле, и Николай Ярст эмигрировал в США.

Практика фальсификации уголовных дел по наркотическим статьям распространена на всем юге России и в республиках Северного Кавказа. Правозащитники отмечают, что "наркотические" дела могут отличаться обстоятельствами, но главным бичом являются именно провокации со стороны правоохранителей.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG