Ссылки для упрощенного доступа

Ингушетия преуспела, КБР исправляется, для Адыгеи и КЧР - неактуально, Чечня и Дагестан сохраняют свои позиции

В Кабардино-Балкарии начали бороться с экстремизмом со студенческих парт. В рамках комплексной программы профилактики межнационального и межрелигиозного экстремизма в Кабардино-балкарском госуниверситете начали читать лекции по основам мировых религий.

В ходе первой лекции начальник управления по молодежной политике и воспитательной работе КБГУ Азамат Люев рассказал, что проект направлен на профилактику распространения идеологии терроризма и экстремизма в студенческой среде. Курс, читаемый студентам 1-3 курсов, продлится три месяца, после чего состоится ряд встреч студентов с представителями духовенства традиционных конфессий, в ходе которых учащиеся смогут получить разъяснения по возникшим у них вопросам.

Комиссия-инвалид оживает

Член Комиссии по адаптации бывших боевиков в КБР, руководитель Кабардино-балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков заявил "Кавказ.Реалии", что не знает ничего про эти лекции. Но сами занятия он характеризовал как положительный сигнал.

"Пять лет тому назад в КБР была создана Комиссия по адаптации бывших боевиков. Правда, она фактически не работала долгое время, а вот с апреля прошлого года снова заработала. Я состою в этой комиссии, рассмотрели 11 дел. Я считаю, в этом деле самое важное - конкретные люди, конкретные решения. Деятельность комиссии можно оценить положительно. Важно сохранить то, что комиссия наработала, этой тенденции нельзя дать остановиться. Там есть разные подводные течения, разные силы", - заявил Хатажуков.

Кавказ разный, профилактика разная

Правозащитник Хатажуков отметил, что в КБР следят и за тем, что происходит в соседних регионах. Эксперт считает, что нельзя сравнивать ситуацию в различных регионах Северного Кавказа - проблемы профилактики экстремизма в регионах СКФО отличаются. По его словам, в Карачаево-Черкесии или Адыгее вопрос не так актуален, как в КБР, Ингушетии или Дагестане.

Однако это никак не оправдывает неэффективность комиссии в прошлом. В КБР комиссия существовала долго, но, говорит собеседник, некоторые члены этой комиссии даже не знали, что они в ней состоят. "Сейчас комиссия работает. Другое дело, насколько ее рекомендации учитываются в процессе судебных разбирательств. Есть конкретные дела, по которым люди могли получить большие тюремные сроки, но их приговорили к условным. Этих людей удалось сохранить, они не сломаются, они остались в обществе. Это очень важно. Мы наблюдаем за ними, общаемся", - поведал Хатажуков.

Секрет успеха он видит в том, что силовики перестали похищать людей, меньше стало фактов пыток и расстрелов.

Общественник также посетовал, что эта тема нормально не обсуждается в СМИ. Нет открытой, свободной дискуссии по этому поводу, что на взгляд Хатажукова очень важно. Член комиссии связывает это с политической системой, которая сложилась в республиках Северного Кавказа, да и в целом в России.

"При этой системе нет фактического разделения властей, свободных СМИ. Это проблема может быть решена тогда, когда будут прямые свободные выборы. Нет публичных исследований, хотя в республиках есть интеллектуальный потенциал", - негодует эксперт.

Общественник считает, что исследования могли бы пролить свет на причины радикализации и мотивы тех, кто вступает на этот путь.

Секрет ингушского успеха

В Ингушетии, как считает местный правозащитник Магомед Муцольгов, достигнут прогресс в профилактике терроризма и экстремизма. Секрет успеха эксперт видит в том, что силовики перестали похищать людей, меньше стало фактов пыток и расстрелов.

По словам правозащитника, ситуация в республике начала стабилизироваться и резко уменьшился отток молодежи в ряды незаконных вооруженных формирований: "Это очевидный факт. В последние четыре года ни одного похищенного не было, наблюдается резкий спад насилия в республике. В результате деятельность незаконных вооруженных формирований сведена к нулю".

Если Москва не захочет…

Статистика по отбывшим в ряды экстремистской организации ИГИЛ из Чечни и Дагестана в целом снижается. Но по мнению экспертов, меры, принимаемые в этих республиках, не сильно отличаются эффективностью.

"Кавказ.Реалии" уже писал, что отток из Чечни в ИГИЛ сократился. На это указывали и чеченские власти. Но эксперты объяснили этот успех отнюдь не стараниями властей, а значительными изменениями ситуации в Сирии и Ираке. Более того, в Турции, которую боевики традиционно использовали в качестве транзитной зоны, власти ужесточили пограничный режим.

В отличии от КБР или Ингушетии в Дагестане сохраняется политика применения жестких мер в отношении экс-боевиков. Их судят и приговаривают к большим реальным срокам. Недавно был озвучен один из таких приговоров.

Некоторые правозащитники возлагают всю отвественность за происходящее на Москву. Президент "Human Rights Analysis Center" в Осло Ахмед Гисаев считает, что Россия сама заинтересована в наличии террористической активности в регионе.

"Российская власть сама создает, финансирует и управляет террористическими угрозами на Северном Кавказе, в Сирии, Ираке, Украине и Грузии. Власти выгодна террористическая активность", - полагает эксперт.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG