Ссылки для упрощенного доступа

К юбилею Победы – на улицу


Тайбат Гибизова с невесткой

Как 95-летняя ветеран войны Тайбат Гибизова осталась без квартиры

Тайбат Гибизовой – 95 лет. Большую часть времени она спит, кормить ее приходится с ложечки, благо близкие не бросают. А когда-то девчонкой она оказалась на войне, рыла окопы, сражалась за родину. Потом работала, получила звание ветерана труда.

В этой истории все славно, кроме одного – в теплом доме Тайбат живет только потому, что ее туда пустили добрые люди. Своего жилья она лишилась по недосмотру администрации Ирафского района Северной Осетии, где прожила всю жизнь.

Семья Гибизовых из небогатых: много лет они ютились в деревянном бараке. Их это устраивало: дом хоть и скромный, но свой. Однако два года назад глава района Эльбрус Тайсаев предложил им перебраться в новую квартиру. Был составлен акт о признании их барака непригодным – и включенная в программу "Ветхое жилье" семья переехала в новенькую трехэтажку.

Новенькая трехэтажка, куда переехали Гибизовы
Новенькая трехэтажка, куда переехали Гибизовы

Тайсаев торопил Гибизовых с переселением: мол, бабушка старенькая, переезжайте скорее, а документы оформим постфактум.

Но по каким-то причинам документы так оформлены и не были, а администрация после очередных выборов сменилась. В сухом остатке: квартира, в которой живут Гибизовы, была выделена другой семье.

"Я была на работе, когда ко мне пришел участковый и показал бумажку. Говорит, был суд, квартира не ваша, она уже приватизирована другим человеком", – вспоминает Елена Цаголова, невестка Тайбат.

Вернуться в старое жилье они не могут: бараки сожжены дотла.

Бараки сожжены дотла
Бараки сожжены дотла

"Не предупредили и сожгли барак. Там бабушкины вещи были, диван хороший. Предупредили бы – мы бы все вывезли. Кто имел право? На этот барак у меня есть все документы", – возмущается собеседница "Кавказ.Реалии".

Что теперь делать Гибизовым, не знают и в районной администрации.

"Я пошла в администрацию, а мне говорят: тогда мы не работали, сейчас у нас новая администрация. Что значит не работали?! Мы всегда были в списках. Они нам предлагают заново собрать документы и встать в очередь. И сколько нам стоять в очереди, когда бабушке уже под сто лет?!" – вопрошает Елена.

Глава селения Советское Казбек Цориев понимает сложность ситуации и печально кивает, когда речь заходит о Гибизовых. "Они как бы стояли в очереди, – начинает он. – Но почему-то не попали… Это уже местная администрация района занималась списками. Не знаю. После этого еще один дом построили в прошлом году. Почему они не попали – я уже не знаю".

По словам Цориева, в новом доме квартиры выделялись прежде всего малоимущим и многодетным. Гибизовы попали туда вне очереди. Ответить на вопрос, почему сожгли барак, чиновник, впрочем, не может. "А я говорил, что не надо их сжигать", – оправдывается он.

В районной администрации настаивают: никаких документов у Гибизовых нет (ордер на барак, договор о переселении по программе "Ветхое жилье" и корочка ветерана войны, судя по всему, не в счет).

В районной администрации настаивают: никаких документов у Гибизовых нет
В районной администрации настаивают: никаких документов у Гибизовых нет

"Мы выясняли этот вопрос, но не нашли никаких бумаг, что они жили в этих расселяемых бараках, – говорит глава Ирафского района Батраз Хидиров. – Естественно, они не попали в список! Что с этой семьей делать, будем разбираться, не исключено, что появится какая-то программа, куда их можно включить".

Хидиров предупреждает, что "районными силами мы не можем предоставить им жилплощадь", но "может, будут какие-то федеральные программы". "Мы изучаем уже, как помочь этой семье", – уверяет он.

Сейчас Гибизовы пытаются пробиться к главе Северной Осетии Вячеславу Битарову. Хидиров намерен им в этом поспособствовать, однако добавляет: "Есть еще семьи с такими же проблемами".

Новый хозяин квартиры Гибизовых разрешил им пожить в ней до весны. Если ситуация не разрешится, то аккурат к годовщине Победы семья окажется на улице.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG