Ссылки для упрощенного доступа

Домик или жизнь? Заявившего о пытках ростовчанина судят после выдачи из Черногории


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В Ростове восьмой год продолжается суд над бизнесменом Алексеем Манукиным: его обвиняют в убийстве собственного отца, который якобы умер в результате избиения. Это произошло незадолго до крупнейшего в городе пожара 2017 года, на Театральном спуске в центре города. Семья жила в этом районе, и им неоднократно поступали угрозы со стороны "риелторов". Обвинение против ростовчанина дважды развалилось в судах, а единственное прямое доказательство обвинения – явка с повинной – по словам Манукина, было получено под пытками.

Сайт Кавказ.Реалии разбирался, почему оправданного присяжными вновь судят по тем же обвинениям и как его дело связано с пожаром в центре Ростова, официальные причины которого до сих пор вызывают сомнения у пострадавших.

Экстрадиция в СИЗО

В мае 2023 предпринимателя Алексея Манукина в рамках процедуры международного розыска экстрадировали из Черногории. В полиции заявили, что после вынесенного в феврале 2020 года оправдательного приговора "он скрылся от следствия за границей" и был объявлен в международный розыск. Поводом для выдачи стало уже третье уголовное дело по обвинению в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть – его судят за убийство отца, Владимира Манукина, в декабре 2016 года.

Алексей Манукин
Алексей Манукин

Официальной версией убийства следствие называет "личные неприязненные отношения". Сам Алексей последовательно отрицал свою вину: его защита обращала внимание на то, что дом погибшего находился в самом центре Ростова рядом с Театральным спуском, а после смерти пенсионера перешел третьим лицам. Все доказательства обвинения фактически были опровергнуты уже в ходе первого разбирательства: в материалах дела присутствовали поддельные подписи обвиняемого, следствию не удалось связать время убийства и время предположительного избиения, а свидетельства родных и самого Алексея об угрозах отцу и попытке переписать принадлежавший ему дом на посторонних лиц вывели в два отдельных производства – суд посчитал, что с убийством мужчины они никак не связаны.

Единственное прямое доказательство вины сына убитого, написанную им явку с повинной, исключили из дела из-за процессуальных нарушений: по словам обвиняемого, она была получена под пытками в отделе полиции №7 сразу после задержания – побои зафиксировали медики. Суды дважды завершились в пользу Манукина: в 2017 году дело вернули следователям, а во второй раз, в 2020 году, обвиняемого оправдали присяжные. Ростовчанин обращался в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело о превышении должностных полномочий в отношении замначальника управления уголовного розыска отдела полиции №7 и оперуполномоченного, однако следствие вынесло отказ из-за "отсутствия в их действиях состава преступления".

Оправдательный приговор отменили, потому что Манукин и его защитник "излагали свою версию случившегося" и "заявляли о неполноте предварительного следствия"

В марте 2020 года суд возобновил его преследование. В постановлении об этом отмечалось, что прошлый процесс прошел с нарушениями: якобы Манукин и его защитник "излагали свою версию случившегося" и "заявляли о неполноте предварительного следствия", а "судья не разъяснял присяжным необходимость оставления без внимания подобных высказываний". Приговор был отменен – в августе 2020 года уголовное дело о нанесении тяжкого вреда здоровью снова поступило в Пролетарский районный суд, в третий раз.

В сентябре 2020 года Манукину удалось вылететь из России в Турцию, несмотря на меру пресечения в виде подписки о невыезде по вновь возбужденному уголовному делу и долги, накопившиеся за время пребывания в СИЗО, где он содержался все время следствия. Сам он рассказывал, что покинул страну за день до судебного заседания, на котором его якобы планировалось отправить под арест. Черногория несколько раз отказывалась выдавать Манукина, но в мае 2022 года его все же экстрадировали в сопровождении российских сотрудников Интерпола из МВД и ФСИН.

После выдачи в Россию Манукина вновь поместили в ростовское СИЗО – первое заседание по мере пресечения прошло спустя два месяца после этого, 7 июля. Рассмотрение по существу началось лишь в ноябре, после набора нового состава присяжных: вместо районной прокуратуры в дело вступила областная. За восемь лет следствия в деле не появилось новых доказательств, рассказала Кавказ.Реалии мать обвиняемого Галина Манукина. Ее слова подтверждает и первое судебное решение 2017 года, в котором сказано, что "существо обвинения не соответствует доказательствам". Однако на заседании 22 декабря новый прокурор попытался представить суду уже исключенную из дела явку с повинной.

"На прошлом заседании при присяжных, не выводя их из зала, судья пригласила к своему столу прокурора и адвоката побеседовать без Алексея, на его возмущение о "междусобойчике" сыну сделали замечание. Прокурор сейчас пытается вызывать разных свидетелей со стороны обвинения, в том числе полицейских, которые избивали Алексея. Но они не приходят", – рассказала собеседница.

За пару дней до очередного заседания 12 января сотрудники СИЗО №1, где сейчас содержится Манукин, призвали его "отправиться со стражей в автозак" – куда именно его собирались отвезти, неизвестно: по словам матери обвиняемого, надзиратели не дали ему разъяснений и в случае отказа пригрозили отправить в карцер. Несмотря на это, покидать СИЗО он отказался.

Смерть от "неустановленных лиц"

Владимир Манукин умер в ночь на 14 декабря 2016 года – приехавшая скорая помощь констатировала у него травму головы. Врачи указали в качестве причины травмы падение во дворе со слов самого пострадавшего, следует из карты вызова скорой помощи (все документы имеются в распоряжении редакции). Медиков вызвал Алексей – по его словам, отец позвонил ему среди ночи и стонал в трубку.

На момент его смерти шли судебные тяжбы о собственности на землю, на которой находится дом: в 2012 году семья выяснила, что их недвижимость уже восемь лет в разных долях принадлежит шестерым неизвестным им людям, а нотариальная доверенность о распоряжении имуществом находится у некоего Андрея Леонова, который в полицейском рапорте обозначен как безработный, но "фактически является риелтором".

На следующее утро Алексея Манукина задержали. Он заявлял, что во время ареста полицейские ударили его прямо на месте происшествия, где он ожидал их приезда после звонка из отдела. Проведенная на следующий день медицинская экспертиза подтвердила, что в день ареста ему разбили нос, однако настоящие пытки начались уже после осмотра Манукина врачами, рассказывал он. Его связали, били впятером, поставив между лопатками 32-килограммовую гирю – таким образом он и подписал явку с повинной и дал показания, что забил собственного отца до смерти, рассказывал он "МБХ Медиа".

В ответе управления СКР по Ростовской области говорится, что нанесение телесных повреждений подсудимому подтверждается судебно-медицинской экспертизой, но выводы о том, что они нанесены сотрудниками полиции, названы "необоснованными" и "надуманными" из-за того, что эксперт не установил время получения повреждений с точностью до часа, а значит, его могли избить и до задержания.

Обвиненный в пытках полицейский сперва согласился на полиграф, но потом заявил, что у него обострилась "межпозвоночная грыжа"

Явка с повинной в итоге никак не помогла следствию: она была получена с нарушением процессуальных норм – без адвоката, а изложенные Манукиным данные не соотносятся с прочими уликами, в частности, с характером нанесенных убитому травм, решил суд.

К аналогичным выводам позже пришли и присяжные. За время двух разбирательств в деле накопилось множество улик, которые свидетельствуют о неоднократных попытках фабрикации доказательств. Так, почерковедческая экспертиза показала, что подпись Манукина на первичной упаковки образца его крови была подделана. О подробностях расследования Алексей Манукин много писал в своем личном блоге в перерывах между уголовными делами, которые то закрывали, то возобновляли вновь. Он также неоднократно обращал внимание на нарушения при хранении вещественных доказательств: их укладывали в черные мешки и заматывали сверху скотчем – так что получить к ним доступ можно было в любое время.

Обвиняемый в убийстве прошел обследование на полиграфе – в экспертном заключении сказано, что процедура не выявила реакций, которые бы свидетельствовали о попытке Манукина утаить какие-либо обстоятельства смерти его отца. А вот обвиненный в избиении задержанного полицейский сперва согласился пройти полиграф, но в процессе заявил, что у него обострилась "межпозвоночная грыжа" и из-за "прострелов" он не сможет пройти детектор лжи.

Из дела по инициативе обвинения пропадали все подробности, идущие вразрез с версией об убийстве отца сыном. Так, следствие не стало проверять след, ведущий к "риелторам", переписавшим на себя имущество погибшего – его выделили в отдельное расследование по факту мошенничества, а в качестве подозреваемых записали "неустановленных лиц", хотя все их фамилии перечисляются в рапорте следователя. Аналогичным образом в отдельное дело выделили избиение Манукина во время задержания – также неустановленными лицами.

Театральная площадь в Ростове-на-Дону оцеплена силовиками
Театральная площадь в Ростове-на-Дону оцеплена силовиками

Тайна "золотого квадрата"

Погибший Владимир Манукин в августе 2016 года получал угрозы от людей, предлагавших ему обменять дом на комнату в другом месте, рассказывала его жена Галина Манукина. От настойчивых предложений он отказывался, надеясь оставить имущество своему сыну. Это была не первая попытка сменить собственника дома: в октябре 2011 года в домовладении Манукиных произошел пожар – в заключении МЧС отмечается, что возгорание произошло внутри помещения, в районе камина.

При восстановлении жилья выяснилось, что собственность Манукина с 2005 года по договору купли-продажи была зарегистрирована на некоего Владимира Епуркова – он в разных долях продал чужой дом третьим лицам, а в 2008 году умер. В этом же году за решеткой оказался юрист Леонард Вернези, чья подпись стоит под распиской о предоставлении права владения домом Епуркову: вместе с экс-главой Железнодорожного района Иваном Кириченко его осудили за фиктивную сделку с трехкомнатной муниципальной квартирой, которую он переписал на чиновника после смерти владельца.

Одной из новых владелиц квартиры Манукиных, согласно выписке из единого госреестра недвижимости, стала некая Ирина Егорова – а в 2017 году следователь из управления СК по Пролетарскому району Дмитрий Егоров подпишет отказ в возбуждении уголовного дела против полицейских, которых Алексей Манукин обвинил в избиении с целью дачи признательных показаний.

Дом Манукина находился в центральном районе Ростова-на-Дону, называемом местными "золотым квадратом" из-за выгодного расположения: с одной стороны здесь расположена Театральная площадь, а с другой стороны открывается вид на реку Дон.

21 августа 2017 года район выгорел почти полностью: в результате самого крупного в истории современного Ростова-на-Дону пожара было уничтожено более ста домов, без крыши над головой остались около 700 человек. По словам пострадавших, накануне пожара под видом риелторов дома обходили представители крупного местного девелопера, предлагавшие выкупить землю. Район Театрального спуска состоял из преимущественно деревянных домов, что сыграло свою роль при пожаре 2017 года. Угрозы получали не только Манукины, но и другие жители этого района.

Причины крупнейшего пожара остаются нерасследованными до сих пор. Изначальная версия об умышленном поджоге позже сменилась "коротким замыканием", за которое под суд попали два электрика и замглавы Пролетарского района Ростова Марина Беляева – дело против последней в прошлом мае прекратили из-за истечения сроков привлечения к ответственности. В 2021 году судебная экспертиза фактически разрушила версию следствия о "коротком замыкании" – специалисты заключили, что представители СК приложили к делу не ту проводку, с которой якобы началось возгорание. Защита оказавшихся под судом электриков из "Донэнерго" тогда заявила, что ее, по всей видимости, изъяли на пункте приема металла.

"После пожара на Театральном погорельцы толпами шли в предвыборный штаб Ксении Собчак: со слезами и отчаявшиеся. Мы оказывали юридическую помощь. Но в судах правды не нашли. Дело Манукина еще раз это подтверждает. К сожалению, гражданам приходится постоянно уворачиваться от черных риелторов, полиции, администрации, судов, теперь еще и ПВО", – отмечает экс-координатор ростовского отделения "Открытой России" Анастасия Шевченко.

Администрация все того же Пролетарского района в 2020 году инициировала выселение жильцов из дома на Кривошлыковском – сейчас выгодно расположенный участок под ним уже отдали крупному застройщику. А в 2018 году ростовчан возмутила вырубка Александровской рощи крупнейшим застройщиком "ЮгСтройИнвест". "Диалог ведется в форме шантажа", – заключает Шевченко. По ее словам, на примере работы с пострадавшими от пожара на Театральном спуске видно отношение властей к рядовым жителям города и обществу в целом.

  • До экстрадиции Алексей Манукин провел 21 месяц в новочеркасском и ростовском СИЗО. Последние месяцы при этом он находился в спецблоке – тюрьме внутри тюрьмы. Европейский суд по правам человека в марте 2019 года рассмотрел жалобу на затягивание расследования его дела. Минюст по решению ЕСПЧ выплатил Манукину 2100 евро в качестве компенсации.
  • Помимо Манукиных об угрозах неизвестных людей, предлагавших продать недвижимость в центре города за нерыночные цены, в судах рассказывали и другие жители Театрального спуска. По их словам, это происходило примерно за полгода до пожара в августе 2017 года – как раз в то время, когда в своем доме был убит Владимир Манукин.
  • Спустя четыре года после пожара на Театральном спуске администрация Ростова утвердила проект застройки сгоревшего района – сейчас там строят шестиполосную дорогу, новую транспортную развязку и станцию канатной дороги. Для реализации этого проекта участки на пути строительства у погорельцев выкупали через суд.

Форум

Новости

XS
SM
MD
LG