Ссылки для упрощенного доступа

"Будет протез – буду воевать". Дагестанский доброволец Руслан Омаров о своей борьбе с Россией


Руслан Омаров
Руслан Омаров

Сайт Кавказ.Реалии уже несколько лет следит за судьбой 34-летнего дагестанца Руслана Омарова. Хотя он родился в Украине и по закону имеет право на паспорт этого государства, Омаров до сих пор остается нелегалом. Миграционная служба отказала ему в гражданстве, мотивируя это незаконным въездом в 2016 году, когда попасть из Дагестана в Украину было непросто, особенно если находишься под прицелом спецслужб РФ.

Лечусь в Киеве, трудно все из-за отсутствия документов. Государственные программы на меня не распространяются

Несмотря на проблемы с паспортом, Омаров в Украине занимался волонтерской помощью для армии и участвовал в боях на востоке страны. В сентябре 2023 года диверсионно-разведывательная группа "Кавказ" опубликовала видео: бойцы вывозили с линии фронта под Бахмутом тяжелораненого товарища. Друзья узнали в нем Омарова. Он потерял ногу, палец на руке, получил тяжелые осколочные ранения.

О лечении и перспективах дальнейшего пребывания в Украине Руслан Омаров рассказал в интервью редакции Кавказ.Реалии.

– В каком статусе вы сейчас в Украине?

– Ни в каком. Я не получал тут ни вид на жительство, ни гражданство. И не хочу уже.

Когда речь заходит о праве на гражданство для тех, кто родился на территории Украины, говорят, что надо это доказать в суде. А когда Москва требует отдать Руслана Омарова, который якобы кого-то убил, то меня без суда сразу задерживают, чтобы отдать России.

На сегодняшний день я в судебных процессах по экстрадиции. Это длится уже много лет. Но я не боюсь ни Россию, ни российскую власть.

Справка: еще в конце 2021 года президент Украины Владимир Зеленский подписал указ об упрощенной процедуре получения гражданства для тех, кто участвует в отражении российской агрессии. Тем не менее экстрадиционные процессы в отношении выходцев из республик Северного Кавказа не были остановлены.

– Что сейчас самое важное в лечении после ранения?

– Самое главное — протезирование. Ищу возможности, качественный протез стоит немалых денег. Пока я на костылях. Мне помогают обычные врачи, делают все, что в их силах.

Лечусь в Киеве, трудно все из-за отсутствия документов. Государственные программы на меня не распространяются. От государства, впрочем, я никогда помощи не ждал. Везде нужно гражданство или удостоверение участника боевых действий. А когда их нет, это тяжело.

Если бы не понимание врачей, не представляю, как бы я лечился.

Помощь есть от братьев знакомых – не только ДРГ "Кавказ". Они всегда со мной делятся, если у них появляются деньги. Иногда думаешь, где взять средства, чтоб за квартиру заплатить, пусть это небольшая сумма, но иногда и ее нет. Аллах помогает, братья продукты покупают, за квартиру стараются заплатить. К врачу поехать тоже помогают.

– Чем вы занимались в Дагестане?

– У меня был магазин парфюмерии. Был там товар из Турции, из Дубая, это был один из престижных магазинов восточной парфюмерии в Махачкале на тот момент. В Дагестане в 2012–2014 годах почти каждый день были контртеррористические операции... Я уехал лечиться, по дороге заехал в Украину, и так получилось, что остался здесь.

– Что вы знаете о нынешней ситуации на родине?

– Сейчас там действуют одиночки (имеются в виду участники вооруженного подполья. – Прим. ред.). Не как раньше. Спецслужбы многих убили – тех, кто вообще был ни при чем. И прощать им это я не собираюсь... Столько не связанных ни с чем пацанов они убили.

– Какие проблемы у вас с властями РФ?

– Я когда приехал сюда, в Украину, даже в федеральном розыске не был, по России не искали. Был в оперативном розыске по Дагестану – это там обычное дело. При первом моем обыске в Украине в Россию сообщили, что я тут. После этого меня закинули в федеральный розыск. Там на меня вешали пособничество [незаконным вооруженным формированиям] и незаконное хранение оружия.

Сегодня много детей, женщин погибает в Украине. Я чувствую свою обязанность помочь им

– Как вы видишь свое ближайшее будущее?

– Отсутствие конечности меня не остановит. Если будет протез, я смогу штурмовать. В ближних боях мне больше нравится. И я считаю, что у меня лучше получается. Я пробовал управлять беспилотником, у меня был свой "мавик", я потом брату его подарил. Не нравится мне воевать на расстоянии, не мое. Я очень надеюсь, что будет протез. Будет протез – буду воевать, как воевал. Не будет протеза — буду по ситуации смотреть.

– За что вы воюете?

– Точно не за гражданство Украины. Я считаю неразумным воевать за гражданство этой страны. Сколько бы ты ни воевал, не дадут гражданство, кавказцу не дадут. Да и коррупция здесь дает возможность за деньги получить любой документ, гражданство в том числе. А платить деньги им мне не хочется. Ведь мне положено по закону! Я не подписывал контракт с вооруженными силами Украины, не получаю никаких денег за свое участие в войне. Как-то один раз хотел легализоваться, но это обернулось тем, что сотрудники СБУ выдворили супругу, потом маму. На сегодняшний день я решил, что не хочу ничего, связанного с этой страной...

Я к народу хорошо отношусь, люди для меня столько сделали, что не могу передать словами. По нашей религии, если ты видишь тонущего, умеешь плавать, но не пытаешься спасти его, – это все равно, что ты его убил. Сегодня много детей, женщин погибает в Украине. Я чувствую свою обязанность помочь им, надо стараться остановить тех, кто их убивает. Не считаю нужным сидеть, когда такое происходит. Будет Украина воевать, не будет — не важно. Россия столько убила мусульман на Кавказе, в Дагестане, в Махачкале... Против них воевать я буду, пока смогу.

  • Бывшего главного тренера сборной Дагестана по кикбоксингу Ахмада Ахмедова обвинили в России в госизмене за участие в боевых действиях на стороне армии Украины. В беседе с редакцией Кавказ.Реалии Ахмедов рассказал о проблемах батальона имени имама Шамиля, о своем преследовании властями РФ, а также о том, каким он видит будущее Дагестана в контексте текущей войны.
  • Батальон имени шейха Мансура – единственное из чеченских подразделений на стороне Украины, не вошедшее в состав ВСУ. В нем состоят люди разных военных специальностей: разведчики, штурмовики, пехота, операторы дронов, стрелки, артиллеристы. Они не получают жалования и, по словам самих бойцов, живут помощью семьи, друг друга, волонтеров и других батальонов, а также используют трофейное вооружение. Это сказывается на подготовке новых добровольцев: если в желающих недостатка нет, то с обеспечением их обмундированием и оружием есть сложности. Корреспондентка сайта Кавказ.Реалии встретилась с бойцами чеченского батальона и записала их монологи о войне России против Украины и своем участии в ней.
  • Отношения Северного Кавказа и Украины были разнообразными: от поддержки отдельных чиновников и партий в адрес сторонников независимой Ичкерии до экстрадиции чеченских бойцов в Россию, где им грозили пытки и крупные сроки. После вторжения российской армии в Украину в 2022 году на защиту страны встали несколько чеченских добровольческих подразделений. Опрошенные сайтом Кавказ.Реалии эксперты признали, что отношения кавказцев и Киева стали теплее, но как долго это продлится?

Форум

XS
SM
MD
LG