Ссылки для упрощенного доступа

Каста неприкасаемых. Кому на Кавказе позволен экстремизм


Владимир Жириновский

В 2020 году в России было зарегистрировано 2342 преступления террористического характера, что почти на 30% больше по сравнению с предыдущим годом. Число зарегистрированных преступлений экстремистской направленности выросло более чем на 40% и достигло 833. Такие данные содержатся в отчете МВД об уровне преступности.

Фигурантами экстремистских дел становятся не обязательно за участие в политических организациях – в Алтайском крае, например, под уголовное преследование попали местные жители, репостившие мемы с персонажами "Игры престолов". Студента из Северной Осетии оштрафовали за публикацию отрывка из "Списка Шиндлера" – правда, потом штраф отменили из-за истечения срока давности.

Однако закон об экстремизме распространяется не на всех. Есть политики, которые позволяют себе с трибун призывы к убийству людей. Проверки в отношении них показывают, что никаких признаков разжигания вражды и межнациональной розни в их словах якобы не было. Высказывания о жителях Кавказа и об ограничении их внутренней миграции не раз звучали из уст лидера ЛДПР, депутата Владимира Жириновского, глава Чечни Рамзан Кадыров предлагал убивать правозащитников, спикер парламента Хакасии Владимир Штыгашев с трибуны заявил, что у калмыцкого народа нет ни одной семьи, не служившей фашистам. Ни одно уголовное дело в отношении этих политиков по фактам их заявлений возбуждено не было.

Истеблишмент сам для себя создал систему норм и правил, привилегии и преференции, даже право наследования этих привилегий

"Не стоит считать то, что происходит в России, чем-то из ряда вон выходящим. Никакого тотального равноправия нет. Растущее экономическое и интеллектуальное расслоение ввергло мир в эпоху истеблишментаризма, – говорит политолог Антон Чаблин. – На смену классу аристократии, классической знати пришел так называемый истеблишмент. То ли элита, то ли правящий класс, то ли просто сама себя так назвавшая социальная группа. Истеблишмент сам для себя создал систему норм и правил, привилегии и преференции, даже право наследования этих привилегий. И неважно, то ли это право безнаказанно делать диффамационные заявления (как некоторые российские политики), то ли негласное право семейственности в политике (США, Индия, Турция, Мексика)".

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

По мнению чеченского правозащитника Руслана Кутаева, тот же Жириновский лишь "выполняет правила путинской власти".

"Есть люди, которые до поры до времени "неприкасаемые", которые могут любую чушь нести, – говорит Кутаев. – Самое главное для конструкторов власти в том, что они не представляют для неё опасности. Поэтому я думаю, что эти люди лишь выполняют возложенную на них роль. Я даже смею утверждать, что им рекомендовано так говорить, что это не импровизация. Многие думают, что Кадыров говорит что думает. Ничего подобного. После того, как его отец один раз сказал что думает, больше он ничего не сказал. В нынешних реалиях все говорят то, что им поручено и что на них возложено. Никаких случайностей и оговорок здесь нет".

Правозащитник считает, что благодаря таким резонансным высказываниям общество "пробивается", и Чечня в этом плане очень удобна.

"Более консервативного общества, чем чеченское, ни в разрезе этнонациональном, ни в разрезе религиозном в России нет, – утверждает Кутаев. – Поэтому все эти вещи прокатываются на чеченцах. Чечня – это лаборатория. Если они это проглотили, тогда это переносится уже на Северный Кавказ – полигон. А в России это потом уже практикуется. Можно привести множество примеров того, что всё, опробованное там, спустя годы применялось по всей стране".

Слова Кадырова касательно правозащитников, которых "надо убивать", как утверждает Кутаев, не относятся к ним напрямую, а являются "предупреждением для чеченского общества".

В отношении чеченцев можете делать всё, что вы хотите, но они не должны бунтовать

"Если вы вдруг думаете, что через Каляпина или кого угодно вы что-то можете решать, мы это не допустим, мы это будем преследовать, мы не дадим этому состояться. Это главный посыл, который они хотят, чтобы услышали люди, – уверен собеседник. – С самого начала, с 2000-х годов, когда Путин подбирал ставленников в Чечне, при ведении переговоров условие было одно: в отношении чеченцев можете делать всё, что хотите, но они не должны бунтовать, они не должны устраивать митинги".

Как показывает практика, продолжает правозащитник, чеченцев можно преследовать и в Австрии, и в Австралии, и в США.

"Их убивают во Франции, в Германии, в Грузии, в Украине – список бесконечный. Все эти преступления курируются российскими спецслужбами: ФСБ, ГРУ и так далее. Каких-то спонтанных решений, чтобы не поставить в известность федеральную власть, Кадыров не предпринимает. Всё, что он делает, согласовано с кураторами. Собственно говоря, от него этого и требуют. Когда он это делать перестанет, он больше не будет им нужен", – заключил Кутаев.

Шуты при королях

"Не зря Жириновского стали представлять оракулом: мол, он предвидит, что произойдет через десятилетия. Власть об этом говорит в кулуарах, а товарищам вроде него позволено такое озвучивать. Это шуты при королях, которым дозволено говорить правду", – считает калмыцкий правозащитник Семён Атеев.

По его мнению, с помощью радикальных высказываний российского политика "в массы вбрасывается пробный шар".

Власть начинает наглеть, значит, это не является красной линией, её можно переходить

"Бросил Жириновский, проглотили, народ молчит. Власть начинает наглеть – значит, это не является красной линией, её можно переходить. И по другим товарищам так же. И по Кадырову, и по Штыгашеву. В отношении последнего сразу же должно было быть возбуждено уголовное дело – стопроцентные основания есть. Я сразу же на второй день после его заявления обратился в Генпрокуратуру, в следственное управление – ноль внимания. Да, мне отвечали, что проводят проверки, но оснований для возбуждения уголовного дела они не нашли", – сетует Атеев.

Правозащитник вспоминает, что недавно в Пятигорске прошло совещание с участием премьера Михаила Мишустина, где озвучивались мысли о недопустимости искажения истории.

"Для чего это всё делается? Чтобы никто другой, кроме них, не имел права иметь свою точку зрения как на исторические события, так и на то, что происходит сегодня. Сейчас я не могу критически осмысливать какие-то события, которые происходили во времена Советского Союза. Не могу подвергать сомнению участие каких-то людей во Второй мировой войне, оценивать советских военачальников, действия советской власти. Я не могу говорить, что войну выиграла антигитлеровская коалиция – только Советский Союз в одиночку. Власть приватизировала победу", – говорит правозащитник.

Он считает, что резонансные высказывания от политиков – это способ переключить внимание народа.

"Когда в стране полная разруха, людей отвлекают. Их специально будоражат. Мы начинаем обсуждать, что там ляпнул Жириновский, что там ляпнул Кадыров. Мы вольно или невольно втягиваемся в эти дрязги и перестаем задавать вопросы, почему безработица, почему нищета", – указывает собеседник.

По его мнению, сейчас и правоохранительные органы, и судебные "встроены в систему исполнительной власти государства". Как пример он приводит назначение мэром Элисты Дмитрия Трапезникова, который не имел стажа государственной и муниципальной службы в России, не служил в её армии, и в отношении подлинности дипломов которого были вопросы. Суд не счел все эти доводы убедительными.

У народа есть право на восстание против деспотии. Но мы не можем даже мыслить об этом

"Ситуация, которая сложилась в этой стране, позволяет этим людям безнаказанно оскорблять народы и конкретных личностей. Руки иногда опускаются от этого, но таковы реалии. У народа есть право на восстание против деспотии. Но мы не можем даже мыслить об этом, потому что тебя запросто причислят к экстремистам, к террористам. Смотришь на ситуацию с Навальным, на поправки, которые внесены – обратную силу имеет закон. Это ужасно, но что поделать", – вздыхает Семен Атеев.

Тем временем реальные сроки за публикации в социальных сетях, в том числе и репосты, получают практически во всех регионах России. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, с 2011 по 2017 годы в России по экстремистским статьям были осуждено более 2,5 тысячи человек. По информации издания "ОВД-Инфо", в 2009 году по экстремистской статье было 65 приговоров, в 2017 году – 461.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG