Ссылки для упрощенного доступа

"Финансовый шантаж": кубанский депутат – о безденежье муниципалитетов


Кубанский депутат Александр Коровайный с участниками "Земского съезда"

22–23 мая в Великом Новгороде должен был пройти первый за сто лет "Земский съезд", где 46 независимых муниципальных депутатов из разных регионов России намеревались обсудить проблемы местного самоуправления. Однако собрание разогнала полиция уже через час после его начала: его окрестили "съездом оппозиции".

Накануне этого события новгородский губернатор Андрей Никитин внезапно ужесточил антиковидные меры, ограничив число участников публичных мероприятий 30 персонами. Тогда делегаты разделились по двум залам, но нагрянувшая полиция предположила, что их больше. В итоге были составлены 25 административных протоколов.

Среди участников съезда и очевидцев этого фарса оказался депутат от партии "Яблоко" Совета Ейского района в Краснодарском крае Александр Коровайный. В интервью Кавказ.Реалии он рассказал о том, чего местное самоуправление ожидает от федеральной власти, как на делегатов реагировали полицейские и почему муниципалитеты сегодня сидят на бюджетной игле.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

– Расскажите про "Земский съезд". Это попытка повторить форум "Муниципальная Россия" или новый формат?

– Нет, съезд в Новгороде во многом отличался от московского форума. Инициатива проведения исходила непосредственно от муниципальных депутатов из разных регионов, не было единого организатора. Депутаты вышли с предложением, объединились и договорились встретиться.

"Муниципальная Россия", помимо общения участников, выстраивания горизонтальных связей (такая цель была в обоих случаях), сделала акцент на дискуссионных площадках по различным актуальным темам, в том числе с привлечением известных экспертов и управленцев с большим опытом. На "Земском съезде" главным стало заявление о том, что сегодня важно для органов местного самоуправления.

Также планировалось обсудить критерии кандидатов на предстоящих выборах в Госдуму, которых поддержит "Земский съезд". Они должны разделять принятое заявление, в том числе пункты о расширении полномочий органов местного самоуправления и увеличении бюджета муниципалитетов, выступать против политических репрессий.

– Официальные СМИ преподносят съезд как собрание оппозиции. Это верная оценка?

– Если исходить из того, что фракции правящей "Единой России" в большинстве своем состоят из соглашателей, марионеток, кивающих любому спущенному решению, то независимые от исполнительной власти депутаты действительно воспринимаются как оппозиция. Если считать оппозиционным съезд людей со своим мнением, порой даже не согласных и дискутирующих друг с другом, то оценка верная.

– По вашему мнению, чего испугались власти Новгорода? Чем "опасен" такой съезд?

– Всем понятно, что "Земский съезд" разогнан не из-за ограничительных мер. Когда в административных протоколах и объяснительных полицейские пишут, что участники приехали на "съезд оппозиции", очевидно, что их действия носят не противоэпидемиологический, а политический характер.

"Какой бред! За что составлять? Не буду". Начальство вызвало его "на ковер", он вернулся и с извинениями составил протокол

Но отмечу: за исключением начальника полиции и его заместителя, остальные сотрудники с явной неохотой выполняли распоряжения. Один из полицейских – я был этому свидетель – с извинениями взял объяснение у участника, а когда ему приказали составить протокол, вспылил: "Какой бред! За что составлять? Не буду". Начальство вызвало его "на ковер", он вернулся и с извинениями составил протокол. Я общался со многими прибывшими в гостиницу полицейскими, они прекрасно понимали ненормальность ситуации.

Чего испугались? Того, что люди могут увидеть – партии власти есть реальная альтернатива, есть нормальные депутаты.

– Если говорить в целом об уровне муниципальной власти – что представительной, что исполнительной, – какова ее роль в современной России? Может ли Совет депутатов или глава района реально изменить уровень жизни в поселке или городе? От чего это зависит?

– Полномочия органов местного самоуправления сведены к минимуму. И в первую очередь, из-за ограниченного бюджета, который не дает менять ситуацию. Все муниципалитеты, за исключением столичных, живут на дотации из регионов. Если не выполняешь требования губернатора, их сократят до минимума. Точно так же главы субъектов полностью зависят от Москвы. Получается такой финансовый шантаж.

Эта система создана искусственно уже в 2010-е годы, когда внесли изменения в Налоговый кодекс и у местного самоуправления забрали большую часть налоговых поступлений. Например, еще восемь лет назад муниципалитеты получали 40% от НДФЛ (налог на доходы физических лиц. – Прим. ред.), сейчас – не более 15%. Причем эти деньги распределяют между различными структурами. Например, в нашем Ейском районе часть идет в сельские поселения, часть в район, часть в городской бюджет. Безусловно, этих средств катастрофически не хватает для развития.

Делегаты "Земского съезда" высказали мнение, что муниципалитетам нужно оставлять не менее 50% подоходного налога, некоторые высказали предложения оставлять часть НДС (налог на добавочную стоимость. – Прим. ред.).

– К чему ведет такая финансовая зависимость регионов от Москвы и муниципалитетов от губернаторов?

– Региональные власти фактически определяют, кто будет главой исполнительной власти в городе или районе. А этот назначенец по факту выбирает кандидатов депутатского корпуса от партии власти, иногда ведутся переговоры и с оппозицией по выдвижению ею конкретных кандидатов.

Если главой района или даже сельского поселения станет независимый кандидат, который начнет защищать интересы своей территории, а не бездумно выполнять спущенные сверху директивы, ему могут банально перекрыть финансирование. Он не получит поддержки по целевым программам, начнутся проблемы с межбюджетными трансферами. И ничего сделать без денег нет получится.

Восемь лет назад муниципалитеты получали 40% от НДФЛ, сейчас – не более 15%

На самом деле ситуация ужасная, потому что муниципальные органы власти должны быть зависимы только от населения. Такой должна быть вся власть, но именно на местном уровне и депутаты, и главы ближе к народу. Шанс попасть на прием к главе поселения, просто встретить его на улице, намного выше, чем пообщаться с губернатором и уж тем более президентом.

Когда у муниципалитетов появится собственный полновесный бюджет, станет больше возможностей для решения конкретных запросов жителей без оглядки на региональный или федеральный центр.

– Независимых муниципальных депутатов и в Краснодарском крае, и в стране крайне мало. Почему? Ведь они, в отличие от списочников парламентских партий, часто хорошо знакомы местным, у них есть конкретные предложения.

Потому что многие активисты и инициативные жители считают, что у них нет способностей или специальных знаний для работы депутатом, они видят в депутатах каких-то особенных людей. Другие не идут избираться из-за нехватки времени, занятого общественной работой.

Кроме того, самостоятельно участвовать в выборах, тем более впервые, крайне сложно. Даже опытный политик порой делает ошибки в том объемном пакете документов, который нужно сдать кандидату. Далее – нужно организовать работу наблюдателей, детально разбираться в избирательном законодательстве.

Здесь на помощь должны прийти политические партии, но у них также не всегда хватает на это ресурсов, к тому же могут существовать негласные договоренности по муниципалитетам. Например, администрация обещает не препятствовать кандидатам от партии в одном районе, взамен просит не вести активную избирательную кампанию в другом.

– Может ли объединение независимых муниципальных депутатов представлять реальную силу в современной России? От чего это зависит?

– Надеюсь, что с каждым годом число независимых муниципальных депутатов будет только расти. И в будущем они действительно станут реальной силой, тем, что в дореволюционное время называли земством. Для этого каждый независимый депутат должен помогать другим активистам в своем или соседнем муниципалитете, на низовом уровне поселений, избираться и реально менять жизнь людей. Тогда жители увидят, что в депутаты идут не только чтобы обогатиться или продвигать интересы собственного бизнеса, а для решения конкретных проблем конкретной территории.

– Вообще есть примеры, когда муниципальные депутаты действительно решили серьезные проблемы жителей?

– Смотря что считать серьезной проблемой. Если на вашей улице нет тротуара или вашим детям нужна игровая площадка, новая школа, а дорога к дому нуждается в грейдировании, для вас эти проблемы явно существенны.

Повторюсь, у местного самоуправления немного полномочий и еще меньше финансовых ресурсов, но зачастую твердая позиция муниципальных депутатов может сдвинуть проблему с мертвой точки. Например, городской совет Ейска, наверное, впервые в новейшей истории Краснодарского края отказался принять в первом чтении бюджет, сочтя ряд внесенных в него расходных статей излишними. Отказался продавать акции "Ейскхлеба", выступил в защиту местных перевозчиков, несколько раз останавливал рост тарифов на коммунальные услуги. Кто-то назовет это минимумом, но именно этот минимум влияет на будничную жизнь горожан.

***

В марте Коровайный участвовал в проходившем в Москве форуме "Муниципальная Россия", который также сорвала полиция. На него, как и на других задержанных, сотрудники МВД составили протокол об участии в нежелательной организации.

Тогда, в марте, на форуме независимых муниципальных депутатов были задержаны порядка 200 человек. Участников мероприятия проекта "Объединенные демократы" обвинили в сотрудничестве с организацией "Открытая Россия", признанной властями "нежелательной", а также в нарушении санитарных норм.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG