Ссылки для упрощенного доступа

Мусорная столица Кавказа. Почему Махачкала тонет в бытовых отходах?


Иллюстративное фото

В Махачкале с начала года остается нерешенной проблема вывоза мусора. Ответственный за это региональный оператор отказался выполнять обязательства из-за конфликта с правительством Дагестана. В итоге столица республики оказалась завалена бытовыми отходами.

Мусор в Махачкале перестали вывозить в канун Нового года. Власти города обвинили в этом управляющую компанию "Лидер". Ей присвоили статус регионального оператора еще в ноябре 2018 года. С тех пор фирма была ответственна за вывоз мусора не только в Махачкале, но также в Каспийске, Буйнакске, Кизилюрте и еще четырех муниципальных районах.

До 2020 года претензий к "Лидеру" у властей не было. Проблемы с вывозом мусора если и случались, то не были такими масштабными, а власти обещали построить на территории республики пять новых комплексов по сортировке бытовых отходов – это должно было улучшить экологическую ситуацию и обезопасить Махачкалу и другие населенные пункты Дагестана от угрозы мусорных коллапсов.

Никто не виноват, но страдают все

Инициатива по строительству заводов так и не была реализована, а уже в июне начались проблемы с управляющей компаний "Лидер". Ее руководство заподозрили в присвоении денежных средств, сэкономленных при транспортировке твердых бытовых отходов. По версии следствия, компания вывозила мусор на старую городскую свалку в поселке Талги, а не на предназначенный для этого полигон в городе Избербаш. Ущерб МВД по Дагестану оценило в шесть с половиной миллионов рублей и возбудило уголовное дело.

Это не мы, жители, должны этот вопрос поднимать. Чиновники за это зарплату получают.  Мы платим за вывоз мусора – нам должны его вывозить

В "Лидере" тогда заявили, что дело не в умышленном мошенничестве, а в отсутствии финансирования: у них не хватает машин и сотрудников: на фоне пандемии и всеобщего сокращения доходов многие жители Махачкалы перестали платить за вывоз мусора, а доходы компании и, соответственно, ее функционирование зависят именно от этих сборов. Еще одна проблема – несоответствие реального числа жителей Махачкалы и официальных данных. Если верить статистике властей, в городе проживают около 600 тысяч человек, но в действительности население города составляет около миллиона, заявляют в управляющей компании.

Так или иначе летом проблема с вывозом мусора из Махачкалы была частично решена. Но осенью жалобы на переполненные мусорные контейнеры как в Махачкале, так и в Каспийске возобновились. 1 января выяснилось, что Республиканская служба по тарифам (РСТ) не согласовала оплату услуг компании "Лидер" на 2021 год. К этому моменту мусор уже заполонил город.

На следующий день, 2 января, региональный оператор все же возобновил вывоз коммунальных отходов – в ожидании, что вопрос о тарифах будет решен. В течение следующих двух недель представители компании и правительство Дагестана так и не смогли прийти к соглашению. Мусорные контейнеры снова оказались переполненными. Тогда уборкой улиц занялась мэрия.

Администрация города утверждает, что "вывоз мусора ведется в круглосуточном режиме", что в ликвидации коллапса задействованы 400 сотрудников муниципального учреждения "Махачкала-1" и 140 единиц специализированной техники. Но в действительности это не сильно изменило ситуацию. Представители "Махачкала-1" объясняют это тем, что у предприятия нет специализированной техники, приходится переворачивать мусорные баки и вручную либо с помощью тракторов грузить отходы в обычные грузовики.

Системного решения проблемы тоже до сих пор не найдено: нового соглашения с региональным оператором нет, и когда оно будет подписано, не ясно.

"Как в средневековье"

Республиканская служба по тарифам – структура при правительстве Дагестана – объясняет отказ согласовывать прежние тарифы с компанией "Лидер" именно тем, что в течение 2020 года отходы из Махачкалы в нарушение договора вывозились в не предназначенное для их захоронения место. Руководитель ведомства Камиль Алигалбацев в комментарии для Кавказ.Реалии заявил, что РСТ занимается лишь аудитом документов и что среди нарушений у регионального оператора выявлены также нехватка сотрудников и техники.

Махачкалинские городские активисты считают такой ответ формальным. По их мнению, власти виновны в мусорном коллапсе не меньше самого оператора.

"Когда заключали договор, они всего этого не видели: что у них [у компании "Лидер"] техники и сотрудников не хватает? Власти должны были на стадии заключения договора все это проверить, – негодует представитель движения "Город наш" Мадина Ибрагимова. – Кто с ними заключал договор – Минприроды Дагестана. Я считаю, что оно во всем и виновато. Буквально сегодня в фейсбуке я видела гараж "Лидера". Там стоят дряхлые, старые машины. Я считаю, что здесь надо уголовные дела заводить и проверять. В этом должно быть заинтересовано правительство республики и руководство Махачкалы. Это не мы, жители, должны этот вопрос поднимать. Чиновники за это зарплату получают. Мы платим за вывоз мусора – нам должны его вывозить. Мы не должны видеть эти горы мусора. Тем более, что сейчас с водой такая проблема, еще и мусор. А если дожди пойдут? Куда это все потечет? Сначала в канал, а потом к нам в дома, и снова начнутся отравления".

Есть и проблема с самим населением. Даже в период, когда мусор худо-бедно, но вывозили, многие могли себе позволить не донести мусор до площадки, организовать самопроизвольную свалку

Ибрагимова отмечает, что перебои с вывозом отходов регулярно происходили в Махачкале и раньше. Однако власти города, по ее словам, не обращались с жалобами в Минприроды. Активистка называет это "халатностью" и говорит, что сейчас Махачкала выглядит "убого – как в каком-то средневековье".

Главную проблему Ибрагимова видит в отсутствии взаимодействия между разными ветвями власти: "Наши чиновники существуют по принципу "моя хата с краю". Не хотят, ленятся головой подумать, поискать выход из положения. У них нет никакого патриотизма, не то что к родине – даже к своей республике. От этого вся проблема. Они не любят ни свой город, ни свою республику, ни страну".

"Людям не хватает осознанности"

"Выглядит ужасающе. На каждом шагу, где есть мусорные площадки, самих площадок уже не видно, не видно контейнеров, потому что все завалено. Это целые инсталляции, где собран абсолютно весь мусор. Выглядит так, как будто люди решили разом от всего избавиться. Город в ужасном состоянии", – так ситуацию в Махачкале описывает Амина Гасанова, учредитель дагестанского общественного движения "Гражданская сила".

По ее словам, помимо того, что прошлогодние обещания Минприроды о строительстве мусороперерабатывающих заводов так и не были реализованы, в 2020 году закрылись даже те экологические пункты приема бытовых отходов, куда люди могли сдавать, например, пластик. Путь осознанного разделения мусора завершился, едва успев начаться.

В то же время, отмечает Гасанова, невнимательно к обращению с отходами относятся не только власти, но и многие обычные жители Махачкалы.

Даже если сейчас мусор из Махачкалы вывезут, нет никаких гарантий, что эта ситуация не повторится вновь

"Людям не хватает осознанности. К сожалению, такая проблема тоже существует, и она повсеместная. Не только в городе, но и за его пределами. Есть, например, Агачаульский лес, куда без слез просто невозможно взглянуть, там все в пластиковых бутылках", – жалуется Гасанова.

По ее мнению, даже если сейчас мусор из Махачкалы вывезут, нет никаких гарантий, что эта ситуация не повторится вновь: "Проблема будет повторяться из раза в раз, пока не будет перенят опыт других республик Северного Кавказа или центральной России. Тут же не надо изобретать велосипед. Если эту проблему не решить, мусор просто поглотит город".

Саботаж природоохранного законодательства

Об угрозе мусорного коллапса Министерство природы России предупреждало северокавказские республики, в том числе Дагестан, еще в ноябре 2019 года. В список тогда также попали Северная Осетия и Кабардино-Балкария. Властям этих регионов было предписано принять срочные меры.

В сентябре 2020 года Счетная палата России опубликовала доклад о запасах мощности мусорных полигонов в субъектах федерации. Согласно документу, на тот момент у Дагестана оставался резерв в 28 месяцев – до конца 2022 года.

Главную причину низкого запаса мощности Счетная палата видит в том, что уровень переработки отходов в стране не превышает семи процентов. В Дагестане этот процент еще ниже. В частности, в Махачкале, по оценкам Гринпис России, уровень доступности раздельного сбора мусора в 2019 году составлял четыре процента. По этому показателю город занял 115-е место из 171.

Главная проблема с вывозом мусора в Дагестане заключается в некачественной территориальной схеме по обращению с твердыми отходами, считает эксперт проекта "Ноль отходов" Гринпис России Дмитрий Нестеров. Именно этот документ определяет требования к деятельности регионального оператора.

"В идеале в территориальной схеме – это такая "мусорная конституция" – должны быть четко прописаны статистические данные. В Махачкале мусор из части районов города надо вывозить несколько раз в день просто потому, что контейнеров не хватает и там постоянно образуются завалы мусора. Это из-за того, что в территориальной схеме указаны неправильные демографические показатели. Кроме того, либо не были четко прописаны схемы потоков, либо они не соблюдались, а это нарушение", – говорит Нестеров.

По его словам, такие фактические ляпы случаются из-за того, что зачастую территориальные схемы для регионов готовят организации, которые никогда даже не были в этом субъекте федерации. Но это не оправдание: эксперт Гринпис при этом подчеркивает, что всю ответственность за вывоз твердых отходов несет именно Министерство природных ресурсов в том или ином регионе.

"Именно оно объявляет конкурс на разработку территориальной схемы, – объясняет Нестеров. – В каких-то регионах у чиновников, видимо, большое чувство юмора, и они разрабатывают ее сами. Но это все-таки очень большой комплексный документ. Где-то – например, в Пермском крае – территориальную схему Минприроды заказало у местного Политеха (Пермский национальный исследовательский политехнический университет. – Прим. ред.), который работает с несколькими крупными европейскими университетами по теме обращения с отходами, поэтому там территориальная схема сделана хорошо. Таким же образом дела обстоят в Московской области, можно еще выделить Ростовскую область и Республику Татарстан. Я не оцениваю методы обращения с отходами в этих регионах, например, сжигание мусора, что не есть хорошо. Но сами схемы там сделаны более-менее качественно".

Правильно было бы сесть за стол переговоров и решить, что делать дальше. Иначе получается, что мусорный коллапс есть, а виноватых нет

Происходящее в Махачкале собеседник называет "саботажем природоохранного законодательства". Он отмечает, что скопление твердых бытовых отходов, неправильное обращение с ними может негативно отразиться на состоянии здоровья жителей Махачкалы.

"Когда опасные отходы – ртутьсодержащие лампы и градусники, канистры с маслом и бензином, электроприборы, батарейки – попадают в общий мусор, они представляют угрозу, т. к. это ведет к загрязнению почвы. В зависимости от местности опасные вещества также могут попасть в подземные источники водоснабжения. Кроме того, на закрытой городской свалке, куда регоператор свозил мусор, возникают пожары. Это тоже опасно, потому что горение мусора, в первую очередь пластика или опасных отходов, – это все-таки выбросы диоксинов, серы, опасных тяжелых металлов, вызывающих в том числе онкологические заболевания", – говорит Нестеров.

Решение проблемы эксперт проекта "Ноль отходов" Гринпис России видит как раз в изменении подхода к вывозу мусора в Дагестане: "Территориальная схема – это живой документ, его можно менять. Нужно актуализировать информацию по количеству жителей, по количеству контейнеров. Возможно, республиканское Министерство природы должно обратиться к Российскому экологическому оператору и федеральному Минприроды, потому что в рамках национального проекта "Экология" закупка контейнеров планировалась. Кроме того, необходимо в территориальной схеме прописать планы по внедрению раздельного сбора мусора и перерабатывающим мощностям".

Также Нестеров предлагает планомерно сокращать образование отходов: например, обратиться к правительству России с инициативой по сокращению оборота одноразового пластика.

"Правильно было бы сесть за стол переговоров и решить, что делать дальше. Иначе получается, что мусорный коллапс есть, а виноватых нет, и все тычут друг на друга пальцем", – заключает эксперт.

***

Министерство природных ресурсов и экологии Республики Дагестан после начала мусорного коллапса в Махачкале разместило на своем сайте единственное сообщение. В нем утверждается, что совместно с администрацией муниципалитетов был "разработан план действий для стабилизации ситуации в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами". В чем именно заключается этот план, в республиканском Минприроды не уточнили, отметив лишь, что "ситуация находится на особом контроле" врио Дагестана Сергея Меликова и председателя правительства Абдулпатаха Амирханова.

Редакции Кавказ.Реалии получить комментарий Минприроды не удалось. На рабочих местах в течение нескольких дней отсутствовали глава министерства Рахман Гамидов, его заместители Марина Алиханова, Заур Римиханов и Азамат Гусейнбеков, а также начальник управления государственного экологического надзора Гаджимурад Хакимов.

Из всех представителей министерства на звонок корреспондента Кавказ.Реалии ответил только Халид Исмаилов, начальник отдела государственной экологической экспертизы и нормирования воздействия на окружающую среду. Однако он заявил, что не уполномочен давать комментарии журналистам, и посоветовал направить официальный запрос. К моменту выхода публикации ответ на этот запрос так и не поступил.

В махачкалинском офисе управляющей компании "Лидер" на звонки сначала не отвечали, а затем телефон и вовсе был отключен. Представитель компании в Каспийске ситуацию с вывозом мусора комментировать отказался.

В мэрии Махачкалы также не ответили на многочисленные звонки редакции, как и в правительстве Дагестана. Но госсекретарь республики Хизри Абакаров отчитался у себя в инстаграме, что в январе вместе с главой правительства он побывал на мусороперерабатывающих предприятиях Подмосковья, где "изучал технологии для возможного дальнейшего применения" в Дагестане.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG