Ссылки для упрощенного доступа

"Обстановка спокойная". Что не так с методами Кадырова в борьбе с терроризмом


Рамзан Кадыров

Глава Чечни Рамзан Кадыров 15 декабря рассказал в своем телеграм-канале об убийстве во время спецоперации в Ачхой-Мартановском районе предполагаемого участника незаконного вооруженного формирования Казбека Байдулаева. Странность в том, что его уже объявляли убитым два месяца назад.

Сообщение Кадырова сопровождалось фотографией ориентировки на Байдулаева. Из нее следует, что он находился в розыске с 2012 года.

"Мы досконально владеем ситуацией в регионе, знаем, сколько лиц находится в розыске, имеем исчерпывающую базу данных об их пособниках. Обстановка в Чеченской Республике стабильная и спокойная", – заявил Кадыров.

По данным местного управления Следственного комитета, Байдулаев бросил гранату в полицейских при попытке задержания, возбуждено дело о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

Похищение и пытки

В октябре этого года Байдулаева уже объявляли убитым во время спецоперации в Серноводском районе Чечни. Вместе с Байдулаевым тогда, как утверждалось, убили и Рустама Борчашвили, о смерти которого местные силовики сообщали еще в 2013 году. Оба предполагаемых боевика, по версии спецслужб, воевали в составе запрещенной в России экстремистской организации "Исламское государство". По данным телеграм-канала "Внимание розыск", Байдулаев находился в Сирии с 2016 года, а в середине этого года вернулся в Россию.

Политика Кадырова основана на нулевой толерантности к религиозным диссидентам. Это выталкивает людей в нелегальное поле

По информации правозащитного центра "Мемориал", чеченские силовики преследовали Байдулаева еще до того, как в 2012 году он присоединился к НВФ. Его несколько раз похищали, пытали и судили. Первый раз, по данным правозащитников, Байдулаева задержали и под пытками заставили признаться в участии в вооруженной группировке в апреле 2008 года. По этому обвинению его посадили на шесть месяцев.

Через полгода после освобождения – в марте 2009 года – Байдулаева похитили. На этот раз его под пытками вынудили "указать" на схрон оружия, к которому он, как считают в "Мемориале", не имел отношения. В итоге Байдулаева приговорили еще к двум годам лишения свободы. Отбыв срок, он вернулся домой. Но узнав, что им снова интересуются силовики, скрылся.

В 2014 году после масштабной спецоперации в Грозном силовики сожгли дом родителей Байдулаева, как и дома родственников других предполагаемых боевиков.

Методы борьбы

Судьба Байдулаева доказывает, что чеченские методы борьбы с подпольем – пытки, похищения, сожжение домов – только расширяют базу террористов, считает Олег Орлов, глава программы "Горячие точки" центра "Мемориал".

По его словам, пример Ингушетии показывает, что ненасильственные методы борьбы с подпольем эффективнее решают проблему. Там в 2008–2009 годах от действий боевиков погибало большего всего сотрудников правоохранительных органов – по сравнению с другими республиками региона. Однако когда местные власти начали диалог с обществом, создали комиссии по адаптации боевиков и перестали преследовать салафитов, Ингушетия стала самой безопасной республикой Северного Кавказа, утверждает Орлов.

По мнению председателя совета "Мемориала" Александра Черкасова, бывший глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров вел сложную и кропотливую работу в борьбе с бандподпольем. Пока борьба сочеталась с возможностью "выйти из леса", сложить оружие и с возможностью легально существовать салафитским общинам – эта борьба, по словам правозащитника, показывала эффективность.

"В Чечне в те же годы, когда в Ингушетии было спокойно, возникали как будто из ниоткуда группы, не имеющие связи со старым подпольем, – группы, возможно, порожденные насилием в ходе борьбы с другими группами. Например, нападение в Шали в августе 2018 года. Там ведь кто-то из нападавших ранее подвергся насилию после задержания. Это, видимо, и подтолкнуло его на абсолютно безнадежное сопротивление. То есть непродуктивность метода исключительно грубой силы показывает себя давно. Другое дело, что для применения иных методов нужно обладать какими-то знаниями, терпением и мудростью. Тот же Евкуров, который сам чуть не погиб при взрыве в 2009 году, – не гражданский, не полицейский, а спецназовец. Казалось бы, от него можно было ожидать жестких действий, но нет – была последовательная политика. Правда, дальше он упустил политическую ситуацию", – заявил Черкасов.

Иногда спецслужбы реально думают, что они убили того, за кем охотились, а на самом деле это не так

В то же время политика Кадырова, по мнению собеседника, основана на нулевой толерантности к религиозным диссидентам и инакомыслию. Это выталкивает людей в нелегальное поле.

"Кадыров возник, когда искали альтернативу массивному неизбирательному насилию первых лет второй чеченской войны. Но никто не ожидал, что кроме силовых полномочий какая-то из созданных структур обретет и политические полномочия, что и произошло в Чечне. Сейчас мы видим ограниченность этого метода", – добавляет эксперт.

Ситуации, когда об убийстве одного и того же боевика объявляют несколько раз, время от времени повторяются, говорит директор "Центра анализа и предотвращения конфликтов" Екатерина Сокирянская. По ее словам, это может быть связанно с недостатком информации или логикой работы силовиков, которым нужно отчитаться.

"У них своя повестка. Иногда нужен отчет, нужно показать работу. Иногда нужно перехватить повестку, а иногда они реально думают, что они убили того, за кем охотились, а на самом деле это не так. Особенно часто это происходит с лидерами боевиков или с людьми, которые долгое время находится в розыске, с теми, кого целенаправленно пытаются "ликвидировать", если использовать жаргон силовиков", - рассказывает Сокирянская.

Собеседница напомнила, что лидера запрещенной в РФ организации "Имарат Кавказ" Доку Умарова убивали шесть-семь раз начиная с 2000 года. Но умер он только в конце 2013-го или в начале 2014 года. Почти четырнадцать лет с завидной регулярностью сообщали о его ликвидации.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG