Ссылки для упрощенного доступа

"Вы эти деньги у больного ребенка забрали". Мошенничество с материнским капиталом в Карачаево-Черкесии


Герб Карачаево-Черкесии

Дело о хищении материнского капитала у жительницы Карачаево-Черкесии Анжелины Каровой находится в суде уже более года – с 19 августа 2019-го. Слушания проходят с прошлого сентября, однако за первые полгода заседаний по существу не было. Они назначались и откладывались из-за неявки обвиняемой. В начале сентября она наконец дала показания, после чего процесс, по сути, встал. Кавказ.Реалии подробно рассказывает об этом деле.

Инцидент произошел в 2017 году. Жительница Черкесска Анжелина Мамбетова (Карова) решила приобрести у своей матери Галимат Охтовой комнату в общежитии на средства из материнского капитала. Маленький сын Мамбетовой страдает хроническими заболеваниями, и семье необходимо жилье в городе, поближе к лечебным учреждениям. Охтова, наоборот, хотела перебраться в аул Бесленей, чтобы жить вместе с престарелой матерью, нуждающейся в уходе.

Однако планы семьи рухнули. Вместо покупки жилья и лечения ребенка Мамбетова, которая сама страдает пороком сердца, уже четвертый год пытается добиться возвращения своего материнского капитала.

В 2019 году женщина подала иск в городской суд Черкесска. Она обвинила в мошенничестве Мариям Караеву и ее сообщниц и потребовала взыскать с них более миллиона рублей с учетом морального ущерба и издержек на адвоката.

"Вы эти деньги у больного ребенка забрали"

"Я вышла замуж совсем юной, в 14 лет. Меня украли замуж в ауле, когда я шла от подруги, с которой вместе учили уроки, это был восьмой класс. Жениху было 22 года, он недавно вернулся из армии. Девятый класс я заканчивала в вечерней школе, на этом мое образование завершилось. Две первые беременности были неудачные, сорвались. Потом родилась Риана, мне было шестнадцать. Через два года родился Ибрагим.

Он был восьмимесячный, недоношенный. Обнаружились проблемы с дыханием, за него дышал аппарат ИВЛ. Врачи диагностировали врожденную пневмонию и кровоизлияние в желудочек мозга. Он каждый день должен пить лекарства. Без противоаллергенного начинает задыхаться, приходится ехать в больницу, ставить капельницы, колоть полунаркотические препараты. А недавно мы получили еще один диагноз – астма", – рассказывает Мамбетова.

После родов, продолжает Анжелина, даже врачи не знали, выживет ли ее сын. Она думала, что приобретет у матери комнату – это возможность жить поближе к врачам и больницам, а та, в свою очередь, из полученных средств поможет оплатить лечение внука и ее собственное.

"Я узнала, что в Краснодарском крае есть клиника для детей с такими нарушениями. Хотела быстро провести сделку и поехать туда. Быстро не получилось. Мошенники, которые выманили у меня средства, очень хорошо умели убеждать и забалтывать. Кто-то посоветовал обратиться к агентке Елене Шереметовой. Та пришла к нам домой со своим ребенком. Это вызвало у меня доверие, расположило к ней.

Она попросила за проведение сделки сто тысяч рублей и рассказала, что в Ставропольском крае есть фирма, которая выдает эту сумму в кредит. А потом я получаю средства материнского капитала и гашу его. Я собрала и отдала документы Шереметовой. Та вскоре сказала, что в кредите отказано, и пропала", – вспоминает Мамбетова.

По ее словам, позже агентка вновь объявилась и предложила еще раз попытаться взять кредит: "Сотрудницей "другой фирмы" была Марьям Караева. На встрече меня усадили в машину, за рулём была Фатима Капушева, еще одна участница схемы. Сзади сидела Караева. Они сказали, что могут заняться моим сертификатом. Я сказала, что сейчас часто обманывают, но они рассказали, что у них тоже есть дети. Они увидели, что я мусульманка, стали давить на это, клялись Аллахом. Я им доверилась и согласилась".

Агентки заверили Мамбетову, что оформить документы надо в Невинномысске, там якобы больше шансов на одобрение сделки и выплату маткапитала.

"В Невинномысске Капушева сказала, что сейчас приедет человек, который занимается этими сертификатами. Причем она сделала акцент на том, что он видный мужчина, чуть ли не сватать меня решили. Он явился, мне оформили местную прописку. Потом Капушева передала ему деньги пятитысячными купюрами. Не помню точно, какую сумму. За какие услуги, я интересоваться не стала. Подумала, наверное, чтобы быстрее все оформили. У нас в республике бывают такие ситуации, когда за такое платят наличными. Когда вернулись в Черкесск, я дала риелторам документы на мамину комнату, чтобы оформить куплю-продажу", – рассказывает Анжелина.

Агенты убедили ее открыть лицевой счет в одном из банков в Черкесске. В отделении банка Караева торопила Мамбетову, и та подписала документы, не читая страницы соглашения.

"До этого мы обсуждали, что доверенность на посредников я оформлять не буду. Сама могу выезжать и подписывать документы. Но мне ее все же подсунули.

В середине мая 2016-го на мой номер пришло СМС из Пенсионного фонда. Мой запрос одобрен, операция выполнена. Мы позвонили посредникам, спросили, что это значит, пришли ли деньги? Те сказали нет, средства будут только через месяц и десять дней. Спустя этот срок мошенницы стали кормить завтраками. Вдруг Капушева дала совет: пойти в банк и проверить движение средств на счете. Как выяснилось впоследствии, таким образом она отводила от себя подозрения. Мол, она просто водитель и ничего не решает. Она сама меня отвезла, я написала заявление, и мне выдали справку, что с моего счета были выданы 405 тысяч рублей Марьям Караевой по доверенности номер такой-то.

Позвонили ей – она отпирается, говорит, что ничего не брала. Мне еще долго не верилось, что меня ограбили. Эту троицу я считала адекватными женщинами", – жалуется Анжелина.

Я им сказала, если вы так поступили, то вы не матери, вы просто инкубаторы

"Я спросила у мошенниц: вот у вас есть дети, почему они могут выходить на улицу, играть, гулять, а мой, так и не дождавшись лечения, сидит дома у окна и не может выйти? Чем он хуже ваших? Вы эти деньги у больного ребенка забрали, не у меня. Вы сами мамы, как вы на это смотрите? Они стали возражать. Друг на друга кивают. Я им сказала, если вы так поступили, то вы не матери, вы просто инкубаторы. Они, наверное, думали, что полиция дело закроет, а мы с мамой бросим попытки вернуть деньги. В качестве "стрелочницы" выставили Караеву. Она прикрывала всех, пряталась. Как я поняла позже, главный человек в схеме – Капушева", – заявляет пострадавшая.

Сама Фатима Капушева виновной себя не признает. По ее словам, она получила задание от начальства в риелторской фирме получить материнский капитал со счета и передать руководству. За это ей заплатили десять тысяч рублей.

"Марьям Караева 19 мая 2017 года на основании доверенности получила денежные средства материнского капитала в сумме 403 960 рублей, скрыла поступление денег и совершила в группе лиц по предварительному сговору их хищение. Совершенным преступлениям мне причинен моральный вред, который заключается в постоянных переживаниях, необходимости присутствовать на следственных действиях. У меня малолетние дети, которые нуждаются в заботе и уходе, а я вынуждена участвовать в расследовании по данному уголовному делу", – указала в своем иске Мамбетова.

Добиться комментариев по делу от Марьям Караевой не удалось. В ответ на звонок корреспондента Кавказ.Реалии женский голос в трубке сообщил, что ни о каком деле не знает. Больше на звонки телефон Караевой не отвечал.

"Правоохранительные органы просто не обратили внимания"

Галимат Охтова, мать Анжелины, полагает, что обманувшие их женщины имеют связи в силовых структурах. Вот уже несколько лет она ведет собственное расследование, добиваясь реакции от МВД, прокуратуры, Следственного комитета и уполномоченного по правам человека. Поговорив с несколькими женщинами, которые тоже пострадали от мошенников, Охтова пришла к выводу, что схема хищения маткапитала в ряде случаях одинаковая, а личности мошенников совпадают.

"Караева – многодетная мать. Под разными предлогами она долгое время не являлась в суд. Мне известно, что пострадавшие от ее действий женщины пишут заявления о мошенничестве с материнским капиталом, но полиция отказывает в расследовании. Они даже идут к ворам в законе за подмогой, но те могут избить, еще больше ограбить. У одной из пострадавших даже дети умерли, пока они скиталась без жилья и денег", – заявляет Охтова.

Следствие по заявлению Анжелины Мамбетовой началось в 2017 году, но ведущие его офицеры полиции несколько раз менялись.

"Чтобы уголовное дело открыли, мне пришлось поехать в Пятигорск с жалобой руководителю МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу. После аудиенции дело открыли задним числом", – вспоминает Охтова.

По всему выходит, что я сама отдала деньги...

Впрочем, это не помогло расследованию. По словам матери Анжелины, следователь, который вел дело, не предоставил оригинала подписанной ее дочерью доверенности. Вместо этого была лишь копия документа, по которому банк выдал средства материнского капитала.

Тогда Охтова подала иск на следователя "за уничтожение доказательств, за волокиту и затягивание дела". Но суд признал его невиновным.

Галимат утверждает, что следователь не организовал проверку подозреваемых на детекторе лжи, а также не сумел найти одну из предполагаемых мошенниц, хотя она на тот момент не скрывалась.

В прошлом году прокуратура Черкесска официально заявила, что следствие допустило ряд нарушений Уголовно-процессуального кодекса, которые мешают передаче дела в суд. Полиции пришлось принять дело на доследование.

Еще одна пострадавшая от действий агентки Елены Шереметовой на условиях анонимности рассказала Кавказ.Реалии свою историю.

"Дали мне телефон этой женщины-риелтора, сказали, что она поможет за счет материнского капитала купить жилье. Это была Елена Шереметова. Она оформила документы и сказала, что нашла мне дом в Зеленчуке. Потом она позвонила, сказала, что деньги пришли, что надо сходить снять их и отправить через фирму. Мы пошли в банк, сняли деньги. Шереметова сказала, что я должна отдать сумму ей. Я, не зная процедуры, отдала. Она сказала, что перешлет деньги на счет фирмы и, если фирма одобрит сделку, средства перечислят продавцам дома... С тех пор ничего не происходило. По телефону Шереметова отвечала, что сделка состоится завтра-послезавтра, это тянулось около полугода", – рассказывает пострадавшая.

По ее словам, вскоре продавцы дома, так и не дождавшись средств, подали на нее в суд. Оставшись без недвижимости и денег, женщина подала заявление в полицию, но дело не открывали из-за нехватки улик.

"По всему выходит, что я сама отдала деньги. Отсутствие состава преступления. Сама Шереметова при проверке сказала, что она просто взяла у меня деньги в долг. У меня есть ее расписка, но правоохранительные органы просто не обратили на это внимания", – жалуется потерпевшая.

Галимат Охтова также заявляет, что ее жалобы ни к чему не привели. Аппарат полномочного представителя президента России в СКФО в мае 2019 года выдал отписку: "Ваше обращение направлено на рассмотрение в прокуратуру КЧР". А Генпрокуратура России поучаствовала лишь пересылкой обращения Охтовой о несогласии с отказом в возбуждении уголовного дела в прокуратуру республики.

Популярный вид мошенничества

За время хождения по инстанциям, как рассказывает Охтова, к ней обратились еще несколько обманутых женщин. Они лишились материнского капитала, но не заявляли в полицию – побоялись преследования за обналичивание средств. Но известно, что мошенничество с маткапиталом в КЧР не редкость.

Адвокат Охтовой считает, что дело по ее иску должно быть направлено на доследование, чтобы официально установить других обвиняемых. Одна из них, по мнению юриста, известна правоохранительным органам.

Они думают, что посредник лучше решит их дела: и в банк сходит, и с кредитным кооперативом договорится, и все документы оформит

"Мы добиваемся, чтобы обвинение было предъявлено всем причастным. Так у нас больше шансов вернуть средства, отнятые мошенническим путем. Изначально дело было возбуждено в отношении Елены Шереметовой. Но затем из статуса подозреваемой она перешла в статус свидетеля. Хотя подсудимая Мариам Караева на стадии следствия непосредственно указывала на нее. Это основание привлечь Шереметову как установленное лицо", – говорит юрист.

Она отмечает, что зачастую в таких делах мошенники пользуются именно доверенностью от матери, чтобы получить деньги.

"Они думают, что посредник лучше решит их дела: и в банк сходит, и с кредитным кооперативом договорится, и все документы оформит. Преступники втираются в доверие. Судьба денег потом может быть непредсказуемой. Наличие в деле доверенности даже усложняет рассмотрение в уголовном порядке. Ты человеку дал право снять твои деньги", – рассказывает адвокат.

Вероятно, в том числе поэтому дело по иску Анжелины Мамбетовой движется с большим трудом. В августе состоялось очередное заседание суда. Обвиняемая Марьям Караева рассказала, что получила деньги маткапитала по доверенности, действуя по поручению подельниц.

"Я не одна была, нас трое было. Мне позвонила Шереметова и сказала, что есть материнский капитал, что надо помочь его оформить. Я сняла средства, отдала половину Шереметовой, а половину – Капушевой", – заявила на последнем заседании суда Караева.

Слушания по иску Анжелины Мамбетовой продолжаются.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG