Ссылки для упрощенного доступа

Врачи уходят от ответственности? Уроженцы Чечни пытаются выяснить, что случилось с их ребенком


Милана Сайдуллаева

Семья Сайдуллаевых пытается выяснить, что произошло с их дочерью во время простейшей медицинской операции в Москве. В клинику она попала здоровой и веселой девочкой. С тех пор она уже почти месяц не приходит в себя: согласно выводам ее новых врачей, во время операции мозг ребенка почти полчаса не получал кислород и в результате был серьезно поврежден.

Родители маленькой Миланы – ей сейчас только год и три месяца – уроженцы Чеченской республики, живут в Тюменской области. Когда они согласились на простую операцию для девочки в московском центре эндокринологии, они были уверены, что все пройдет без проблем: их не предупредили ни о каких возможных рисках. Операция должна была длиться минут пятнадцать – это скорее косметическая процедура, чем хирургическое вмешательство в полном смысле этого слова.

Операция проходила под общим наркозом, и все шло отлично до того момента, когда девочку начали из него выводить. В больничной выписке об этом факте говорится обыденными сухими медицинскими терминами.

"После окончания операции, в период пробуждения на момент экстубации у пациентки возник ларингоспазм с последующей брадикардией, - сказано в документе. - Далее отмечалось снижение сатурации. Проводились реанимационные мероприятия, на 40-й минуте достигнута относительная стабилизация гемодинамических показателей".

Что же именно произошло на операционном столе, родители Миланы до сих пор пытаются выяснить. От этого зависит ее дальнейшая жизнь и здоровье: девочку перевели в другую больницу, однако ее новым лечащим врачам нужна наиболее полная информация для назначения правильного лечения.

Операция прошла еще 26 августа, и с тех пор, по словам родителей, они безрезультатно пытаются получить все медицинские документы, связанные с их дочерью, и видеозапись операции.

"Мы сегодня в очередной раз ездили в клинику, - рассказала Кавказ.Реалиям мама Миланы Дарья Сайдуллаева. - Нам сказали, что карту нам сегодня опять не могут предоставить, однако предположили, что смогут сделать это в течение этой недели. Причины, по которым нам ее не выдают, нам не объясняют. Говорят, что на рассмотрении у главврача".

Адвокат семьи Сайдуллаевых Надежда Ермолаева объяснила Кавказ.Реалиям, что в принципе действия клиники законны.

"По закону у них есть месяц, чтобы выдать все требуемые документы. И они этим пользуются, - объясняет Ермолаева. – Но они нужны сейчас, чтобы скорректировать лечение. Кроме того, получив документы, мы сможем обратиться к эксперту. Все указывает на то, что врачи пытаются уйти от ответственности: ведь ребенок был здоров, и никаких противопоказаний к операции у него не было".

Ермолаева рассказывает, что анестезиолог рассказывала Сайдуллаевым о том, что девочку не проверяли на возможную аллергию к анестетикам. По ее словам, это не сделали потому, что исследование заняло бы два часа.

"Но какие родители отказались бы подождать лишних два часа, выполнить все формальности, если речь идет о здоровье их ребенка?", - задает риторический вопрос Ермолаева.

В пресс-службе центра эндокринологии Кавказ.Реалиям ответили, что не в курсе произошедшего и поставили под сомнение тот факт, что родителям не выдают все необходимые медицинские документы. Сейчас редакция Кавказ. Реалий ждет ответа на официальный запрос, объясняющий позицию учреждения.

Тем не менее, согласно имеющимся медицинским документам и выводам новых лечащих врачей девочки, причина, по которой Милана не может прийти в себя, - это гипоксия мозга. Почти полчаса ее мозг не получал кислород, в результате чего был серьезно поврежден. А вот из-за чего развилась эта гипоксия, Сайдуллаевы и пытаются выяснить.

"Существуют три версии, - объясняет Дарья. - Сначала нам говорили, что у ребенка больное сердце, однако никаких патологий у нее не было выявлено ни раньше, ни перед операцией. Потом стали говорить, что у нее произошла аллергическая реакция на один из компонентов наркоза. Но нас никто не предупреждал, что вообще возможна аллергическая реакция. А еще говорили, что у нее с рождения патология головного мозга".

Дарья отмечает, что когда после операции к ним вышел хирург, первое, что он сказал: "Я ни в чем не виноват. Все вопросы к анестезиологу". Дарья говорит, что хирург сказал ей, что все его действия зафиксированы на видео. Доступа к этой видеозаписи у нее тоже нет.

"После операции нам сказали, что в центре нет невролога, - рассказывает Дарья. - Мы его ждали три дня! Нам открыто говорили, что это не их профиль, но переводить дочь в другую больницу нельзя, потому что главврач в отпуске. Но у ребенка развился отек мозга, ее надо было как можно быстрее передать под наблюдение нейрохирургам!"

Милана пробыла три недели в медикаментозном сне, а теперь просто не может прийти в себя. Ее лечащие врачи пока не дают прогнозов, но надежда на то, что все удастся исправить, есть.

"Мы нашли клинику в Германии, которая занимается реабилитацией пациентов с повреждениями головного мозга, - говорит Дарья. – Мы согласны пройти там лечение за свой счет. Ребенок к транспортировке готов. Единственное условие – ему нужно сопровождение реаниматологов. В Германии готовы принять Милану прямо сейчас. У наших же врачей другая методика лечения: они предлагают наблюдать за состоянием Миланы полгода".

Родители Миланы не теряют надежды: чуду еще не поздно случиться. Кроме того, пока что они надеются, что конфликт с центром эндокринологии удастся разрешить без вмешательства правоохранительных органов. В данный момент все, в чем они нуждаются, - это только документы девочки, которые позволят восстановить картину полностью.

Смотреть комментарии (20)

XS
SM
MD
LG