Ссылки для упрощенного доступа

"Коррупция - их обязанность". Как чиновники Ингушетии избегают реальных сроков


Иллюстративное фото

За последний год в Ингушетии возбуждены десятки уголовных дел в отношении чиновников, занимавших руководящие посты в республике. Как правило, они проходят по статьям о служебном подлоге, превышении полномочий и нецелевом расходовании бюджетных денег. У всех этих дел есть общая черта: подавляющее большинство их фигурантов отделывалось условными сроками и штрафами.

Как правило, дела возбуждались в отношении чиновников, которые последние 10 лет занимали руководящие должности. Эти люди работали во время предыдущего главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, но вспомнили о них после его отставки, когда на место руководителя региона в 2019 году пришел Махмуд-Али Калиматов.

Среди осужденных немало первых лиц региона: например, бывший глава администрации Евкурова и экс-мэр Карабулака Муслим Яндиев. Его признали виновным в отчуждении муниципальных земель стоимостью 2,9 млн рублей. Наказание предусматривало до семи лет лишения свободы, но Яндиев отделался условным сроком.

Еще одним чиновником из региональной верхушки, к которому проявили внимание правоохранители, стал бывший премьер Ингушетии Руслан Гагиев. В июне этого года против него возбудили уголовное дело во обвинению в превышении должностных полномочий. По версии следствия, в результате его действий республиканский бюджет получил ущерб в размере 37,5 млн рублей.

Громким стало и дело в отношении экс-министра финансов Руслана Цечоева. В декабре 2019 года Магасский районный суд приговорил его к пяти годам колонии за растрату. Защита Цечоева подала апелляцию в Верховный суд Ингушетии, поэтому чиновник находился не колонии, а СИЗО, откуда и был отпущен в июле этого года под домашний арест, несмотря на ранее вынесенный приговор.

Следователи СК России, которые вели дело Цечоева, пришли к заключению, что с 2014 по 2017 год чиновник нецелевым способом израсходовал два миллиарда федеральных денег, которые должны были пойти на выплату субсидий льготникам.

Примечательно, что Цечоев продолжал занимать должность министра финансов до 2017 года, а затем до июля 2018-го возглавлял республиканское управление Федерального казначейства.

Еще одним чиновником, который так и не оказался в тюрьме, стал секретарь Совета безопасности Ингушетии Ахмед Дзейтов. За мошенничество и хищение он был приговорен в марте 2016 года к четырем годам условно с годом испытательного срока.

По версии следствия, в мае 2013 года Дзейтов, являясь начальником ОМВД России по Сунженскому району, представил пакет подложных документов, по которым ему выдали жилищный сертификат на 6 млн 435 тыс. рублей.

Дзейтов нанес ущерб государству, его долг до сих пор висит на сайте судебных приставов и не погашен, комментирует адвокат Магомед Беков. Он неоднократно обращался в прокуратуру и Следственный комитет России с просьбой провести проверку в отношении Дзейтова.

Борьба с коррупцией в рамках российской политической системы невозможна
Денис Соколов, политолог

Отсутствие наказания объясняется коррупцией на всех уровнях власти, поэтому до сих пор в Ингушетии не было ни одного серьезного приговора по подобным делам, полагает Беков: "Люди совершившие преступления, не связанные с коррупцией, получают реальные сроки, чего нельзя сказать о делах в отношении чиновников".

В этих случаях реальный срок возможен лишь если чиновник относится к условной "вражеской команде", считает эксперт Free Russia Foundation Денис Денис Соколов.

"Если посадка простых людей, например, активистов протеста - это наказание непокорных и исключение возможности формирования контрэлиты, то для чиновников это замена публичной политики. Мало руководителей, особенно в высших эшелонах, которых не за что сажать", - уверен собеседник.

Борьба с коррупцией в рамках российской политической системы невозможна, так как любое назначение происходит при поддержке определенной политической группы, которая борется за финансовые потоки и должности, добавляет Соколов.

"Коррупция - это получение административной, политической и криминальной ренты, которая является, с одной стороны, целью, а с другой - средством всех этих назначений. И чиновник приходит, в том числе и для того, чтобы получать эту ренту. Это его функциональная обязанность не по закону, но в рамках выстроенной ими системы", - говорит Соколов.

Посадки и уголовные дела - это не война с коррупцией, а политика, убежден эксперт: "В России победы и поражения в этой борьбе связаны с тем, насколько у чиновника хороший тыл в Москве. Это некая единая каста, основным мотором которой являются деньги, поэтому цель не сажать их, а обезжирить".

По мнению Соколова, эта тенденция усилится в будущем, а первыми пострадают как раз региональные элиты: "Их начнут сажать по настоящему, как пехоту противника. Часть из них вынужденным образом перейдет на сторону населения. Не обязательно это сразу приведет к каким-нибудь политическим изменениям, но это сильно поменяет расклад".

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG