Ссылки для упрощенного доступа

Дагестанский шелтер и жалобы на прессу


Центр защиты материнства "Теплый дом на горе" в Дагестане, архивное фото

Российская общественная коллегия по жалобам на прессу опубликовала решение по кейсу махачкалинского кризисного центра для женщин "Теплый дом на горе". Дирекция центра обвинила в клевете журналистов, опубликовавших информацию о принуждении ищущих помощи женщин к бесплатному труду.

Руководитель шелтера Евгения Величкина заявляла о заказной информационной атаке, оскорблениях и клевете со стороны главного редактора портала "Даптар" Светланы Анохиной. Согласно заявлению, Анохина подрывает репутацию центра и хочет его закрыть, чтобы открыть свой. Речь идет о серии серии публикаций о конфликте руководства шелтера с подопечными и особенностях освоения грантовых средств "Теплым домом".

По данным Анохиной и соавторов расследования, в январе 2020 года вскрылись факты принуждения живущих в шелтере женщин к бесплатному труду и съемкам для телевидения. После отказа женщин от участия в очередном тв-сюжете Величкина и ее заместитель Фариды Бахшиева выселили их вместе с детьми из приюта, писала журналист.

Коллегия усмотрела в текстах небеспристрастность авторов, которые смешали журналистику с гражданским активизмом, но пришла к выводу что критические материалы не носят заказной характер и клеветы в них нет.

"Деятельность социально ориентированных НКО должна быть максимально открытой, в том числе для СМИ, – сказано в решении. – Представление о том, что деятельность кризисных центров должна быть вне общественного контроля, в том числе со стороны СМИ, неприемлемо".

Директор "Теплого дома на горе" сообщила, что с решением комиссии согласна.

"Наш центр развивается, многие люди и некоторые российские организации благодаря публикациям обратили внимание на проблемы насилия и абортов на Кавказе, а также стали нашими партнерами, – сообщила она 'Кавказ.Реалии'. – Решение отражает нашу позицию: авторы защищают не жертв, а свои представления о том, как их надо защищать".

Кризисный центр продолжает работу, там живут новые подопечные. Однако теперь им запрещено общаться с журналистами без согласования с руководством. Величкина объяснила запрет так:

"Общественный контроль должен производиться законными и этичными методами. А после неэтичных действий и способов такого контроля от журналистов мы вынуждены выстраивать свою защиту деловой репутации. Мы готовы к общественному контролю, но только если будем видеть адекватную беспристрастность с другой стороны".

Дагестанская журналистка Светлана Анохина вместе с коллегами планирует продолжать цикл расследований о работе шелтера.

"Вывод коллегии о том, что мы защищали не людей, а свои представления об их защите, не подкреплен выдержками из статей и не соответствует действительности, – считает она. – Точкой отсчета для нас были не наши представления, а закон и положения самого 'Теплого дома'. На их сайте и в грантах прописаны устройство детей в школу и садик, услуги психолога, юриста, няни, помощь в трудоустройстве. На деле не было ничего, часто даже еды".

По словам Анохиной, задачей журналистов было обратить внимание читателей на примеры токсичной благотворительности и пренебрежение правами женщин, ищущих убежища. По ее сведениям, опрошенные клиентки центра утверждают, что их унижали, эксплуатировали и размещали в сети фото их малолетних детей без их согласия.

По этим фактам направлены заявления в прокуратуру.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG