Ссылки для упрощенного доступа

"За этим кадром я охотился две недели"


Село-призрак Гамсутль в Дагестане

На этой неделе проходит онлайн аукцион: фотографы со всей России выставили на продажу принты со своими лучшими работами. Торги заканчиваются 10 мая. Все деньги от продаж пойдут российским врачам. Среди 138 работ есть и снимки самых разных уголков Кавказа: от черноморских берегов абхазской Пицунды до высокогорья Дагестана. "Кавказ.Реалии" попросил авторов рассказать историю создания этих кадров.​

Мария Плотникова. "Красная корова"

На Кавказ я приехала совершенно не за коровой. Там у меня был коммерческий проект: снимала одаренных детей, которые учились в астрофизической школе. А по ночам ездила на территорию обсерватории РАН и училась снимать звездное небо. Просто брала штатив, пенку, спальник и оставалась на всю ночь.

И вот в очередную такую ночь я решила снять не сами звезды, а их отражение в небольшой луже. Поставила штатив, взяла выдержку долгую, лежу жду, когда там это все закончится. Естественно, заснула. Проснулась от какого-то чавканья над ухом. Ночь была кромешная, безлунная и абсолютно черная. Я открыла глаза и вижу: рядом со мной идет целое стадо коров. Штук 20, наверное, и в этой темноте они просто как привидения.

И тут одна корова остановилась и решила попить из лужи. Дальше все произошло очень быстро: я включила красный цвет на фонарике, направила в сторону коровы. Я смогла сделать ровно один кадр, пока она не возмутилась вторжением и не ушла. Но и этого оказалось достаточно.

Светлана Булатова. "Раяна"

Эту фотографию я сделала в январе прошлого года. На ней девочка Раяна. На тот момент ей было семь лет. Здесь она на пороге своего дома в высокогорном чеченском селе Энгеной. Село находится на границе республики, а за хребтом уже начинается Дагестан.

Я познакомилась с семьей Раяны два года назад, когда делала фотоисторию про ее дедушку. Он работает егерем. И девочка тоже была на этих фотографиях. Я продолжила снимать ее, мы очень подружились. С тех пор я периодически бываю на Кавказе и заезжаю к ним, документирую ее взросление: 3 месяца проходит и это уже немного другой ребенок.

Меня, как фотографа из большого города, завораживает окружение, в котором растет Раяна: вокруг высокие горы, леса, чистый воздух. А как-то раз ее дедушке отдали на выхаживание детеныша благородного оленя и Раяна тоже присматривала за ним. Это же как какая-то сказка.

Для меня это история о счастливом детстве. И про то, что запаса любви, полученного в это возрасте, может хватить человеку потом на долгие годы. Может быть, на всю жизнь.

Виктор Лягушкин. "Зачем лебедю длинная шея?"

Снимок сделан на Голубом Озере в Кабардино-Балкарии, которое считается одним из глубочайших карстовых озер в мире. В 2011 году туда приехало множество дайверов со всего мира и один подводный фотограф - я.

За этим кадром я охотился две недели. Дело в том, что лебеди очень легко подпускают людей на поверхности. А вот под водой - очень боятся. Я каждый день плавал за ними под водой, чтобы они привыкли ко мне и начали есть в моем присутствии. И вот только на вторую неделю они успокоились и вытянули свои длинные шеи в поисках водорослей. А может, просто окончательно проголодались.

Позже этот кадр стал принтом для платья, который дизайнер Надежда Парфенова шила для Майи Плисецкой. Сейчас это платье экспонируется в Эрмитаже.

Федор Телков. "Облако"

В 2016 году я был в Северной Осетии, проводил студентам мастер-класс по фотографии. По дороге в высокогорный поселок Цей, мне попалась такая картинка. Даже не знаю, что меня в этом зацепило, но именно этот снимок стал началом моего большого проекта "Кровь нартов" и вылился в несколько лет работы на Кавказе.

Нарты - это такие мифологические кавказские богатыри. Сказания о них до сих пор оказывают влияние на мировоззрение, поведение и жизнь местных. Героизм, желание совершить подвиг, мужская сила - все это очень важно на Кавказе. Ну и конечно, неизменные декорации для подвигов - это традиционные горные пейзажи.

Ильяс Хаджи. Метеостанция "Сулак"

Это метеостанция Сулак в Дагестане, одна из самых высокогорных и труднодоступных в стране. Находится она у подножия ледника, на высоте почти 3000 метров. Сейчас на ней постоянно работают шесть метеорологов. Дорога на работу у них занимает почти целый день: ближайшее село находится в 15 километрах, и этот путь приходится преодолевать пешком по горной тропинке. Работают они вахтовым методом: каждую неделю заступает новая пара.

Нет на станции ни электричества, ни газа. Все приборы для замера температуры, осадков, давления - механические. Жилые комнаты отапливаются дровами, которые метеорологи добывают сами, по пути на работу.

Друзья организовали альпинистский поход на этот ледник. С него и сделан этот кадр. А теперь в этом появилось и злободневное звучание. Сейчас все мы в изоляции, а это, наверное, самое изолированное место, что я видел.

Грегуар Шено. "Низкий сезон"

В России я живу уже пять лет, а это фото сделал ровно год назад. Примерно тогда я впервые услышал про Пицунду – в песне русской группы "Помпея". И мы с другом поехали туда на майские праздники.

Удивительно, но там было очень пусто. Говорят, летом там всегда много русских туристов, но в мае, хотя уже довольно тепло, не было вообще никого. Магазины с сувенирами не работали, кафе тоже. В этот день мы просто гуляли по пляжу и пытались попасть в закрытые советские гостиницы, чтобы их поснимать. Вдоль берега их довольно много, поэтому в Пицунде особенно чувствуется советский дух.

На пляже тоже была тишина: никакой вареной кукурузы, чурчхелы, туристов. В общем, выглядела Пицунда примерно, как почти весь мир сейчас: как город-призрак. Были только местные бабули и дедули, которые вышли позагорать. Одного из них я и снял на старый фотоаппарат.

Зато местные были очень словоохотливые, звали в гости и рассказывали, как надеются на предстоящий туристический сезон. Даже не знаю, что там будет в этом году, если русские до них так и не доедут.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG