Ссылки для упрощенного доступа

"Мы войну пережили, а тут, подумаешь, дома отсидеться"


Грозный, март 2020 года, иллюстративное фото

Корреспондент "Кавказ.Реалии" спросил у жителей Чечни, как они переживают режим самоизоляции и угрозы со стороны властей на фоне пандемии.

В Чечне приняты, пожалуй, самые строгие меры по борьбе с распространением коронавируса среди регионов Северного Кавказа. В частности, глава ЧР Рамзан Кадыров заявлял о закрытии границ республики. Однако после того, как глава правительства РФ Михаил Мишустин раскритиковал его и руководителей регионов, Кадыров заявил, что Мишустину дают "неправильную информацию" и никто никогда не говорил о закрытии границ и не закрывал их для проезда транзитного транспорта.

Тем не менее в Чечне официально введен комендантский час, а нарушителей карантина власти решили привлекать к сельскохозяйственным работам. Более того, Кадыров выступил с оправдательной речью в адрес силовиков, избивших местного жителя за нарушение режима самоизоляции.

Илана, предприниматель, Грозный:

– Я живу в центре Грозного. Магазин продуктов с другой стороны моего дома. Во вторник шла за едой, на углу меня полиция окликнула, спросили цель вылазки, были вежливы. В магазине люди в масках. Берегутся. В основном дома сижу, занимаюсь уборкой. Сестра работает в полиции, она ходит на работу. Думаю, такие строгие меры оправданы, зараженных у нас мало. Но выдерживать изоляцию тяжело. В гости не хожу, угроза вируса – это серьезно.

Денег пока хватает, но я привыкла экономить. Я вдова, получаю пособие по потере кормильца, и у меня есть небольшой бизнес в соседнем регионе. Он связан с продуктами питания и пока работает.

Милана, продавец, село Пионерское, Шатойский район:

– Дома делать нечего. Я жила в Грозном до карантина, но меня сократили на работе, за жилье платить стало нечем, живу временно у подруги в селе. Боюсь, что это теперь надолго. С утра пьем чай, смотрим телевизор, потом все ролики в инстаграме, читаем, сколько людей умерли и заболели. Магазин – только ближайший к дому, иначе могут быть проблемы. Полиция с длинными палками дежурит. Правда, не видела, чтоб применяли [их]. Проблема в том, что денег нет. Месяц еще люди протянут, а потом, если самоизоляцию продлят, то самые отчаянные "на дело" пойдут, преступность вырастет. У иных дома и поесть нечего, а цены подскочили.

Грозный закрыт, полиция проводит ночные рейды
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:49 0:00

Мадина, пенсионерка, Урус-Мартан:

– Хорошо, что Путин приказал выдавать зарплату учителям. Моей снохе десять тысяч в месяц платят, пенсия моя восемь тысяч, а сын без работы остался. Так и держимся. Дети скучают. Мы им надоели, а они нам! Игрушками они не играют, телефоны им надоели, компьютера у нас нет. Орут, хотят на улицу бегать, но мы калитку запираем, гуляют во дворе, пока мы в огороде работаем. Так карантин и проходит. Власти всем сказали засеивать огороды, кукурузу и фасоль сажать. Не дай бог, голод придет!

Максуд, экономист, сотрудник международной компании, Грозный:

– Работаем удаленно, сидим взаперти, но иногда вызывают в офис. А с четверга у нас переполох: в Новых Атагах прошли похороны местного старейшины, были сотни людей, а потом выяснилось, что в его доме было четверо зараженных коронавирусом. Говорят, и старик от него умер. Сейчас власти усиливают режим и пытаются выловить всех, кто был на тезете (похоронный обряд - прим. ред). Получается, мы страдаем в карантине, но все напрасно. Ситуация вышла из-под контроля. У меня стабильное финансовое положение, помимо основной работы есть бизнес, кафе быстрого питания рядом с больницей, оно работает, медики у нас заказывают. Я руковожу делом онлайн. В моем подъезде три семьи на карантине, стараюсь не выходить и племянника к себе не пускаю. Он все порывается в гости прийти, обижается, что отказываю.

Анжела, визажист, Грозный:

– Салон пришлось закрыть еще три недели назад. Сидим дома, дети-школьники с утра учатся дистанционно, через компьютеры и телефоны, потом играют во дворе. Я взялась за уборку, вычищаю комнаты, кухню, кладовые. Моя сестра швея, мы принимаем заказы, шьем хлопковые двухслойные маски для аптек. Это дает небольшой доход, хватает на продукты. Держимся, мы же войну пережили с иглами, нитками и утюгами в руках, под обстрелами, а тут, подумаешь, дома отсидеться. Это не страшно. Правда, нарушителей карантина наказывают. У соседа полицейские машину забрали – поехал дальше, чем можно. Не грубили, обращались деликатно, сказали, позвонят, когда можно забрать.

Беслан, водитель автобуса Грозный-Краснодар:

– С 25 марта сидим дома, без работы, автобусы не выпускают. Сказали, это только до пятого числа. Но уже десятое, а пока никто не звонит. Скорее всего, до конца месяца просидим. Дома очень скучно, я же привык всегда в рейсе, а в квартире целыми днями трудно. Детей тоже держу в квартире. Мусор выкинуть, или хлеб купить сам выхожу, чтобы их обезопасить. Думаю, правильно делает наше государство, без таких мер население может заболеть, как в Китае. Зарплату за март я не получил, но нам пока хватает. Думаю, до конца карантина продержимся.

Алина, секретарь, Грозный:

– Рынок Беркат частично открыли, у меня забрезжила надежда, что нормальная жизнь вернется! Ходила за продуктами, купила на шесть тысяч, цены поднялись. А потом быстро бегом домой, чтобы до комендантского часа успеть. Три недели дома сидим, но не бездельничаем, дома прибираемся с дочкой, мелкий ремонт делаем. Сына с военной базы не выпускают, скучаю по нему. По деньгам пока выкручиваемся, приходится поверить, что этот карантин для нашего блага.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG